01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Технические науки
7 апреля
Как просветить фантастикой: мнение обозревателя Indicator.Ru

Существует ли в современной России жанр научной фантастики

JavierRodriguez/Pixabay

Почему научная фантастика — не лучшая часть литературы, может ли этот жанр возродиться в современной России и почему фантастика уже не в состоянии выполнять просветительские функции, в своей колонке рассказывает обозреватель Indicator.Ru, научный журналист, писатель-фантаст Владимир Покровский.

Несколько недель назад в Московском государственном педагогическом университете состоялся круглый стол, посвященный современной российской научной фантастике. В дискуссии принимали участие писатели, а организована она была редакциями журнала «Знание — сила» и газеты «Троицкий вариант – наука», а также научно-просветительским центром «Архэ».

Научной фантастики в России нет

Существует масса людей, которые, услышав словосочетание «научная фантастика», немножко морщатся и говорят: «Я, знаете ли, этого не читаю». Я и понимаю, и не понимаю этих людей. Понимаю, потому что часто научная фантастика — это действительно очень дурная и дешевая литература, и не понимаю, потому что, как и множество моих друзей, сам вырос именно на фантастике. Фантастике Лема, Стругацких и других титанов, которые умели писать и умели заставлять думать.

Тон дискуссии задал петербургский критик Василий Владимирский. Он сказал очень разумную вещь (от которой, впрочем, у меня свело челюсть, как от кислого), что термин «научная фантастика» очень расплывчат. А уж «твердая научная фантастика» — фантастика, основанная на реальных достижениях науки, которая и обсуждалась в ходе дискуссии, — это вообще явление, всеми понимаемое по-разному. Кисло стало от того, что все эти разговоры ведутся уже не первое десятилетие, а определения понятию «научная фантастика» так и не найдено. Автор этих строк, например, может назвать лишь несколько произведений и несколько имен, которые достойны, но почему-то так и не удостоились высшей оценки.

Владимирский также сказал очень важную вещь о том, что по большому счету в России научной фантастики сегодня не существует. И он прав. Прав хотя бы потому, что сейчас никто в России не может сказать: «Я, знаете ли, научную фантастику не читаю. Ну, разве что Пупкина. Но Пупкин — это литература». У нас нет такого Пупкина, как и настоящей литературы под названием «научная фантастика». А если и есть, то мало кто об этом знает, мало кто ее читает и, соответственно, мало кто ее публикует.

Люди на упомянутом круглом столе собрались весьма неглупые и в теме научной фантастики разбирающиеся. Они говорили много умных вещей, то есть слушать их было довольно скучно. Говорили, например, о том, что хорошо было бы из научной фантастики сделать литературу, причем как под термином «научная фантастика», так и под словом «литература» каждый, похоже, понимал что-то свое. Сказано было также о необходимости борьбы со лженаукой: по мнению спикеров, научная фантастика могла бы помочь в этом (впрочем, неясно, как именно). Также говорили о том, что современная фантастика совсем не та, что была когда-то, что пришло время «новой волны». Под новой волной понимался недавно возникший глобальный тренд, поднимающий научную фантастику на более высокий уровень литературности.

Просветительство со знаком «минус»

Не стоит думать, что я с иронией отношусь к собравшимся на этом круглом столе. С частью спикеров я знаком лично и ничего, кроме уважения, к ним не испытываю. Мне показалось, что все эти люди ходили по уже вытоптанной траве и как раз поэтому были откровенно скучны.

Я тоже не могу дать четкого определения термина «научная фантастика» — мне было достаточно того, что она есть и что я на ней воспитан. Мне, как и большинству людей, было достаточно моего собственного понимания этих слов.

Но я могу сказать, что у научной фантастики есть одна особенность: содержащиеся в ней новые идеи, какими бы научными или ненаучными они ни были, должны поражать неожиданностью и рушить устоявшийся канон, иначе произведение будет неинтересным. При этом «быть интересным» — это главное требование к литературному произведению. Я не могу согласиться с общим мнением участников дискуссии о том, что научная фантастика — это «тоже литература». Научная фантастика всегда была частью литературы, правда, не всегда ее лучшей частью.

По моему мнению, добиться самого главного, что обсуждали участники круглого стола, — сделать так, чтобы научная фантастика несла в массы просвещение, — практически невозможно.

Это можно объяснить, если посмотреть, как эволюционировало данное литературное направление. Поначалу научно-фантастические произведения не блистали своим литературным качеством: так, Жюль Верн, которого многие не слишком корректно считают родоначальником и зачинателем жанра научной фантастики, поражал читателей фонтаном необычных идей, однако назвать его мастером стиля весьма сложно. В дальнейшем другие писатели, среди которых всегда, хотя и не слишком часто, встречались настоящие гиганты художественного слова, сталкивались с литературным препятствием, имманентно присущим научной фантастике. Необходимость представить читателю новую научную идею требует от автора внятного и нескучного изложения сути этой идеи. Чаще всего эта необходимость начинает конфликтовать с художественной тканью произведения подобно тому, как чужеродный орган с трудом встраивается в ткани нового организма.

Пытаясь справиться с этим препятствием, научная фантастика со временем видоизменяется. Как сказал в одной из своих статей известный популяризатор и аналитик «твердой» научной фантастики и писатель-фантаст Павел Амнуэль, «то, что сейчас называют научно-фантастической литературой, так же отличается от научной фантастики 60-х годов прошлого века, как весельная лодка от катера на подводных крыльях. Тогда были новые идеи, опережавшие науку и технику, сейчас лишь оболочки идей, названия, антураж».

То, что происходило во времени с советской, а потом и российской научной фантастикой, не укладывается в рамки короткой статьи: здесь были и взлеты, и оглушительные падения. По-моему, Василий Владимирский совершенно прав: научной фантастики в России не существует. Впрочем, это не приговор — вполне возможно, что в будущем она возродится. Если такое случится, научная фантастика подпадет под влияние уже упомянутой новой, а потом и сверхновой волны и будет выполнять какую-то необходимую обществу роль. Но я не верю, что она начнет выполнять просветительскую функцию, какую выполняла в своем детстве, разумеется, в том случае, если она сама не впадет в детство, но это уже будет просветительство со знаком «минус». Детство научной фантастики прошло, и вернуть его невозможно точно так же, как невозможно провернуть назад фарш.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое