01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Технические науки
8 декабря 2016
Глава Роспатента: «Мы недореализуем свои возможности»

Indicator.Ru поговорил с главой Роспатента Григорием Ивлиевым

Руководитель Роспатента Григорий Ивлиев
Сергей Коньков/ТАСС

О том, что мешает российским ученым защищать свои интеллектуальные права, что делается, чтобы наладить взаимодействие науки и бизнеса, о человеке-творце и об искусственном интеллекте Indicator.Ru побеседовал с руководителем Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григорием Ивлиевым.

Нужен изобретатель — научи

— Первый вопрос немного общий: какие проблемы в сфере защиты интеллектуальной собственности вы считаете наиболее острыми на данный момент?

— Самым важным обстоятельством для защиты интеллектуальных прав является своевременное их оформление, учет этих прав. Эта работа в нашей стране недостаточно организованна. У нас потрясающая фундаментальная наука, масса прикладных исследований, на высоком уровне проводятся опытно-конструкторские работы, но результаты всей этой деятельности не становятся объектом интеллектуальной собственности. То есть защищаем мы хорошо, но, чтобы защитить этот объект, его нужно создать. Способствование патентованию, тому, чтобы люди понимали, как они могут защитить свои интересы — это самая главная проблема. Людей надо научить защищать результаты своей интеллектуальной деятельности. Как только мы к этому придем, мы увидим, что этот уровень будет соответствовать лучшим мировым стандартам.

— Вы говорите о том, что российские ученые недостаточно защищают свою интеллектуальную собственность, даже по сравнению с западными странами, а также Кореей, Японией, Китаем. Почему так происходит?

— Традиции коммерциализации, традиции предпринимательства в нашей стране имеют существенный изъян. Тот разрыв, который был в них в годы советской власти, так и не восстановлен. Конечно, традиции коммерциализации любой деятельности на Западе лучше. Но дело не только в этом. Такие страны, как Корея и Япония, использовали образование, воспитание, применили инструменты государственной поддержки и сумели создать систему, в которой воспроизводство интеллектуальных результатов деятельности стало национальным приоритетом. И они добились успеха. Те, кто делает это приоритетом, его и получают. Даже на меньших мощностях, чем российская фундаментальная наука, российский военно-промышленный комплекс, российские университеты.

— Но при этом по количеству поданных заявок мы сейчас пытаемся догнать тот уровень, что был в начале 90-х.

– Да, к сожалению, сейчас подача заявок находится на уровне начала 90-х годов, 1992 года. Дело в том, что к началу 1990-х была создана система образования: за 10 лет вопросам интеллектуальной собственности было обучено 400 тысяч человек. Несмотря на то, что частная собственность как институт у нас появилась с 1991 года, а в полном объеме с 1993-го, в нашей стране были люди, обученные работе с интеллектуальной собственностью. У нас было огромное количество изобретателей, огромное количество патентных отделов, каждое крупное предприятие имело специалиста в области патентного права. Люди работали с изобретениями, с рационализаторскими предложениями. Была создана система этой работы. Именно поэтому у нас есть базис, на котором мы основываемся. Несмотря на это, рост, который мы наблюдаем с 1995 по 2016 год, не соответствует нашим возможностям, и потенциальным, и реализуемым.

— Какие способы, методы исправления ситуации, по вашему мнению, наиболее эффективны?

— Прежде всего, это воспитание и образование. Изобретатель нужен — научи. И обучение это должно начинаться со школы, продолжаться в университетах, совершенствоваться, когда человек связывает свою жизнь с предпринимательством, научной деятельностью. Сейчас в соответствии с принятой стратегией научно-технологического развития России в нашей стране будет создано более 40 инновационных центров для детей. По существу, Путин поставил задачу для каждого крупного университета создать центр детского научно-технического творчества. Министерство образования поручило разместить вопросы интеллектуальной собственности в более чем 60% образовательных программ. Студент должен понимать, как он может использовать получаемые знания, результаты своей научно-технической деятельности. Естественно, должны быть и специалисты высокого уровня, которые способны дать ученым, особенно руководителям предприятий, правильную информацию о том, какие патентные исследования нужно провести, где сосредоточена большая часть патентов, какие научные коллективы, производственные группы занимаются этими патентами. Вот тогда мы увидим, что у нас будет большее количество заявок, большее количество охраняемых результатов и больше их будет использовано в производстве.

Об искусственном интеллекте и человеке-творце

— Планируется ли привлекать в область защиты интеллектуальной собственности современные технологии, искусственный интеллект?

— Мы уже несколько лет пытаемся сделать автоматизированную систему обработки патентных заявок, чтобы в случае, если заявка не может быть принята, машина сама бы нам выдала результат. Но наши попытки работы с различными системами, предлагаемыми сторонними организациями, показали, что такого совершенного результата нет. У нас есть система поиска, которая дает большей частью правильные ответы, но полностью довериться машинному методу мы не можем. Наша система называется PatSearch, это специальная система для патентного анализа, патентного поиска и экспертизы. Она дает ответы на поставленные вопросы, но говорить о том, что она сама создает какой-то продукт, пока рано.

Если смотреть оптимистично, то большая часть функций, которые осуществляются сейчас в Роспатенте, может стать работой искусственного интеллекта. Но для этого нужно многое сделать. Мы начали с модернизации информационно-технологических систем — это миллионы единиц хранения, миллионы источников на разных языках, это информация, которую мы получаем от патентных ведомств более 50 стран мира. Искусственный интеллект нужен нам и в машинном переводе. Патент обладает мировой новизной, и, чтобы ее установить, нужно обладать информацией на всех языках, которые предлагают научно-техническое решение. Все основные издания, в которых научные достижения каким-либо образом фиксируются, являются предметом нашего анализа. Когда системы машинного перевода стали работать на уровне искусственного интеллекта, это стало для нас огромным прорывом.

— Возможно ли в будущем поручить искусственному интеллекту работу по анализу уже существующих патентов при подаче заявки на новый?

— Да, но в далеком будущем. Но все равно человек будет руководить этим процессом.

– Каковы, по вашему мнению, сценарии развития патентного права на произведения искусственного интеллекта?

— Искусственный интеллект уже начинает порождать изобретения, полезные модели, которые надо защищать. Все мировые патентные ведомства озадачены этой проблемой. И уже сейчас нужно предложить адекватное решение. Защищать ли то, что создано искусственным интеллектом, так же, как то, что создано человеком, что здесь с коммерциализацией, каково правообладание искусственным интеллектом, какие последствия с этим связаны? Это вопросы, ответы на которые мы получим в будущем. Мы его уже сейчас ставим для себя, для своей внутренней работы. Я думаю, что на первом этапе мы будем распространять на то, что делает искусственный интеллект, те же правила, которые мы применяем к результатам интеллектуальной деятельности человека. Затем, думаю, мы создадим более свободный режим использования того, что создается искусственным интеллектом. Более свободный, потому что там не потребуются такие правила охраны. Мы же защищаем в первую очередь творца, человека, который что-то создал, человека, который, получая вознаграждение, вкладывает его в то, что еще создаст в будущем. Изобретатель обладает очень высоким уровнем интеллекта, и мы должны обеспечить его функционирование и существование на ближайшую перспективу. Именно поэтому мы защищаем его. Не только потому, что он первый и получает какое-то моральное удовлетворение, но и потому, что это самый оптимальный путь развития человечества: люди, которые обладают необходимыми свойствами, чтобы открывать, изобретать, создавать что-то новое, получают от общества поддержку. Чем больше мы даем автору, вниманием или материально, созданием необходимых условий для творчества, тем больше он сделает. Искусственный же интеллект в такой поддержке нуждается в меньшей степени.

Выложить патенты на «витрину»

— Вопрос про глобальный инновационный индекс. Россия занимает в нем 43 место. Как можно улучшить этот показатель и сколько времени это займет?

— Индекс содержит очень много показателей. По некоторым из них мы занимаем более высокие позиции: например, по полезным моделям мы на седьмом месте, в целом по патентной деятельности на восемнадцатом. Еще у нас очень высокие значения по числу занятых в научной деятельности людей. А вот по тем показателям, которые характеризуют экономическую сторону вопроса, доходы, получаемые от изобретательской деятельности, мы занимаем место намного ниже, и это ухудшает общее значение. Поэтому самая главная наша проблема заключается в том, чтобы те результаты, те идеи, которые есть, овеществились, чтобы они стали тем объектом, который можно сосчитать, который можно измерить. Мы недореализуем свои возможности. И именно глобальный индекс показывает это очень четко. Кроме того, он позволяет оценить, какие проблемы есть и как их нужно решать. Когда выходит индекс, мы все его внимательно читаем, потому что он показывает, что проблематично, какие произошли изменения.

— Как отмечают эксперты, есть проблемы в налаживании связи между изобретателями и бизнесом. А какие есть прогнозы, сценарии решения этой проблемы? Что можно сделать, чтобы создать рынок интеллектуальной собственности? Может ли что-то сделать государство, законодательно в том числе?

— Особых законодательных мер для содействия этому принимать не нужно, нужно принимать программы. Вот сейчас принимаем программу поддержки малого и среднего бизнеса. В число ее направлений мы сейчас добавляем содействие патентованию, в том числе зарубежному. Когда предприниматель понимает, что ему окажут содействие в подборе технологии, он сам будет искать эти исследования. Бизнес говорит, что не может достучаться до кафедры. Мы считаем, что должны быть «витрины», должно быть представлено все и всем — 350 тысяч охраняемых патентов должны быть всем доступны. Бизнес и наука делают шаги друг к другу, медленные, трудные и ищут этого процесса.

Мы сейчас создаем реестр интеллектуальной собственности, где каждый может разместить имеющийся у него объект интеллектуальной собственности и предложить его для использования. Мы модернизируем наши информационные системы, чтобы любой предприниматель, любой ученый мог зайти в эту базу и получить всю необходимую информацию об имеющихся патентах и предложениях по их использованию. Вот это и определит наш успех. Сейчас недостаточно информации у ученых, недостаточно ее и у бизнеса. Не хватает коммуникации, средств и у тех, и у других.

— Как вы оцениваете, когда возможно завершение этой модернизации, создание реестра?

— Программа модернизации наших информационных средств рассчитана на 2017-2020 годы. Реестр уже создается. К 2020-му году мы планируем, что 600 тысяч лиц, заинтересованных в интеллектуальной собственности, патентах, товарных знаках, будут получать всю необходимую информацию в автоматизированном режиме без особых материальных затрат, без особых трудностей в их оценке. Мы создадим систему патентных исследований таким образом, чтобы каждый, кто начинает крупный проект, мог получить сведения об интеллектуальной собственности к началу проекта и совершенно точное представление о том, какая интеллектуальная собственность появится к завершению этого проекта.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое