01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Химия и науки о материалах
26 февраля
«Кровавая» химия: как раскрывали преступления в XIX веке

Frank Bienewald/Global Look Press

Как отличить мужскую кровь от женской, а кровь овцы — от крови человека? Современные эксперты делают это легко, но справлялись ли с этим медики в XIX веке? Как они делали это с помощью реактивов и даже запаха, рассказывает Indicator.Ru.

Судебная медицина Конана Дойла

– Я нашел реактив, который осаждается гемоглобином, и ничем другим.

– Да, как эксперимент это интересно, но какое практическое применение?

– Господи! Именно практическое. Вы просто не понимаете, какие возможности это открывает перед судебной медициной. Всего одна капелька крови… Видите, вода кажется совершенно прозрачной. Соотношение крови ничтожно — всего один к миллиону. А теперь представьте, что на одежде подозреваемого находят маленькое бурое пятнышко. Что это — кровь? Ржавчина? Фруктовый сок? Краска? Ни один эксперт не берется определить. А с помощью моего реактива это можно сделать за одну минуту.

Это разговор знаменитого сыщика Шерлока Холмса с доктором Уотсоном, который состоялся в гостиной квартиры 221В по Бейкер-стрит при их первой встрече. Именно Артур Конан Дойл предвосхитил идею о естественнонаучном изучении следов с места преступления, которая в то время для полиции казалась мечтой.

Первая повесть о приключениях частного сыщика («Этюд в багровых тонах») вышла в свет в 1887 году. А в 1893 году появилась вовсе не художественная книга, которая сделала идеи и методы частного сыщика реальностью. Это была книга по криминалистике под названием «Руководство для судебных следователей». Автором ее был Ганс Гросс — следователь из Австро-Венгрии, который вряд ли слышал о Конане Дойле и Шерлоке Холмсе. Скорее всего, он самостоятельно пришел к подобным идеям. В книге описывались методы исследования крови, ядов, огнестрельного оружия. Ганс Гросс считал, что следователям необходима помощь физиков, ботаников и особенно химиков для раскрытия преступлений.

Кровавые опыты

На месте убийства не всегда удается обнаружить пол, залитый кровью. Во-первых, сам преступник мог вытереть пятна, заметая следы. Во-вторых, с течением времени кровь может засохнуть или поменять цвет. На цвет пятен влияют влага, свет, высыхание, гниение крови, в результате чего он может меняться от красного до зеленоватого. Перед следователем стояла задача определить, действительно ли перед ним кровь. Если да, то чья она? Кому она принадлежит — жертве или преступнику? Мужчине, женщине или, может быть, собаке?

В середине 1820-х годов французские судебные эксперты начали идентифицировать следы крови с помощью химических тестов. К тому времени медики уже догадывались, что кровь состоит из большого числа компонентов, и найти один реактив, позволяющий с уверенностью сказать, что непонятное пятно на рубашке подозреваемого — это кровь, довольно трудно.

0fe56b534d00fac8feba88d55032a4ecac4aa053
Жозеф Орфила, литография, 1833 год
R. Burgess, Portraits of doctors & scientists in the Wellcome Institute, London 1973, no. 2183.2

Испанский химик и врач Жозеф Орфила, известный своими методами нахождения яда в трупах жертв, положил начало химическим тестам по обнаружению крови. В своих исследованиях ученый капал кровь на ткань и замачивал ее в воде, а полученный раствор подвергал воздействию различных химических веществ: соляной кислоты, карбоната калия, растительных компонентов. Эти реагенты либо изменяли окраску раствора, либо вызывали выпадение характерного осадка, по которому можно было судить о наличии в растворе крови.

Также Орфила использовал одну особенность крови, отличающую ее от других жидкостей, — свертываемость. Исследователь помещал кровавый раствор на стекло и наблюдал, как в течение нескольких минут начинали образовываться сгустки. Накопленные наблюдения научили его отличать пятна крови от ржавчины или пятен виноградного сока.

98136e0ee00c09a24833883de1f32f5f567feb2f
Франсуа-Венсан Распай, около 1860 года
Общественное достояние

Однако у Жозефа Орфила был серьезный оппонент — химик и ботаник Франсуа-Венсан Распай, который выступал против того, чтобы методы Орфила использовались в судебной практике. Распай заявлял, что смесь марены красильной и белка альбумина выглядит так же, как кровь, и по отношению к использующимся для распознавания крови реагентам ведет себя схожим образом. Также Распай утверждал, что изменение окраски раствора нельзя охарактеризовать объективно: каждый судебный эксперт может интерпретировать ее по-разному. Он считал, что судьба подсудимого не должна решаться таким сомнительным способом.

Под микроскопом

После разгрома Орфила с его методами в исследовании крови началась новая глава — исследование пятен под микроскопом. Французский химик и физик Пьер Луи Дюлонг утверждал, что с помощью микроскопа можно не только с уверенностью определить, какое перед нами пятно, крови или вина, но также выяснить, кому принадлежит эта кровь, человеку или животному. Свои заявления Дюлонг подкреплял ранними исследованиями других химиков, которые сообщали о том, что размер и форма «красных шариков» (эритроцитов) у разных животных неодинаковы.

6888f931eeb2592771d20fb20147e49e3bd97ad7
Пьер Луи Дюлонг
Wilhelm Ostwald

Дюлонг говорил, что у млекопитающих клетки крови под микроскопом круглые, а у птиц и хладнокровных животных они имеют форму эллипса. Несмотря на то, что микроскопы в то время были уже достаточно неплохими, у этого криминалистического метода тоже нашлись свои противники. В те времена лишь довольно ограниченное число врачей владели методами микроскопических исследований, и многие медики рассматривали микроскопы не только как бесполезные для медицинской практики приборы, но и называли их «лживыми» и «вводящими в заблуждение» (подробнее см. книгу William F. Bynum and Roy S. Porter, Medicine and the Five Senses, Cambridge, 1993).

Оппоненты Дюлонга заявляли, что, подобно тому, как могут подвести глаза в опытах Орфила, так и линзы микроскопа могут исказить изображение, или же сам эксперт неверно определит форму кровяных клеток. Самым яростным противником микроскопического метода был, разумеется, Орфила. Он говорил, что микроскопические исследования сложны и требуют особой подготовки, которой многие ученые не имеют (в том числе и он сам). Также он считал, что размер и форма эритроцитов может меняться из-за загрязнения и высыхания крови.

Бычья кровь пахнет говядиной?

Еще одним противником использования микроскопа для исследований следов крови был ученый Жан-Пьер Барруэль, который заведовал лабораторией факультета медицины Парижского университета. В 1820-1830-е годы он часто сотрудничал с Орфила, выступая в роли судмедэксперта. Барруэль стал знаменит благодаря разработанному им методу обнаружения крови. Он изобрел новый тест — на основе запаха.

Исследователь пришел к такому экстравагантному методу в конце 1810-х годов во время изучения свойств и состава крови. В одном из экспериментов сгусток бычьей крови ученый погружал в раствор серной кислоты, а затем нагревал. Барруэль был поражен запахом говядины, который исходил из образца во время этого эксперимента. Несколько лет спустя Барруэль помогал Орфила с его исследованием по обнаружению следов морфия в крови у самоубийцы. И тут Барруэль, воспользовавшись случаем, бросил сгусток крови в раствор разбавленной серной кислоты. Выделившийся при этом запах мужского пота был настолько сильным, что Барруэль даже на какое-то время вышел из лаборатории.

После этого случая ученый начал свои опыты с различными образцами крови людей и животных. В конце концов ученый пришел к выводу, что кровь различных животных имеет свой неповторимый запах. Барруэль утверждал, что с помощью серной кислоты и обоняния можно легко угадать, кому принадлежит кровь, человеку или животному. Ученый заявил, что по запаху он может даже отличить мужскую кровь от женской.

Барруэль подчеркивал, что его метод нужно применять только в течение первых двух недель после образования пятен крови, поэтому он призывал следователей отдавать вещи на экспертизу как можно раньше. Барруэль также советовал перед проведением экспертизы обучать специалистов: тренировать их, чтобы они определяли различные запахи должным образом. Химик предупредил, что на практике необходимо сперва проанализировать образцы крови человека и животных, а затем уже проверять пятна с места преступления, похожие на кровь.

Химик и фармацевт Жан-Батист Шевалье, желая удостовериться в методе Барруэля, раздал своим студентам образцы крови овцы, свиньи, мужчины и женщины. С помощью серной кислоты и своего обоняния студенты должны были установить, кому принадлежит каждый из образцов. Однако многие испытуемые ошибались и путались. Правильные ответы, впрочем, были, но не исключено, что студентам просто удалось угадать. Ученые же в один голос утверждали, что метод определенно работает, но нужен «особый» нюх, как у Барруэля.

Опираться на запах, а не на микроскопические наблюдения в судебно-медицинской практике для современного читателя может показаться странным, но это было не так уж удивительно для ученых начала XIX века. Этот «обонятельный» метод еще долго использовали в судебной практике.

История одного преступления

Первый судебный процесс, в котором был использован тест Барруэля, состоялся в 1829 году. После того как без особых усилий следователи доказали, что найденные на одежде подозреваемого пятна были пятнами крови, медэкспертам было поручено определить, принадлежит ли кровь человеку. Подсудимый — мясник Пьер-Огюстен Беллан — утверждал, что обнаруженная на его одежде кровь была кровью зарезанной свиньи, а не его жены.

В зале суда ученый добавил немного серной кислоты на пятна крови и принюхался. Присутствующие затаили дыхание. Спустя мгновенье Барруэль громко огласил, что кровь, обнаруженная на одежде, была кровью женщины. Два других подготовленных эксперта тоже понюхали кровь и заявили, что она точно не свиная, но, чья именно, не сказали. Мясник был приговорен к смертной казни.

В ходе другого судебного процесса необходимо было определить, кому принадлежит кровь, найденная на белой, но не совсем чистой простыне. Барруэль сказал, что кровь принадлежит женщине, но он не был в этом уверен. Эксперт заявил, что, будь простыня чистой, он смог бы не только с уверенностью сказать, что кровь принадлежит женщине, но и установить, какой именно: брюнетке, блондинке, рыжей, молодой или старой. Судья задал вопрос, не может ли это быть кровью маленькой девочки? Барруэль ответил, что кровь вполне может быть кровью ребенка, но в таком случае это кровь мальчика, а не девочки. Судья и присяжные недоумевали.

И все-таки микроскоп

Тем временем, несмотря на развитие «пахучих» тестов, исследования крови под микроскопом стремительно развивались, а микроскопы становились все лучше. Открывались курсы микроскопии, выходили учебные пособия, в том числе и по исследованию крови. Постепенно все судебные эксперты были вынуждены признать, что микроскоп дает более надежные результаты в обнаружении крови, чем другие методы.

Но методы на основе химических тестов не потеряли своей актуальности, развиваясь параллельно с микроскопическими исследованиями. Великолепный пример симбиоза этих двух направлений — реакция Тейхмана, придуманная немецким ученым Людвигом Тейхманом.

Реакция осуществляется следующим образом: частица подозрительного вещества смешивается на предметном стекле микроскопа с маленькой крупинкой поваренной соли, а затем добавляется несколько капель уксусной кислоты. После этого смесь слегка подогревают и медленно выпаривают. Если эксперт имеет дело действительно с пятном крови, то при выпаривании образуются кристаллы гемина (соединение гематина крови с соляной кислотой) в виде хорошо различаемых под микроскопом коричневых параллелепипедов.

Что делают современные детективы?

Сейчас для обнаружения следов крови применяют различные спектрометрические методы, требующие лабораторных условий. Например, абсорбционную спектроскопию, которая основана на способности гемоглобина поглощать волны определенной длины и образовывать спектры поглощения. При значительном загрязнении крови используется эмиссионный спектральный анализ, при котором наличие крови определяют по ее неорганическому составу. Также применяют хроматографические методы, согласно которым анализируемое вещество с потоком жидкости или газа проходит в колонке через слой сорбирующего вещества, в котором разделяется на составляющие его компоненты. Эти компоненты, в зависимости от своего состава, проходят по колонке с разной скоростью: скорость меньше у тех, которые лучше взаимодействуют с сорбентом.

Но следователи могут провести быструю проверку и непосредственно на месте преступления, например с помощью перекиси водорода. Эту реакцию открыл немецкий ученый Кристиан Шенбейн в 1863 году. При наличии крови, а точнее, содержащегося в ней фермента каталазы, перекись водорода разрушается, а выделяющиеся при этом пузырьки кислорода вспенивают жидкость. Однако эта реакция неспецифична и может также выявлять пятна и других биологических жидкостей, например пятна спермы.

В детективных фильмах можно наблюдать, как криминалисты направляют свет от ультрафиолетовой лампы на какую-то поверхность и видят на ней следы крови. В чем секрет этого трюка? Дело в том, что перед тем, как посветить на пол ультрафиолетом, специалисты опрыскивают его щелочным раствором люминола с добавлением перекиси водорода, которая окисляет раствор. Но эта реакция идет очень медленно. Катализатором процесса является железо, которое входит в состав гемоглобина крови. Таким образом, когда раствор люминола вступает в контакт с кровью, железо катализирует реакцию, и она сопровождается слабым голубоватым свечением. А ультрафиолет нужен для того, чтобы свечение стало ярче.

Человеческая или животная

Микроскопические исследования следов крови по-прежнему остаются надежным способом определить, человеку или животному принадлежит кровь. Однако современные судмедэксперты используют для этого еще один способ — реакцию преципитации, основанную на взаимодействии антигена с антителом.

Живой организм в ответ на введение чужеродного белка (антигена) вырабатывает особые вещества (антитела), взаимодействующие только с введенным антигеном. Это значит, что если какому-нибудь животному ввести в кровь сыворотку крови другого животного, то в его организме выработаются антитела, взаимодействующие с белками именно этого животного. Вырабатываемые антитела в организме животных и нужны судмедэкспертам.

Располагая набором антител, эксперт может добавлять их к образцу и таким образом установить, кому принадлежит кровь. Если к человеческой крови добавить антитела, которые выработал, допустим, кролик в ответ на введенные ему человеческие белки, то произойдет реакция между антигеном и подходящим антителом, в результате которой выпадет осадок. Таким образом, можно не только точно установить, что перед нами не человеческая кровь, а кровь животного, но и узнать, какому именно животному она принадлежит.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое