01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Гуманитарные науки
14 февраля
Зачем бизнесу идти в школы: мнение директора образовательной программы «Лифт в будущее» БФ «Система»

Юлия Селюкова о проблемах школьного образования

Юлия Селюкова, директор НП «Лифт в будущее»
Ирина Абзалова

Как готовить детей к взрослой жизни, почему студенты учатся лишь слушать, а не принимать решения, как модернизировать дополнительное образование и привлечь в школу молодых и квалифицированных преподавателей, рассуждает Юлия Селюкова, директор образовательной программы «Лифт в будущее» благотворительного фонда «Система», в колонке, написанной для Indicator.Ru.

Я не кандидат и не доктор наук. У меня нет статей в индексируемых журналах. Я провела в бизнесе 18 лет, из них всего четыре года в качестве управленца в высшем образовании (отнюдь не academics). Еще я эпизодически преподаю в университете. По меркам традиционного университетского сообщества я ничего не понимаю (или не должна понимать) в науке и образовании, которыми я тем не менее профессионально занимаюсь. Мне приходится много общаться с представителями вузов и школ, и чаще всего именно в системе среднего образования я сталкиваюсь с довольно агрессивным отношением к негосударственным, в частности корпоративным, программам, которые пытаются привнести новые современные решения и подходы в среднее образование.

Некому работать

Да, в последние годы у десятков крупных компаний во всех отраслях наметилась тенденция «влезать» в школьное образование. На январском форуме «Путь к успеху» в детском центре «Сириус» примерно треть спикеров и четверть участников представляли крупные корпорации. Почему же мы, «корпораты», ничего не понимающие в методиках, педагогике, психологии, образовательных программах, занимаемся несвойственной нам деятельностью? Что ж, если занимаемся, значит, надо. Если не только государственные компании (на государственные деньги), но и частный бизнес, который с точки зрения найма работает в горизонте двух-трех лет и всегда думает об эффективности инвестиций, стал работать на уровне школ, значит, нам действительно это нужно. Значит, на нас некому работать. Значит, качества большинства новичков, которые выходят на работу, удручают.

Буквально каждая моя встреча с директором по персоналу, руководителем корпоративного университета или бизнес-тренером превращается в разговор о том, что нужно менять современное образование, потому что подготовка молодых специалистов не соответствует требованиям бизнеса. Проблему работодатели видят не в низком качестве предметных знаний (у наших школьников с олимпиадами все действительно неплохо), а в отсутствии связи с реальным миром. Несмотря на большой объем полученных в школе знаний, молодые люди не умеют применять их на практике. Это в полной мере касается школьного образования, чуть в меньшей — вузовского.

Образование в отрыве от реальности

Школьники понятия не имеют о взрослой жизни, о том, как устроена промышленность, экономика, какие происходят открытия, какие появляются технологии. Я даже не говорю о пресловутых «профессиях будущего», я говорю о том, что в массе своей у школьников нет возможности попробовать разные типы деятельности, определить, чем же им хочется заниматься. И, да, лекции «Как хорошо быть айтишником» (врачом, экологом…) не работают. Как и экскурсии на производство. Чтобы стать журналистом, нужно писать, а не слушать о том, как хороша эта профессия. А ведь многим из школьников принимать решение о будущей профессии нужно в 15 лет. Для родителей диплом — это самоцель, а отнюдь не способ, благодаря которому ребенок получит желаемую специальность. Последствия: нет адекватного выбора учебного заведения, нет любимого дела, нет мотивации к работе.

Мои студенты — взрослые люди, магистры второго года, учащиеся в университетах программы 5-100 — на вопрос, почему они записались именно ко мне на электив, отвечают: «Время удобное».
Юлия Селюкова
Директор НП «Лифт в будущее»

И последний критический недостаток — отсутствие самостоятельности и навыка принятия решений. И эта проблема тоже во многом «прорастает» из школы. Введение новых ФГОСов (федеральных государственных образовательных стандартов, — прим. Indicator.Ru), приветствующих проектную деятельность, которая развивает навык постановки проблемы, способность искать информацию, критически мыслить, организовывать свою работу, формулировать цели и работать в команде, не способствовало тому, чтобы педагоги и родители начали организовывать школьников для работы над проектами. Они просто делают проект вместе, а зачастую и вместо ребенка.

Добавим к этому лекционную систему школы и вуза и получим молодого человека, основной навык которого — слушать. Или делать вид, что он слушает. А работодатель меряет новичка по «взрослой» мерке. Он должен влиться в команду, быстро научиться, начать продуктивно работать и, что очень важно, принимать решения в зоне своей ответственности и отвечать за них.

Прошло 30 лет, а выбора нет

Но вот выбирать не приходится. Как сказал представитель одного (теперь мало уважаемого мною) московского вуза: «Зачем нам слушать бизнес? Деньги не вы за их обучение платите. Вы же все равно их (выпускников, — прим. Indicator.Ru) любых возьмете. Ну, ваша компания не возьмет, так другая».

Мы не хотим любых выпускников. И если образование не адаптируется под нужды работодателей, то мы будем активно участвовать в его изменении. В основу современных ФГОСов легли идеи педагогов-новаторов конца 80-ых годов, причем изменились они не очень сильно. Профессионалы от образования говорят, что новые стандарты очень прогрессивны. Но 30 лет на изменения — немыслимый срок в современном мире. Скорость появления технологий, обмена информацией, принятия решений выросла на порядки. Наш мир перестает быть пространством для сложных, единообразных систем, требований, шаблонов, стандартов, сложных схем сертификации и жестких иерархических структур. Очевидно, что любые жесткие и долго внедряемые схемы должны уходить и из образования, оно должно гораздо быстрей отзываться на внешние изменения. Изменения должны прийти и в школу, чтобы не было этой ситуации с отсутствием правильного целеполагания и ненужными дипломами. Я могу на пальцах пересчитать университеты, которые готовы прислушиваться и меняться. И я почти не знаю таких школ. Среднее образование куда более закрытая среда. Не пора ли повернуться друг к другу лицом?

Что может сделать реальный сектор для изменения качества образования? Сразу оговорюсь, что распространенный подход «дайте денег и отойдите» я не рассматриваю. У нас хватает финансовой поддержки образования бизнесом, но почему-то не хватает более подготовленных выпускников.

Какие дороги ведут в школу

Чем быстрей люди из реального сектора придут в среднее дополнительное образование в качестве преподавателей, тем лучше. Сейчас почти при каждой школе есть кружки, и часто их ведут школьные учителя за доплату. Но это не работает. Хорошие кружки, конечно, есть, но их мало. Если учитель не может сказать на уроке, как его предмет «прорастает» в современные технологии, почему на него должно снизойти озарение в кружковой деятельности? Если учитель никогда не вел проект и не слышал про PMI, управление проектами, то как ему научить этому школьника? (PMI, или Project Management Institute, — всемирная некоммерческая профессиональная организация по управлению проектами, — прим. Indicator.Ru). Мнение, что «в среднем образовании никто не хочет работать», уже неактуально. Молодые ученые и аспиранты могут совмещать работу в дополнительном образовании с основной работой и очень хотят это делать. Открытый университет Сколково недавно объявил конкурсный набор на курс обучения наставников для кружков, а к вечеру стало понятно, что нужно объявлять второй поток. В промышленности и бизнесе, по моим ощущениям, накопилась критическая масса людей в возрасте от 40-45 лет, активных, знающих, компетентных, работающих в фарватере современных технологий, знакомых с проектным управлением, которые готовы передавать знания и совмещать основную деятельность с преподаванием. Они очень хорошо понимают, зачем им это нужно, и делают, скажем так, на волонтерских началах, потому что финансовой мотивации здесь нет.

Но, чтобы ситуация изменилась, такой переход должен стать массовым. Начаться он может с очень простых шагов. Школы и вузы, создайте простейшие механизмы вовлечения профессионалов в работу с учениками. У вас же есть дни открытых дверей для абитуриентов? Во многих школах есть дни открытых дверей для родителей. Сделайте дни открытых дверей для потенциальных преподавателей-практиков, которые могут вести элективы в вузах и кружки в школах. Расскажите, как к вам прийти, каковы требования, чего вы ждете. Уверена, что через два-три года к вам очередь будет стоять.

Безусловно, практикам нужно упростить приход в систему образования. Да, совместителям не нужен диплом, разрешающий преподавать. Но количество справок для получения разрешения на работу неадекватно. Какую угрозу здоровью учеников несет специалист из средней или высшей когорты управленцев приличной компании, что ему требуется пройти десяток врачей?

Уже сейчас есть занятия с детьми на волонтерских началах. Например, у нас в «Лифте в будущее» есть статус «интеллектуального волонтера», когда сотрудники компаний сопровождают детские проекты, работают экспертами, занимаются с ребятами технологическими разработками. Я уверена, что у такого явления есть все шансы стать массовым. Но важно, чтобы субъекты этой помощи были открыты и готовы к сотрудничеству. Социальное волонтерство стало массовым, когда система (детские дома, например) стала готова принимать этих людей. Волонтерство в некоммерческой сфере — сложившаяся практика, и в том, что специалисты-практики будут приходить в обычную школу, нет ничего, ущемляющего ее статус. Конечно, нужна пропаганда такого волонтерства, как это было, например, в последнее десятилетие с безвозмездным донорством. Должно быть общественное признание этой деятельности как почетной. Хорошо бы присваивать этим людям особый статус (у донора же есть донорская книжка).

Да, у преподавательской деятельности есть специфика. Непросто впервые составить предметный курс. Зато организовать с ребятами проект, вовлечь их в какую-то деятельность, мотивировать, заинтересовать — эти компетенции у представителей бизнеса могут быть развиты куда больше, чем у профессиональных педагогов. Мы постоянно что-то или кого-то «продаем» в реальной жизни, мотивируем и убеждаем.

В заключение хочу поделиться мнением старшеклассников, которые становились победителями наших конкурсов и инженерно-конструкторских смен. Почти везде им не с кем заканчивать проекты, которые они начали в «Лифте». Они очень хотят, чтобы в кружки и школы в их городах пришла новая когорта наставников. Их идеальный педагог умеет мотивировать и вдохновлять, любит свое дело, интересуется своей предметной областью и всем, что в ней происходит, умеет организовать работу команды. И дети ничего не говорят про то, что он должен интересно рассказывать. Потому что его задача — быть рядом и направлять самостоятельную работу, дать возможность ошибаться, а не говорить, что делать и как делать. Тогда через какое-то время к нам придут такие же молодые сотрудники, любящие свое дело, способные работать в команде и брать на себя ответственность за свои решения.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое