01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Химия и науки о материалах
22 апреля
Как химия утратила невинность

102 года назад началась эра массового применения химического оружия

Wikimedia Commons

Зачем немцы интересовались метеосводкой в районе боевых действий и как судьба отомстила изобретателю химического оружия, читайте в сегодняшнем выпуске рубрики «История науки».

В апреле 1915 года под небольшим бельгийским городком Ипр германская армия начала наступление в ходе так называемой Второй битвы под Ипром. Согласно поздним данным английской разведки, главной целью немецкого командования было не собственно наступление — военные хотели испытать эффективность нового оружия, которое могло переломить ход позиционной войны.

В этот период и войска Антанты, и германские войска окопались по обе стороны фронта. Развитие военных технологий того времени — артиллерии и пулеметов — сделало траншейную войну очень удобной, ведь малое количество обороняющихся, засев в хорошо продуманных укреплениях, могло сдерживать сильно превосходящего их числом противника. Война застопорилась, солдаты месяцами сидели в вырытых окопах, расширяя и углубляя их.

Немцы придумали, как «спасти» ситуацию. Вскоре в руки английской разведки стали попадать метеорологические сводки, касающиеся направления и устойчивости ветра. Позже стали попадаться пленные и дезертиры, рассказывавшие о разрушительном оружии, которое было спрятано во врытых в землю цилиндрах. Но союзники не обращали внимания на эти сообщения.

22 апреля погода наконец стала «благоприятной». Французские колониальные солдаты, находившиеся на позициях в северо-восточной части Ипрского выступа, увидели приближающееся зеленоватое облако. Многие любопытствовали, что же это такое, но и мысли о том, что нужно бежать, у солдат не возникло. Пока облако не добралось до траншей.

Хлор, а это был он, вызывал отек слизистых оболочек, кашель и удушье. Те, кто не бежал, падали и умирали. «Лица, руки людей были глянцевого серо-черного цвета, рты открыты, глаза покрыты свинцовой глазурью, все вокруг металось, кружилось, борясь за жизнь. Зрелище было пугающим, все эти ужасные почерневшие лица, стенавшие и молящие о помощи… Воздействие газа заключается в заполнении легких водянистой слизистой жидкостью, которая постепенно заполняет все легкие, из-за этого происходит удушение, вследствие чего люди умирали в течение одного или двух дней», — вспоминали очевидцы событий. Французы потеряли в тот день около трех тысяч человек (по сообщениям немцев — пять тысяч). «В этот момент наука утратила свою невинность», — отметил историк науки Эрнст Петер Фишер.

Fb7c2d82f454995ca43087098d1f6f44e9e4d321
Фриц Габер
Wikimedia Commons

Применением этого оружия мы во многом «обязаны» одному человеку — Фрицу Габеру. Этот видный немецкий химик, ученик Бунзена, до войны разработал процесс получения жидкого аммиака. Габер предложил свою разработку «Баденской анилино-содовой фабрики» (BASF). При помощи сотрудников BASF: Карла Боша, Пауля Митташа и других — процесс запустили в производство. Благодаря этому веществу Германия смогла вырабатывать красители, удобрения и… взрывчатые вещества. Но этим работа Габера на немецкую военную машину не закончилась.

42c79bbe2af2fda436e92fa9e49fde92e4f390e8
Wikimedia Commons

С самого начала войны — 1914 года — химик работал в Военно-химическом департаменте. Говорят, что сам Габер на самом деле не был монстром, войну ненавидел и хотел всего лишь, чтобы она закончилась быстрее, ведь в траншеях гибло неимоверное количество солдат, причем не столько от пуль и снарядов, сколько от антисанитарии и сопутствующих ей болезней. Но, как и в случае с изобретателями ядерного оружия, благими намерениями оказалась устлана дорога в ад. Габер со своими сотрудниками разработал метод производства хлора в качестве отравляющего вещества, которое немцы решили испытать под Ипром.

Одним из главных преимуществ хлора была его дешевизна и доступность (газа было много в отходах немецкой промышленности), а также то, что газ был достаточно тяжел: он не поднимался вверх, а стлался по земле, как раз над окопами, где засели вражеские солдаты.

Страны Антанты оказались не готовы к новому оружию: эффективных методов химической защиты тогда просто не было. Маски в то время пропитывали гипосульфитом без добавления соды. Реакция нейтрализации хлора гипосульфитом идет следующим образом:

Na2S2O3*5H2O + 4Cl2=Na2SO4 + H2SO4 + 8HCl

Серная и соляная кислота, которые образуются в результате этой реакции, еще раз реагируют с гипосульфитом:

Na2S2O3 + 2HCl=2NaCl + H2O + SO2

Na2S2O3 + H2SO4 = Na2SO4 + H2O + SO2 + S

То есть даже если маска и спасала от попадания в легкие хлора, то от сернистого газа, который неизбежно попадал в легкие вместе с вдыхаемым воздухом, она не спасала никак.

Впрочем, в дальнейшем ошибка была исправлена и в маски стали добавлять соду, которая нейтрализовывала сернистый газ.

Несмотря на то, что применение химического оружия осудили многие страны, прекращать его использовать немцы (да и союзники впоследствии) и не думали. На полях сражений появлялись один за другим новые отравляющие вещества: фосген, иприт (названный так по месту первого применения). Применяются они и до сих пор.

Кстати, изобретение нанесло удар и по самому изобретателю, причем с довольно неожиданной стороны. Его жена Клара, тоже химик, негативно относилась к военным заказам мужа. После одной из крупных ссор Клара, отчаявшись, покончила жизнь самоубийством. Против вручения Габеру Нобелевской премии по химии 1918 года — за изобретение метода синтеза аммиака — выступали многие ученые, но комитет решил, что важность открытия намного выше, чем вред, принесенный ученым на полях сражений.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое