01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Технические науки
10 июля
Охота на ведьм: почему малый бизнес не хочет заниматься инновациями

О театре военных действий, тонкостях взаимодействия науки и бизнеса и содействии инновациям

BRITICO/Flickr

Некоторое время назад Indicator.Ru опубликовал заметку кандидата юридических наук Юлии Величинской о юридических аспектах взаимоотношений лаборатории профессора химического факультета МГУ Аркадия Карякина и ООО НПГ «Традиция», касающихся производства биосенсоров, которые позволяют неинвазивно определять уровень лактата — продукта метаболизма глюкозы — у человека. Indicator.Ru публикует ответную заметку генерального директора компании Антона Панфилова.

26.06.2017 на портале Indicator.Ru был опубликован материал, озаглавленный «Грант на мошенничество: бизнесмены крадут технологии у ученых». Автор поднимает актуальную тему разработки системы поддержания отечественной науки и весьма обоснованно критикует недостатки механизма финансирования исследовательских проектов. Однако, подробно разобравшись в законодательстве получения грантов и возможном мошенничестве в этой сфере, автор статьи не нашла времени подобрать подходящие примеры и изучить фактическую сторону дела.

На основе поверхностной информации одностороннего порядка статья вопиет ни много ни мало о «посягательстве на имя высшей школы»! Что же стряслось и кто посмел обидеть нашу высшую школу?

Фигурантами «дела» стали два предприятия. ООО «Русенс», созданное Аркадием Карякиным для коммерциализации научных исследований химфака МГУ, а именно биосенсоров лактата и глюкозы, по словам автора статьи, успешно продававшихся на рынке. Второе предприятие — ГК «Традиция» — существует на рынке уже более 25 лет. В тексте статьи принижается имя предприятия, вносится эпитет «некая» на фоне заслуг лаборатории Аркадия Карякина, классически формируя у читателя образ фирмы-однодневки или современного коммерсанта, ни за что не отвечающего и пытающегося украсть или извлечь максимальную прибыль.

Поэтому, справедливости ради, стоит отметить, что история компании началась с фирмы «СОГЛАСИЕ», основанной в 1990 году группой сотрудников Вычислительного центра АН СССР. Компания имеет головной офис в Москве и филиалы в Калуге и Санкт-Петербурге, представительства в Германии, Швеции, Финляндии, Италии, более 60 человек постоянных сотрудников. Предприятие с 90-х годов занимается созданием медицинских приборов и диагностических систем (Система инструментальной диагностики ГШ МО РФ, комплексы «АРНЕГА» для полевой телемедицины, нательные мультисенсорные датчики «АКРИТЕРМ» и др.). Данные разработки не легли в стол в виде бумаги, а вполне нормально продаются на рынке. Поэтому речь надо как минимум вести о вполне заслуженных организациях, но со специализацией в различных областях: одни изобрели сенсорный электрод с иммобилизованной лактатоксидазой, другие умеют создавать электронные приборы, разрабатывать программное обеспечение, имеют реальные продажи и постоянный оборот.

Симбиоз двух фирм изначально был понятен, полезен, ясен и не подлежал сомнению. ГК «Традиция» вложила свои средства и привлекла возвратные инвестиционные ресурсы в компанию «Робомед», которая по согласованию с Аркадием Карякиным планировала применять его электроды в разрабатываемом лактометре. Более того, «Традиция» обеспечила поставки швейцарского фермента лактатоксидазы для производства опытной партии электродов по ее заказу, а сотрудники, выполнявшие эту работу, получили вознаграждение. В дальнейшем и планировалось приобретение электродов в компании «Русенс». Весь этот труд оказался напрасным, время и деньги были потеряны. К сожалению, по причине ухода из команды Аркадия Карякина наиболее компетентных специалистов поставки электродов стали невозможными. Однако в течение года были найдены близкие по характеристикам электроды у европейских (DropSense и др.) и российских («КолорЭлектроникс» и др.) компаний, хотя автор статьи утверждает, что «лаборатория профессора Карякина единственная в мире площадка, способная создавать такие биосенсоры». При этом в целях импортозамещения мы остаемся открытыми для размещения заказов на отечественные электроды, если «Русенс» сможет их поставлять.

Приходится также признать, что автор статьи не удосужилась даже элементарно получить комментарий от ГК «Традиция», не говоря о том, чтобы подъехать на производство и посмотреть на месте, чтобы составить адекватное мнение. Поэтому автор статьи даже не обратила внимания на то, что между электродом профессора Карякина и нательным прибором для проточного измерения лактата, над которым трудится фирма «Традиция», лежит целый путь огромной работы. Статья содержит классические «бульварные» громкие формулировки, ничем не подкрепленные фактологически, множество громких слов, таких как «мошенничество» и «украсть», призванных вызвать «общественный резонанс» (например, заявления Величинской, что компания украла ноу-хау Аркадия Карякина, а также получила грант на воспроизведение его работ, заведомо ложны и попадают под действие соответствующих статей УК России (статья 128.1 УК РФ «Клевета»)), и большое количество так называемых (в юриспруденции) «свинских аргументов», то есть заведомо ложных утверждений, позволяющих при отсутствующей доказательной базе покрыть «грязью» и тем самым уравнять позиции сторон в глазах постороннего читателя, не знакомого с предметом обсуждения.

Например, фраза «Этот фиктивный проект финансируется с 2016 года. Первый этап работ, который представлял собой анализ специальной литературы, завершен и принят организаторами. Если экспертный совет готов обманываться и дальше, то эти якобы научные работы государство будет оплачивать до конца 2018 года». Речь идет о Соглашении о предоставлении субсидии в рамках Федеральной целевой программы «Исследования и разработки», где ГК «Традиция» является индустриальным партнером. Как автор статьи вообще могла что-то понять по одному предложению из краткой аннотации проекта, при этом не связавшись даже с исполнителем проекта? Но при этом не постесняться и назвать проект «фиктивным». В рамках данного проекта разрабатывается носимая система полиметрии жизненных показателей человека, включающей в себя множество интеллектуальных датчиков IoT-типа, объединенных в сеть (температура, пульсоксиметрия, влажность кожного покрова, кардиограмма, параметры дыхания, изменения уровня содержания лактата и глюкозы, анализа двигательной активности и биомеханики) для реализации механизмов диагностики состояний организма человека, разрабатываются методы и алгоритмы такой диагностики.

То есть, во-первых, разработка датчика лактата/глюкозы — это одна из как минимум десятка не менее серьезных проблем, решаемых в проекте. Автор видимо эти проблемы тоже считает «фиктивными». Во-вторых, в рамках проекта сам электрод не разрабатывается, а покупается, а разработке подлежат методы сбора и обработки данных содержания лактата и глюкозы в организме человека в контексте повседневного ношения. По сути, здесь три задачи: конструктивная, то есть разработка конструкции специального устройства, обеспечивающего непрерывный сбор образцов пота (проточность) и соответствующую адекватность изменений содержания лактата/глюкозы в поте, близкую к реальному времени; конструктивно-компоновочная, позволяющая разработать конструкцию носимого компактного датчика и решить проблемы зашумленности среды при повседневном ношении; метрологическая — наверное, самая важная и многослойная, связанная с адекватностью преобразования измерений. Все три задачи решаются в рамках проекта «с нуля», и каких-то пересечений с деятельностью, а тем более с запатентованными разработками Аркадия Карякина, связанными с разработкой электродов и электрохимическими взаимодействиями, в данном проекте нет. Команды очень долгое время не сотрудничают и никак не связаны между собой. При этом ГК «Традиция» в данном проекте вообще не занимается разработкой датчика лактата/глюкозы.

Таким образом, частная компания вложила собственные средства в коммерциализацию научных исследований, сделанных за государственные деньги, а именно такая модель ГЧП (государственного-частного партнерства, — прим. Indicator.Ru) пропагандируется нашими властями как механизм инновационной модернизации нашей экономики. Отметим также, что полученный компанией патент на полезную модель датчика лактата защищает разработанное беспроводное устройство измерения лактата на основе оригинального метода организации естественного потосбора и его анализа в условиях нормальной жизнедеятельности пользователя, а не метод измерения лактата на электрохимическом электроде в лабораторных условиях. Стоит заметить, что, как и в любой узкой научной области, являющейся, по сути, трендовой, естественно, могут быть какие-либо трения между научными коллективами, но решать их, на наш взгляд, если они имеют место, надо в рамках тактичного прямого обсуждения (как принято в научном мире) или в рамках правового поля, то есть через судебные инстанции, если имеется нарушение авторских или патентных прав, а никак не через «грязные» заказные статьи, написанные третьими лицами. Учитывая молодость и амбиции автора, понятное желание сделать себе на чем-то имя, считаем важным подобные ошибки не превращать в театр военных действий с понятным исходом, а пожелать автору статьи, только начинающему свою карьеру, беречь свое имя, в дальнейшем не торопиться навешивать ярлыки, разобраться в проблеме и сконцентрироваться на конструктивном содействии инновациям столь нужным нам всем в нашей разрываемой на части стране или хотя бы не мешать работать тем, кто еще пытается это делать.

Автор — Антон Панфилов

Мнение авторов материала может не совпадать с мнением редакции

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое