01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Гуманитарные науки
2 ноября 2016
Три миссии рейтинга: зачем создан Московский международный рейтинг университетов

МГУ представил международный рейтинг вузов «Три миссии университета»

МГУ
Dmitry A. Mottl

Зачем создан Московский международный рейтинг университетов, чем он лучше западных, каковы будут критерии оценки и при чем тут духовность — выяснил Indicator.Ru.

Ректор Московского государственного университета Виктор Садовничий и заместитель министра науки и образования Людмила Огородова представили сегодня, 2 ноября, Московский международный рейтинг университетов «Три миссии университета».

Отложенный рейтинг

Пресс-конференцию, посвященную Московскому международному рейтингу вузов, переносили несколько раз. Изначально она была назначена на 24 октября, затем перенесена на 27-е и, наконец, на 2 ноября. По официальной информации, переносы были связаны с техническими причинами, однако по мнению экспертов, близких к ситуации, к 24 октября рейтинг еще не был готов, для того чтобы представить его журналистам. Второй раз презентацию перенесли из-за неудачно выбранной даты: c 24 по 28 октября проходили выборы академиков и членов-корреспондентов РАН. «Началась сессия РАН, это не было учтено, мы попросили перенести», — рассказал корреспонденту Indicator.Ru источник в Минобре. Также с 26 по 28 октября в Москве проходил международный форум «Открытые инновации», в котором участвовали многие представители научного сообщества и Министерства науки и образования, а потому Московский международный рейтинг мог просто остаться в тени академиков и инноваций.

Как будут рейтинговать

Московский международный рейтинг университетов будет состоять из трех секторов: российского, регионального (например, рейтинг стран БРИКС) и международного. Первые результаты будут получены уже весной 2017 года, а сбор данных начнется в конце 2016 года. «Задача состоит в том, чтобы примерно к марту-апрелю мы могли подвести итоги национального (российского) сектора. В сентябре-октябре 2017 года мы постараемся опубликовать уже полные результаты нашего рейтинга», — рассказал Садовничий.

Учредителями проекта стали общественная организация Российский союз ректоров и Российская академия наук. Они создадут совместную некоммерческую организацию «Совет рейтинга. Три миссии университета». Сейчас НКО завершает свою регистрацию. Управляющей компанией рейтинга станет Ассоциация составителей рейтингов (АСР), в число учредителей вошли также ведущие рейтинговые агентства и исследовательские центры, в том числе «Эксперт РА», ВЦИОМ, «Репутация».

По словам ректора МГУ, представленный проект рейтинга может быть скорректирован. В ближайшее время с рейтингом сможет ознакомиться заинтересованная общественность, а после общественного обсуждения в рейтинге могут поменяться критерии и их вес.

Рейтинг, единогласно!

О том, что стране нужен собственный, не только национальный, но и международный рейтинг, речь идет давно. Причин тому несколько. Во-первых, национальный рейтинг необходим государству, в частности Минобру, как инструмент управления вузами, их оценки и последующей оптимизации. «Рейтинг должен работать на решение внутрироссийских проблем, то есть этот рейтинг будет инструментом для принятия решений по системе высшего образования в стране», — рассказал Indicator.Ru один из разработчиков рейтинга.

Вторая причина связана с тем, что ведущие мировые рейтинги, к которым относятся Times Higher Education (THE), QS и Шанхайский рейтинг, создавались под выстроенные по англосаксонской модели университеты. «Есть международный рынок, и на нем англосаксонские университеты, конечно, доминируют за счет рейтингов. Но подавляющее большинство стран создавали свои университеты не по англосаксонской модели. И конечно все университеты, которые создавались по другой модели будут в таких рейтингах не на первых ролях. И эти университеты не смогут занимать лидирующие места в рейтингах. Это относится и к нашим университетам», — рассказал источник.

Такого же мнения о зарубежных рейтингах придерживаются и в Госдуме, а точнее, в профильном комитете по образованию и науке. «Ориентироваться только на западные рейтинги, безусловно, не стоит… Они закладывают во многом ложные сейчас ориентиры для развития образовательной системы», — заявил в минувший четверг, 27 октября, на пресс-конференции председатель комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов. По его мнению, многие рейтинги «выстроены таким образом, чтобы как раз продвигать наверх те западные вузы, которые эти рейтинги и составляют».

Разделяют это мнение и в Минобре. «Сегодня ряд российских университетов участвует в глобальных международных рейтингах, однако часть этих университетов, во-первых, очень небольшая, а Россия — огромная страна, и высшее образование решает много задач в этой огромной стране. Во-вторых, международные глобальные рейтинги пока не способствуют продвижению российского образования во всем его понимании», — посетовала Огородова.

Чем они хуже?

Международные рейтинги, призванные сравнивать университеты разных стран, как правило, «заточены» под те или иные задачи и оценивают университеты «довольно односторонне». Так, эти рейтинги оценивают не столько достижения университетов, сколько их имидж. Потому положение университета в рейтинге зависит скорее не от качества подготовки специалистов и уровня научных исследований, а от «искусства маркетингового позиционирования», утверждают разработчики Московского международного рейтинга. «Шанхайский рейтинг ориентирован только на научную деятельность, причем там к методикам очень много вопросов. Он создавался специально для того, чтобы руководство страны определило, куда направлять своих выпускников, чтобы они прошли стажировку, поработали и вернулись. Что касается Times Higher Education (THE) и QS, то это репутационные рейтинги и по части преподавания, и по части наукометрии. Ни в одном из этих трех рейтингов вы не увидите, что оценивается образование. В последний год в THE попытались оценить обучение, в действительности же там оцениваются условия для обучения», — рассказал Indicator.Ru эксперт.

«Репутационная составляющая всегда подвергается сомнениям и вопросам. Вот что такое репутационная составляющая? Рассылаются анкеты, кто-то ответил, кто-то не ответил. Второе, анкеты могут рассылаться в определенные страны, а в другие — нет, это выбор компании. Например, было только 60 тысяч анкет, а пришло только 12 тысяч», — раскритиковал «большую тройку» Садовничий.

Чем мы лучше?

«Мы хотели взглянуть на университеты камерой с очень многими пикселями, которая рисует хороший и красивый портрет университета. Все стороны жизни университета должны быть рассмотрены», — начал свое выступление на пресс-конференции ректор МГУ.

Учредители Московского международного рейтинга считают, что с его помощью удастся измерить и оценить три классические задачи университета. Поэтому базовые критерии рейтинга разделены на три блока: «качество образования», «наука», «влияние университета на общество». «Мы хотели сделать все объективно, у нас отсутствует экспертное мнение, которое во многих рейтингах является главным. Мы все хотели бы измерить на основании объективных данных, показателей. И хотели, чтобы этих показателей было как можно больше», — подчеркнул Садовничий. В рейтинг вошло 34 индикатора. Среди них «Качество подготовки студентов», «Междисциплинарность», «Качество выпуска», «Капитализация компаний выпускников», «Степень обеспеченности дистанционными курсами», «Многообразие дистанционного обучения» и другие.

Рейтинг духовности

К одной из сфер, которая незаслуженно остается вне поля зрения существующих рейтингов, ректор МГУ отнес «влияние университета на общество». Причем не только свое, но и мировое. «Это университет и культура, университет и воспитание, университет и жизнь того региона и той страны, в которых он находится. Необходимо при оценке университета оценивать его историю, его влияние на общество, его наследие, влияние на культуру, духовную составляющую. Университеты не являются чисто научными созданиями», — заявил Садовничий.

Больше всего вопросов у присутствовавших на презентации рейтинга журналистов вызвало то, как измерить влияние университета на общество и, например, духовность. Вопросы попыталась снять заместитель министра образования и науки Людмила Огородова. «Мы обсуждаем ее (духовную составляющую — Indicator.Ru) в другой плоскости, как социальную ответственность университетов, в этом вклад в общество. И социальная ответственность университетов сегодня заключается в том, что мы курируем школы и развиваем школы и талантливых детей, университеты это делают. Мы сегодня занимаемся вопросами среднего профессионального образования и дополнительного образования. Мы участвуем, совместно реализуя программы реального сектора экономики. И мы все говорили о том, что это исследовательская, научная роль. Но это не так, это социальная ответственность университетов», — разъяснила вопрос о духовности Огородова.

Другим острым вопросом стало то, каким странам будет интересен Московский международный рейтинг. Сейчас, помимо российских вузов, его поддержали ведущие университеты Китая, Индии, Турции, Японии и Ирана.

Будет ли Московский международный рейтинг привлекателен для западных вузов, у которых уже есть свои рейтинги, пока не ясно. Разработчики утверждают, что будет, поскольку у него есть важное преимущество — прозрачность. «Каждый сможет посмотреть, кто на каком месте и почему. Мы выстраиваем рейтинг таким образом, чтобы один параметр не мог определить положение вуза. Все параметры распределены равномерно, и это очень важно», — рассказал корреспонденту Indicator.Ru источник.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое