01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Химия и науки о материалах
23 марта
История науки: как инертные газы потеряли благородство

55 лет назад было получено первое соединение ксенона

Нил Бартлетт
Wikimedia Commons

Как родившийся в Великобритании канадский химик сумел «взломать» неприступность благородных газов, которые полвека никто не мог заставить вступать в реакцию, и какую цену он за это заплатил, рассказывает наша рубрика «История науки».

В нашей рубрике «Как получить Нобелевку» мы уже писали о том, как лорд Рэлей и Уильям Рамзай сначала вместе открыли в атмосферном воздухе аргон, а затем Рамзай дооткрывал все благородное семейство инертных газов. Название «благородные газы», как и название «аргон», даны были не случайно: эти простые вещества отчаянно не хотели вступать ни с кем в реакции. Единственными веществами, содержащими атомы инертных газов, более полувека оставались они сами. До тех пор, пока за дело не взялся канадский химик, родившийся в Великобритании, а после своего важного открытия работавший в США, Нил Бартлетт.

Бартлетт родился в Ньюкасле в семье потомственного корабельного плотника — пять поколений его предков занимались этим благородным ремеслом. Он закончил Ноттингемский университет, занимался неорганической химией, в 1958 году уехал, получив докторскую степень, в Канаду, в Ванкуверский университет Британской Колумбии.

Первый шаг к революции в неорганической химии Бартлетт сделал, заметив, что сильный окислитель, кислород, будучи в смеси с гексафторидом платины (это тоже газ) дает осадок твердого красного вещества, в котором молекулярный кислород окисляется, и получается гексафтороплатинат молекулярного кислорода: O2+[PtF6]

Бартлетт заметил, что энергия ионизации молекулярного кислорода — 1175 килоджоулей на моль — даже немного выше энергии ионизации атомарного ксенона. Бартлетт зашел к своим друзьям-физикам и попросил у них немного ксенона (химикам он был ни к чему). Смешав ксенон с гексафторидом платины, Бартлетт 23 марта 1962 года получил первое в мире производное инертного газа, Xe+[PtF6].

Дальше последовали оксид ксенона, новый успех Бартлетта, и несчастный случай, который показал, что передний край науки не всегда безопасен. В январе 1963 года Нил со своим аспирантом пытались получить кристаллический фторид ксенона, ХеF2. Кто же знал, что это вещество взрывается. Оба ученых были госпитализированы. При этом, как сказал Бартлетт, он нарушил технику безопасности, снял очки, для того чтобы лучше рассмотреть содержимое колбы. В итоге месяц в больнице, один глаз перестал видеть навсегда, из второго последний осколок стекла удалось вытащить только 27 лет спустя.

Такой дорогой ценой была открыта новая глава в неорганической химии. Потом последовали соединения криптона, аргона и даже неона. Последнюю страницу в ней, кстати, написал наш соотечественник, Артем Оганов, предсказав существование соединения гелия, что в принципе считалось невозможным. Это предсказание было подтверждено в эксперименте.

Сам же Бартлетт занялся исследованием фторидов и синтезировал множество экзотических соединений, в основном с благородными металлами. К концу жизни (а умер он в 2008 году от аневризмы аорты) он не синтезировал только одно из тех веществ, до которых мечтал добраться ситезом, — гексафторид золота.

Увы, Нобелевскую премию по химии Бартлетт не получил, был ли он номинирован, мы не знаем, однако в 2002 году он получил не менее ценную награду, медаль Дэви, которая существует с 1877 года и присуждается Лондонским королевским обществом «за чрезвычайно важные открытия в области химии». И, кстати, в отличие от «Нобелевки», ее гораздо чаще дают за «нормальную» химию, а не за молекулярную биологию.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое