01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Гуманитарные науки
17 октября 2016
Интервью с главой РФФИ: «Междисциплинарность не должна становиться фетишем»

Глава РФФИ рассказал Indicator.Ru, как изменилась работа объединенного фонда

РФФИ

В марте 2016 года Министерство образования и науки объявило об объединении Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ). Председатель совета РФФИ Владислав Панченко рассказал корреспонденту Indicator.Ru, как изменилась работа фонда, на сколько сократился бюджет РФФИ и какие исследования планируется провести в рамках соглашения с Роскосмосом.

— К РФФИ в марте текущего года был присоединен РГНФ. Заместитель министра образования и науки Людмила Огородова заявила тогда, что переходный период составит 6 месяцев. Сейчас они закончились, что изменилось в деятельности фонда?

— Работы сильно прибавилось. За это время, для того чтобы выполнить распоряжение Правительства РФ, необходимо было написать новый устав, который учитывал бы все нюансы, согласовать его с Министерством образования и науки, утвердить в Правительстве, что и было сделано. Затем нужно было сформировать новый Совет фонда с учетом пожеланий со стороны Министерства, Администрации Президента. По общему мнению, в состав Совета должны были войти представители министерств, фондов, крупных научных центров.

К настоящему времени Совет РФФИ сформирован, в него вошел 41 человек. Новый состав Совета утвержден распоряжением Правительства РФ (от 9 сентября 2016 года № 1894-р — Indicator.Ru). Пройдены все необходимые и довольно непростые бюрократические процедуры объединения двух коллективов.

На сегодняшний день можно сказать, что у нас есть единый фонд — РФФИ, который поддерживает как естественнонаучные, так и гуманитарные исследования. Сейчас мы вместе с нашими коллегами-гуманитариями готовим заседание первого общего Совета, которое состоится 28 октября. На нем мы будем избирать бюро Совета, назначим заместителя председателя и ответственного секретаря фонда. На этом же заседании я должен буду дать первое поручение — в первую очередь подумать над едиными правилами проведения конкурсов.

В этом году только по конкурсу проектов поддержки малых научных групп мы получили более 11 200 заявок. А есть еще и другие конкурсы: молодежные, международные, региональные. В год мы получаем свыше 20 тысяч заявок, и у РГНФ было порядка шести тысяч заявок по всем видам конкурса.

Поскольку наши правила рассмотрения заявок различались, мы предложили следующую схему: часть работы будут выполнять старые экспертные советы. Их возглавляют, как правило, очень известные, выдающиеся ученые: академики Евгений Моисеев, Александр Сигов, Рэм Петров, Игорь Федоров, Виктор Геловани и другие.

— Бюджет РФФИ на 2016 год составил 10,99 млрд рублей, бюджет РГНФ — 1,8 млрд рублей. В 2017 году бюджеты планируется увеличить до 18 млрд для РФФИ и 2,3 млрд для РГНФ. Могли бы вы рассказать, как распределяются средства?

— Вся беда в том, что эти цифры были озвучены, в том числе, заместителем министра Людмилой Огородовой, но, к сожалению, они не подтверждены в бюджетных ориентировках, которыми мы располагаем на сегодняшний день. И в этом наша главная головная боль. Сегодня написаны только цифры в размере 10,96 млрд на все. И на нас, и на РГНФ. Получается, что мы присоединили к себе РГНФ, взяли всех на кошт в рамках нашего бюджета в текущем 2016 году. Нас поддерживает новый министр Ольга Васильева, Администрация Президента РФ, нам обещают эти средства в Белом доме, но мы этих денег пока не видим — в бюджетных ориентировках, в тех планах, которые готовит Минфин, их нет.

— Но ведь речь шла о 18 млрд только на конкурсы, которые ранее проводил РФФИ?

— Да, но этих цифр, кроме уже упомянутых заверений, я нигде не вижу пока. Вопрос сложный, но мы боремся и не теряем надежду.

— Как в этой ситуации планируете распределять средства?

— В распоряжении сказано, что основное внимание должно уделяться междисциплинарным исследованиям. Это и стало основной целью объединения фондов.

В РФФИ уже несколько лет существует экспертный совет и соответствующий отдел, который называется «Естественнонаучные методы исследований в гуманитарных науках». Например, появилась новая дисциплина — палеогенетика. Палеонтологи работают вместе с генетиками и физиками, которые радиоизотопными методами измеряют время жизни конкретного образца. Можно делать генетические анализы и устанавливать тот или иной вид — так, в частности, был идентифицирован денисовский человек — новая ветвь эволюции современного человека. И фонд поддерживает эти междисциплинарные исследования.

Сейчас все больше и больше укрепляется концепция, что прорывные технологии должны быть природоподобными. Президент России Владимир Путин сказал об этом в своем выступлении на Генеральной ассамблее ООН в сентябре 2015 года.

Возвращаясь к вопросу о финансировании, мы хотим выстроить его таким образом: процентов 20 наших общих средств мы будем тратить на междисциплинарные исследования. Это глубоко междисциплинарные конвергентные исследования. При этом междисциплинарность не должна становиться фетишем. Мы должны найти то, что является актуальным для нашего общества, для нашей экономики, то, что может привести к инновационному развитию. Это должно лежать в основе формирования перспективных фундаментальных исследований.

— 20% бюджета у вас будет тратиться на междисциплинарные исследования, а куда пойдут остальные 80%?

— Вторым приоритетом у нас является молодежное направление, у нас есть специальные программы поддержки молодежи. Например, «Мой первый грант» — очень популярный конкурс. В этом году в РФФИ получено около семи тысяч заявок на «Мой первый грант». В этом конкурсе участвуют молодые люди, как правило, студенты и аспиранты.

Мы работаем над организацией конкурсов, где аспиранты, студенты и даже школьники могли бы вместе участвовать в реализации проектов. Очень много детей, которые хотят что-то сделать, но они это делают неуклюже, неумело и зачастую учатся не тому. Важно, чтобы из них ученые вырастали, нужно, чтобы они помогали решать серьезные задачи по математике, физике, химии. С одной стороны, мы хотим увлечь молодежь самим фактом междисциплинарности, но это может привести к поверхностному знанию многих конкретных дисциплин. Необходимо вырабатывать междисциплинарное мышление, но это может стать вызовом всей современной системе образования. Мы должны формировать междисциплинарное, конвергентное мышление на базе глубокого знания каждой конкретной дисциплины. Существование отдельных направлений в науке привело к появлению таких глубинных знаний о структуре материи, об энергии, без которых бесполезно говорить о современной нанонауке, нанотехнологиях. В молекулярной биологии люди должны прекрасно знать молекулярную физику, знать законы нелинейной флюоресценции белков, хотя это и пришло из нелинейной оптики, и так далее.

— Государство увеличило поддержку фундаментальных и поисковых исследований с 2012 по 2015 год на 15%, c 85 до 100 млрд рублей, заявлял в марте на расширенном заседании коллегии Минобрнауки уже бывший министр Ливанов. Увеличилось ли в РФФИ количество грантодержателей?

— Да, грантодержателей и грантозаявителей стало больше, но их количество все-таки определяется общим бюджетом фонда. Если он не сильно увеличится, то при тех же деньгах, останется то же количество грантодержателей. У нас растет конкурсность за счет увеличения числа грантозаявителей, и это хороший признак. Заметно увеличивается число заявителей на молодежные гранты. Но при увеличении числа заявителей в 2,5-3 раза мы не можем настолько же увеличить число победителей.

— Можете назвать цифры по динамике роста количества грантозаявителей?

— У нас есть такие направления, на которые мы тратим около половины наших средств, например «Конкурс А». Здесь речь идет о малых группах исследователей, которые составляют коллектив из 5-7 человек, о небольших лабораторных работах. В прошлом году для участия в этом конкурсе было подано 8-9 тысяч заявок, а в этом году — 11 200. С 5,8 тысяч до семи тысяч вырос объем заявок на «Мой первый грант». Когда мы вводили этот конкурс, то опасались, что через некоторое время будет спад заявок, а в итоге увидели рост.

Растет интерес к конкурсам ориентированных фундаментальных исследований. Важно понимать, как появляются темы этих программ. Видные ученые, эксперты, работающие в конкретной области, предлагают фонду провести определенный конкурс. В инициативном порядке они собираются, обсуждают актуальность постановки таких исследований и аргументируют, почему проведение этих исследований важно именно в России. В результате обсуждения рождается тема, к ней пишется подробная аннотация, которая позволяет сообществу понять, почему это актуально на сегодняшний день. Актуальность темы надо сформулировать на одной странице, и это равносильно тому, что написать хорошую оригинальную диссертацию. У нас при подготовке каждой темы работают до десятка членов Российской академии наук, и это массовый, коллективный труд, причем идущий изнутри профессиональной души. После предварительного обсуждения тема выносится на утверждение на Совет фонда.

В качестве примера приведу мульти-мессенджер астрономию (от англ. multi-messenger astronomy), когда все имеющиеся средства наблюдения используются для изучения одного объекта, таким образом, об этом объекте собирается наиболее полная информация. Это мировой тренд.

Очень важна сейчас проблема биоразнообразия, вопросы сельского хозяйства — здесь масса принципиальных фундаментальных проблем, которые не решены, а от этого зависит жизнь нашего населения.

Другая интересная тема связана с адаптацией организма к нагрузкам и условиям, возникающим при длительных космических полетах. Она была объявлена по инициативе ряда ведущих экспертов Института медико-биологических исследований, Национального исследовательского центра «Курчатовский институт», Объединенного института ядерных исследований (город Дубна). В рамках проекта планируется работа с приматами. Это попытка понять, как длительное радиационное воздействие и пребывание в состоянии малой гравитации влияют на организм животных и как от этого воздействия защититься.

Параллельно с этим мы обсуждаем вопросы о перспективных системах медицинской диагностики при длительном пребывании в космосе. И это не просто техническая задача. Она требует совершенно иного подхода к медицинским измерениям. Медицинская физика — междисциплинарная дисциплина, в рамках которой работают математики, медики, физики, химики — заметно помогает в этих работах. В настоящее время ведутся активные исследования возможностей восстановления тех или иных фрагментов биоткани. Обсуждается постановка эксперимента по трехмерной печати фрагментов биоткани на борту Международной космической станции.

— РФФИ предлагает разнообразные типы грантов для молодых ученых и не только. Планируется ли введение новых типов грантов?

— Да, планируется. Например, гранты для финансирования проектов, в которых несколько организаций объединяются между собой и объявляют на конкурсе общую тему. При этом свои подтемы должны объявить не менее трех институтов, и, что не менее важно, они должны выиграть конкурс. В результате получается комплексное исследование.

— В конце августа вы подписали соглашение с Роскосмосом о сотрудничестве. Какие проекты получат гранты в рамках этого соглашения?

— У нас создана рабочая группа. В октябре мы подведем итоги работы этой группы, которая должна определить все направления. Это будут исследования биологических, физико-химических процессов, протекающих в живых организмах в условиях слабой гравитации, невесомости, а также внедрение новых диагностических методов для определения состояния различных процессов жизнедеятельности организма. Возможно, включим исследования, необходимость которых обусловлена существованием метеорной опасности, что требует средств защиты от нее.

— Какие проекты 2016-го года запомнились вам более всего?

— Проекты 2016 года еще не проанализированы. У нас обычно в конце первого квартала года, следующего за отчетным, проходит заключительное заседание совета. На основе экспертной оценки будут выделены около пяти наиболее значимых проектов за последний год. Но я бы не хотел сейчас навязывать свое мнение экспертному совету.

— Могли бы вы назвать хотя бы научные области этих проектов?

— Это проекты, связанные с физикой нейтрино и гравитационными волнами. Были очень интересные направления, связанные с молекулярной биологией, с генетикой. Это реконструктивная и регенеративная медицина, проекты по диагностике мозга, целая серия проектов с партнерами за рубежом, например исследования ВИЧ/СПИД и ВИЧ-ассоциированных заболеваний на молекулярном уровне.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое