01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Технические науки
31 марта
Мы не комментируем, а я не слышала: как российское общество отнеслось к запуску SpaceX

Ученые, общественные деятели и простые люди о запуске Илона Маска

REUTERS/Gregg Newton

31 марта американская компания SpaceX осуществила первый в истории запуск ступени ракеты, которая ранее уже побывала в космосе. Indicator.Ru опросил ученых, деятелей культуры и простых обывателей, что им известно об Илоне Маске, SpaceX и почему повторный запуск важен для человечества.

Альберт Ефимов, руководитель робототехнического центра фонда «Сколково»:

Мир идет по пути радикального удешевления самой дорогостоящей компоненты космического запуска. И Blue Origin, и SpaceX идут по этому пути. Система возврата первой ступени оказалась очень эффективной и реализована уже даже двумя компаниями. И это круто. Сейчас это доступно только очень крупным компаниям: SpaceX, Amazon. Через 10-20 лет число компаний, которые смогут осуществлять такие запуски, будет еще больше. Рынок может лавинообразно нарастать, поскольку технология будет востребована, и мне кажется, что соревноваться нужно не в том, кто запускает больше спутников, а в том, кто умеет извлекать данные, обрабатывать их и показывать результаты данных, которые спутники приносят.

Игорь Лисов, эксперт журнала «Новости космонавтики»:

Это очень интересно, но пока не доказано, меняет ли это новшество правила игры навсегда или нет. Одно дело — технически продемонстрировать повторный старт и даже повторную посадку, другое дело — наладить конвейерную работу с ценами хотя бы вдвое ниже, чем было бы при использовании только ракет с однократным запуском. Если это получится, то да, все изменится. Скидка в 10-15% скажется на протяжении, может быть, десяти лет. Это тоже существенно, к Маску будет идти больше клиентов, у остальных будет хуже с заказами и так далее. Если же вдвое, то это победа сразу. Поэтому нужно больше статистики, необходимо понять, будут ли при повторном использовании аварии, насколько часто они будут происходить, это тоже пока никому не понятно. Поэтому пару лет надо еще подождать.

Владимир Сурдин, старший научный сотрудник ГАИШ МГУ:

Я аплодирую. Это новый шаг в космонавтике, не так часто такое бывает. Запуск первой ракеты на орбиту — это шаг, запуск первого спускаемого аппарата — это шаг, а теперь повторно запустили первую, наиболее дорогую ступень ракеты. Это должно удешевить космические полеты, а значит, сделать их более доступными, в том числе и ученым. У нас не так много денег, чтобы тратить их на ракеты, а если они будут многоразовые, то запуски станут дешевле. Насколько, это вопрос. Ожидания не всегда оправдываются. Ожидания Space Shuttle в 10 раз удешевить не оправдались. Я думаю, и ожидания Илона Маска немножко преувеличены. Но, конечно, полеты станут дешевле, это факт.

Это еще и говорит о том, что их космонавтика стала намного более надежной, чем была раньше. Одноразовые ракеты потому и одноразовые, что 5 минут работает их двигатель и их ресурс заканчивается. Теперь они стали многоразовыми, и можно говорить о новом технологическом прорыве: двигатель станет много раз работать. У нас пока таких двигателей нет. И будут ли в ближайшие десятилетия, непонятно. Я думаю, что для нас это неактуально. Военная техника, на которой базируется вся наша космонавтика, не должна быть многоразовой. Любая война краткосрочна: в бою танк живет полчаса, самолет — 15 минут. Никому не надо делать военную технику, рассчитанную на годы эксплуатации. Так что космонавтика наша вряд ли этим путем пойдет. Это что же получается, предприятия, которые их производят, останутся без работы? Чем их загружать? Новые ракеты? Новые государственные деньги не придут на предприятия. У нас одноразовая техника почитается в военно-промышленном комплексе, она постоянно требует государственного финансирования. Это Илон Маск, который свои деньги считает, делает такие надежные многоразовые системы. А у нас в космонавтике расходуются государственные деньги, так что неактуально для нас это направление.

Юрий Балега, академик, научный руководитель Специальной астрофизической обсерватории РАН:

Это важно, поскольку сейчас любые космические миссии дают больше информации, чем наземные инструменты, хотя это очень дорого. Любой космический телескоп, любая космическая миссия обходится в тысячи раз дороже наземных экспериментов. Результаты, которые мы получаем с помощью космических аппаратов, гораздо лучше, поскольку не мешает атмосфера и там можно круглосуточно работать, мониторить в течение суток. Так что преимущество колоссальное.

Михаил Фадеев, пресс-секретарь госкорпорации «Роскосмос»:

Мы эту ситуацию не комментируем.

Валентина Каменева, пресс-секретарь Российской академии наук:

Я, к сожалению, не слышала.

Сергей Кавтарадзе, искусствовед, историк архитекторы, лауреат премии «Просветитель»:

У меня такое ощущение, что российские конструкторы не верили в возможность подобных действий. А теперь мы видим, что эти действия возможны. Это говорит о том, что у нас не все в порядке. Это говорит не о том, что мы не можем того, что может Маск, а о том, что мы перестали верить. Наши конструкторы перестали верить в такие прорывы. А в других обстоятельствах люди берутся за то, что кажется невозможным и это делают. Вот это самое главное.

Ирина Сироткина, кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН, историк двигательной культуры:

Я думаю, что это событие не только прорыв в технологиях, но и новый шаг в развитии человека как антропотехнического существа. Он позволит людям стать «своими» в космосе, в том числе освоить новую культуру движений: «взять в тело» новые двигательные привычки, развить невиданные еще качества.

Евгения Пищикова, журналист:

Для пространства, где придумываются космические технологии, эта новость, надо полагать, оглушительная. Ведь речь идет, как я поняла, о возвратной первой ступени. То есть спутник выводят на орбиту не посредством жюль-верновского взрыва, а с помощью как бы возвращающейся ракеты, маленького шаттла. Но скромная реакция на эту новость очередной раз показывает, как массовое общественное мнение отошло от понимания того, что происходит в научном мире. Мечты о космосе шестидесятых годов, рождающей необыкновенный интерес ко всему, что происходит в этой области, больше нет, понимание вслед за мечтой не пришло.

Владимир Картавцев, старший научный сотрудник Лаборатории методологии социальных исследований ИНСАП РАНХиГС:

Для меня история успехов Илона Маска как предпринимателя — это, в первую очередь, не история гения-одиночки, который способен — в силу личных способностей и глубины карманов — заменить собой отдельные государственные институты, а, наоборот, история про то, как возможен адекватный формат частно-государственного партнерства. На эти вещи очень любопытно смотреть из России. Однажды я в качестве социолога-консультанта работал в одном маленьком российском городе. Этот город и вся его округа находились под прямым влиянием крупного местного бизнеса. Мэр — ставленник, глава района — свой человек. Та же самая история с полицией. Единственное место, где присутствовала федеральная власть, — КПП на въезде в заповедник. Казалось, что отцы этого города были в одном шаге от того, чтобы ввести свою собственную валюту, и тогда вотчина окончательно бы замкнулась в себе. Мне кажется, что такой формат отношений с федеральной властью скорее характерен для РФ, нежели специфичен. Достаточно вспомнить некоторые республики Северного Кавказа, чтобы представить себе чистые формы «федерализма» такого рода. И в этом смысле Илон Маск, который реализует свои проекты на деньги госконтрактов и в тесном сотрудничестве с американскими федеральными агентствами типа NASA, для меня — пример человека, заключившего иной тип контракта с «Большой Властью». И поэтому мне не сильно любопытен всеобщий хайп относительно технических достижений американского миллиардера. Мне интересен большой социальный сюжет, который разворачивается на наших глазах, сюжет о границах государства и просторах его властвования. В этом смысле интереснее всего было бы дождаться прямого конфликта Маска и США, если такой когда-нибудь произойдет. Вот тогда мы узнаем что-то действительно интересное. А пока будем читать новости о ракетах падающих и сохраняющих равновесие, об автомобилях на электричестве и человеко-машинных интерфейсах. Но все это, конечно, еще только намек на по-настоящему интересные новости.

Уборщица, два охранника группы компаний Rambler&Co и бариста Double B на Даниловской мануфактуре признались, что ничего не слышали ни о запуске SpaceX, ни об Илоне Маске.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое