01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Технические науки
29 июня
«Шумим, братец, шумим»: почему протесты ученых вызывают смех

Колонка о митинге работников Академии наук

Митинг работников профсоюза РАН
Марина Киселева/Indicator.Ru

Что нужно делать работникам РАН, чтобы правительство их услышало, почему ученые могут возмущаться только в Интернете и почему без солидарности ничего у протестующих не выйдет, читайте в материале Indicator.Ru.

Смотрю я на митинг Профсоюза работников РАН, читаю про него в фейсбуке и думаю: ну, нельзя же так! Товарищи, то, что вы делаете, — это смехотворно! Я вовсе не хочу обвинять ученых в фейковости протеста — если говорить точно, налицо вопиющий контраст между целью и выбранными для ее реализации средствами.

Если вы хотите добиться чего-то от власти, адресата вашего митинга, надо же хоть немного понимать, какой язык эта власть понимает и что для нее имеет вес. 500-1000 работников науки, которые собрались и разошлись, — хорошо, молодцы, процесс оптимизации идет дальше. Опыт одного лишь этого года говорит, что поразить власть может или численность, как в первом митинге о реновации в Москве (неожиданные 30+ тысяч), или готовность идти на радикализацию протеста (как 26 марта и 12 июня). Это минимум, просто чтобы вас увидели!

Далее: серьезность намерений измеряется готовностью идти предельно далеко в реализации целей. Ученые готовы объявить голодовку, хоть десять, хоть пять, хоть один? Бессрочную, на Красной площади. Или приковать себя наручниками к пандусу у входа в Президиум РАН? Возможно, это утопия, и такие радикальные акции являются не самым удачным средством. Однако важно просто помыслить их возможность.

Если читатель решил, что я слишком ушел в радикализм, хорошо. Не будем о политике, поговорим об экономике. В конце концов, Профсоюз работников РАН выдвинул экономические требования (дайте денег, не снижайте финансирование). Но это профсоюз! Какой он профсоюз, если не способен организовать всеобщую забастовку (а не просто собраться на пару часиков на митинг)? Чтобы работники всех или хотя бы двадцати научных институтов РАН отказались работать, пока не будут удовлетворены их требования?

Или уважаемые ученые в глубине души боятся, что общество с государством вообще не заметит, что их работа остановилась, и попросту всех уволит? Ведь ученые не врачи, не полицейские и не пожарные. Надеюсь, что нет, не боятся. Но дальше пора назвать еще одно ключевое слово — солидарность. Если на всеобщую бессрочную забастовку вместе с учеными из пары-тройки институтов выйдут, во время учебного года, все преподаватели хотя бы МГУ, РГГУ, Первого меда и МГЛУ, смею вас уверить, что их требования будут удовлетворены в самые ближайшие сроки.

Но мы же понимаем, что это нереально, не так ли? Интересно, почему? Почему преподаватели РГГУ, которых убирают по одному и которым режут зарплаты по принципу «эффективного контракта», бурно возмущаются в Facebook, но до сих пор ни одна кафедра и ни один факультет не прекратил работу в знак протеста? Почему горняки и сталевары в ХХ веке могли, а российские ученые и преподаватели в 2017 году не могут?

На последний вопрос у меня, кажется, есть ответ. Трудами социалистов и коммунистов рабочие (сначала Запада, а потом и всего мира) осознали себя как класс или, шире, как группу, объединенную общими интересами и общим противником. Они осознали, что лучше договариваться и вести борьбу коллективно. А современные российские ученые не осознают себя как класс. Они просят от государства денег, точнее, даже не денег, а другого: «Верните нам наш 1975 год!»

Прусская, французская, советская ли это модель отношений науки с государством — неважно. Важно, что наши ученые en masse воспринимают себя как госслужащих: или верных слуг мудрого государства, или имеющих священное право удовлетворять свое любопытство за госсчет. А государство изменилось, дорогие товарищи. Это уже не государство ХХ века, которое дает всем денег, помогает эфиопским крестьянам и томским медиевистам. Которое строит великую державу и реализует грандиозные проекты. Смотрели бы вы, товарищи, что в мире происходит с 1980-х, пока вы синтезируете соединения или продвигаете перестройку. Я о том, что все больше государств в мире переходят на принципы эффективного менеджмента, оптимизации и неравномерного развития. Грубо говоря: вам дадим, вам дадим (если очень сильно докажете, какие вы нужные и модные), но чуть-чуть и ненадолго, а все остальные пусть выживают как хотят, вне «кластеров роста».

Государство кардинально изменилось, и ваше, товарищи ученые, классовое положение тоже. Если уж вы что-то и должны, то как минимум осознать свое положение — как части глобального прекариата: не слишком ценные наемные работники, которых не без умысла держат в подвешенном положении (мало денег и краткосрочные контракты). Мой совет очень прост: надо четко понимать свое положение, свои интересы, своего противника, ставить себе цели и добиваться их выполнения — и быть готовым идти до конца. А иначе: «шумим, братец, шумим».

Автор — Владимир Ленинов

Мнение авторов материала может не совпадать с мнением редакции

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое