01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Математика и Computer Science
31 июля
Российские стартапы: «Ваш пароль можно украсть, а ваш голос не украдешь»

Как живут технологические стартапы в России

Pantech Solutions/Flickr

С какими сложностями сталкиваются молодые технологические компании в России, реально ли получить второй грант «Сколково» и заменит ли голос пользователя традиционные пароли? Об этом в интервью Indicator.Ru рассказали Виктор Михайлов, менеджер по работе с ключевыми клиентами компании «ЦРТ-инновации», занимающейся разработкой систем распознавания и синтеза речи, обработки аудио и видео, а также идентификации личности, и Алексей Закревский, директор по развитию бизнеса ЦРТ.

– Расскажите о вашей компании. Чем вы занимаетесь?

Виктор Михайлов: Наша биометрическая платформа предназначена для аутентификации человека по голосу и лицу. В настоящее время она применяется в основном в финансовой сфере, потому что там больше озабочены безопасностью, но мы видим спрос и в других индустриях.

Мы предлагаем несколько сценариев работы системы. При звонке в контактный центр мы узнаем человека по голосу, при этом не важно, что именно человек говорит и на каком языке. Когда же вы входите в свой личный кабинет, например, в мобильном банке, система выводит на экран одноразовый случайно сгенерированный пароль. Вы голосом его читаете, система снимает вас на видео, проверяет биометрические признаки голоса и изображения лица, проверяет, что вы произнесли именно предложенный пароль, сопоставляет звучащие слова с движениями ваших губ и пропускает в личный кабинет. В этом случае система опознает пользователя по голосу и по лицу. Она может работать в любом мобильном приложении, где нужно проверить, является ли человек тем, за кого себя выдает.

28fbd74c9cf1b44ddc824357c53788d87aa8223b
Облачный сервис OnePass позволяет использовать голос и лицо вместо привычных паролей
Пресс-служба ЦРТ

– То есть если я где-то регистрируюсь, то даю образец своего голоса, и потом вы используете его для сравнения?

Виктор Михайлов: При регистрации через контактный центр — да. А через Интернет — образцы и голоса, и лица. Сейчас в работе у Минкомсвязи находится проект Единой биометрической системы (до недавнего времени она называлась Национальной биометрической платформой), там как раз будут использоваться такие технологии. Вы когда-нибудь заходили на Госуслуги (портал государственных услуг Российской Федерации, – прим. Indicator.Ru)? При регистрации на портале вы получаете логин и пароль, и потом, заходя, например, на parking.mos или другой государственный сервис, вы используете данные своего аккаунта на Госуслугах.

Идея такая: добавить к паролю еще ваши лицо и голос. Это позволит проводить идентификацию для таких чувствительных операций, как, например, удаленный прием на обслуживание клиента банками. Ваш пароль можно украсть, а ваш голос не украдешь.
Виктор Михайлов
Менеджер по работе с ключевыми клиентами компании «ЦРТ-инновации»

– А подделать его нельзя?

Виктор Михайлов: Голос сейчас пытаются подделывать, мы боремся… Но это как обычно: кто-то пытается взломать, кто-то защищается. Пока мы защищаемся — обнаруживаем в голосе признаки подделки, синтеза, монтажа из кусочков. Но для финансовых операций одного голоса недостаточно, нужно исключить возможность подстановки записи, поэтому мы используем мультимодальные решения — совмещаем голос и лицо. Сейчас уже пытаются подделывать и лицо, но подделать одновременно голос с синхронно двигающимся лицом гораздо сложнее.

– Как появилась компания «ЦРТ-инновации»? Создавалась ли она с нуля или выросла из какого-то подразделения, отдела ЦРТ?

Алексей Закревский: Компания создавалась как дочернее предприятие ЦРТ, туда были перенесены наиболее интересные коммерческие разработки, переведены сотрудники, но сейчас «ЦРТ-инновации» – вполне самостоятельная компания, которая активно работает на рынке, и поддержка ей уже не требуется. Они являются резидентом «Сколково», и его поддержка играет большую роль в развитии компании.

– Сложно ли было получить грант «Сколково»?

Алексей Закревский: Это было довольно давно, и в тот момент, вскоре после основания «Сколково», это было относительно продуктивно, и никакой лишней волокиты не было.

– А сейчас это было бы труднее?

Алексей Закревский: Второй грант — в принципе практически невозможно. Конечно, возросли требования, и конкуренция возросла.

– Выполнил ли грант свою задачу? И выполняет ли ее «Сколково» как институт развития?

Алексей Закревский: Безусловно. Это важный стартовый задел, который позволяет в дальнейшем развивать компанию. Я бы, конечно, хотел сказать, что грант грантом, но есть важная для нас и налоговая, и организационная поддержка, которая идет от «Сколково». Все это делает компанию гораздо более конкурентной.

– А искали ли вы поддержку в других фондах?

Алексей Закревский: Если говорить про поиск новых инвесторов в акционерный капитал, то нет, мы развиваемся достаточно консервативно, используем собственные средства.

– Что вы могли бы посоветовать начинающим компаниям, стартапам? Как найти, заинтересовать инвестора?

Алексей Закревский: Наверно, самое важное, что должно быть у молодых компаний – это максимальная ориентация на рынок.

У нас в России принят достаточно инженерный подход – история любого стартапа начинается с технологии, что с точки зрения современной экономики не всегда эффективно. Начинающим стартапам нужно четко понимать свой рынок, свой продукт, ту ценность, которую он несет этому рынку, и уже потом смотреть, где какие взять технологии.
Алексей Закревский
Директор по развитию бизнеса ЦРТ

Я бы посоветовал прежде всего обращать внимание на это, хотя конечно, технологические инновации – очень важные и нужные на рынке. Если будет четкое понимание продукта и рынка, то получить элементы государственной поддержки не так сложно.

– Как вы считаете, достаточно ли государство поддерживает стартапы? Возможно, могли бы быть более эффективные формы поддержки?

Алексей Закревский: Сейчас есть довольно много форм поддержки и институтов развития. Это и «Сколково», и Фонд развития интернет-инициатив, и НТИ, и РВК и так далее. Я считаю, что основная форма для начинающих компаний – это поддержка венчурной экосреды. Мы видим, что рынок сейчас развит довольно слабо, несмотря на то, что есть фонд «Сколково», есть ряд других окологосударственных институтов развития. Но пока среда, которая позволила бы работать частным венчурным инвесторам, в России очень слабая. Если государство сможет эту сферу простимулировать, чтобы частные фонды, частные венчурные инвесторы работали на этом рынке, это будет самая большая поддержка для молодых компаний.

– А что может для этого сделать государство?

Алексей Закревский: Наверно, четкого рецепта нет. Нужно создать максимально благоприятные условия для венчурных фондов с точки зрения привлечения финансирования, защиты интеллектуальной собственности, налогообложения и так далее, возможно, новые формы фондирования этих компаний. Нужно подойти к этому комплексно и заставить эту сферу работать. Безусловно необходимо посмотреть опыт других стран, где венчурная экосреда развита лучше, таких как Израиль, США или Швейцария.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое