01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Математика и Computer Science
20 августа
Взлет, падение и возрождение искусственного интеллекта

Отрывок из книги Джона Маркоффа «Homo Roboticus? Люди и машины в поисках взаимопонимания»

Stockvault.net

Автор книги «Homo Roboticus? Люди и машины в поисках взаимопонимания», которая вышла в издательстве «Альпина нон-фикшн», пытается найти ответ на философский вопрос о будущих взаимоотношениях людей и машин и представляет читателям группу компьютерщиков, программистов, робототехников и нейробиологов, считающих, что мы подходим к переломному моменту, когда искусственный интеллект превзойдет человеческий и наш мир безвозвратно изменится. Однако место человека в этом новом мире специалисты видят по-разному, и автор знакомит нас со всем спектром мнений. Indicator.Ru публикует отрывок из книги.

Осенью 2010 г. Дэвид Брок, копавшийся в пыльных коробках архива Стэнфордского университета , обнаружил нечто такое, от чего у него замерло сердце. Как историк компьютерной индустрии Брок методично изучал бумаги Уильяма Шокли в поисках материалов для своей работы о жизни основателя компании Intel Corp. Гордона Мура. Было известно, что после ухода в 1955 г. с поста руководителя команды в Bell Labs, которая разрабатывала транзистор, Шокли вернулся в округ Санта-Клара и основал свою компанию по производству более технологичного варианта транзистора. Но до находки Брока никто не знал о смелом предложении Шокли — о том, что тот пытался убедить Bell Labs, бывшую в 1951 г. ведущим научно-исследовательским институтом, создать «автоматического обучаемого робота».

Мур был одним из первых сотрудников лаборатории, а позднее вошел в «восьмерку предателей», группу инженеров, которые из-за недовольства авторитарным стилем руководства Шокли сбежали и создали конкурирующую компанию. Этот поступок вошел в анналы Кремниевой долины как образчик интеллектуальной и технической свободы, которая превратила регион в центр предпринимательства, какого мир еще не видел. Многие уверены, что решение Шокли основать транзисторную компанию в Маунтин-Вью было той искрой, которая дала начало Кремниевой долине. Интереснее, однако, вопрос, к чему стремился Шокли. Он давно считается одним из первых предпринимателей, безнадежных как менеджеры. Тем не менее его страсть к предпринимательству служила моделью для многих поколений технарей. Но это лишь часть объяснения.

Брок сидел в архиве Стэнфорда и смотрел на пожелтевшую страничку с предложением, озаглавленным «Проект A. T. R.». Шокли, известный своей несдержанностью, не деликатничал. «Важность предлагаемого проекта, возможно, больше всего, чем Bell System занималась до сих пор, — писал он. — Это направление может стать основой самой крупной из когда-либо существовавших отраслей. Не исключено, что прогресс в сфере производства в последующие два-три десятилетия будет напрямую зависеть от энергичности осуществления проектов такого класса». Цель проекта была обозначена предельно прямо — «замена человека машинами в производственном процессе».

Роботы были необходимы, поскольку в целом автоматизированным системам недоставало ловкости и чувственного восприятия людей. «Подобная механизация принесет очевидную экономию в очень долгосрочной перспективе, но будет непрактичной в краткосрочной», — продолжал Шокли. Он предвидел создание не только «автоматического завода», но и обучаемого робота, которого можно «легко перенастроить для выполнения любой из множества операций». Его машина должна была иметь «руки», «органы чувств», «память» и «мозг».

Шокли загорелся идеей создания человекоподобного промышленного робота потому, что сборочные операции часто представляют собой повторяющуюся последовательность движений, выполняемых квалифицированным рабочим, и потому, что подобный робот может стать прорывом на пути к полному замещению живого труда. Его идея была поразительной, поскольку она родилась на заре компьютерной эпохи до того, как большинство работавших в этой области инженеров осознали влияние технологии. Она появилась всего лишь через полдесятилетия с тех пор, как первый цифровой компьютер общего назначения ENIAC стали называть в массовой прессе «гигантским мозгом», и всего два года спустя после выхода книги Норберта Винера «Кибернетика», провозгласившей начало информационной эпохи.

Шокли предсказал курс, которым пойдет автоматизация десятилетия спустя. Например, компания Kiva Systems — производитель автоматизированных складских систем, приобретенный Amazon в 2012 г. за $775 млн, — исходила из того, что труднее всего автоматизации на современных складах поддаются операции, требующие участия глаз и рук людей, например идентификация и захват объектов. Без средств машинного восприятия и подвижности уделом роботизированных систем остаются лишь повторяющиеся задания, поэтому Kiva сделала очевидный промежуточный шаг и создала мобильных роботов, подающих объекты к местам расположения работников. Когда средства машинного восприятия и манипуляторы роботов станут более совершенными и дешевыми, от людей можно будет отказаться.

В сезон рождественских распродаж в декабре 2014 г. Amazon сделала отступление от своей обычной политики секретности и пригласила прессу на экскурсию по одному из складских центров в Трейси, штат Калифорния. Что участникам экскурсии не показали, так это экспериментальную станцию, где роботизированный манипулятор занимался комплектацией грузов, работой, которую пока выполняют люди. Amazon экспериментирует с датским манипулятором, который должен заменить оставшихся людей.

Шокли в середине прошлого столетия совершенно не беспокоила перспектива вытеснения людей обучаемыми роботами, а Винер видел в этом потенциальную катастрофу. Через два года после «Кибернетики» он написал книгу «Кибернетика и общество», в которой попытался оценить последствия заполнения мира все более умными машинами. Несмотря на все свои оговорки, Винер сыграл в 1950-х гг. ведущую роль в формировании того, что Брок назвал «движением за автоматизацию». Брок прослеживает процесс, который привел к маниакальному стремлению страны автоматизировать все подряд, до его зарождения 2 февраля 1955 г., когда Винер и глава департамента электротехники Массачусетского технологического института Гордон Браун выступили на публичной дискуссии в Нью-Йорке с участием 500 членов Ассоциации выпускников Массачусетского технологического института с докладом «Автоматизация: что это?».

В тот же день на другом конце страны предприниматель Арнольд Бекман председательствовал на банкете в честь Шокли и Ли де Фореста, изобретателя вакуумного триода. На этом мероприятии Бекман и Шокли обнаружили, что оба они «энтузиасты автоматизации». Бекман уже начал переориентировать Beckman Instruments на автоматизацию химической промышленности, и к концу банкета Шокли согласился послать Бекману копию своего недавно полученного патента на оптико-электронный глаз. В результате этого разговора Бекман стал финансировать Лабораторию полупроводников Шокли как филиал Beckman Instruments ради возможности приобрести этот орган машинного зрения. Шокли сформулировал идею замены рабочих роботами в разгар общенациональной дискуссии об «автоматизации». Этот термин сделал популярным Джон Диболд в своей книге 1952 г. «Автоматизация: Начало эры автоматических заводов» (Automation: The Advent of the Automatic Factory).

Проницательность Шокли настолько поражала, что Родни Брукс, сам пионер робототехники в Стэнфордской лаборатории искусственного интеллекта в 1970-х гг., прочитав статью Брока в IEEE Spectrum в 2013 г., разослал меморандум Шокли, датированный 1951 г., сотрудникам своей компании Rethink Robotics и предложил определить, когда он был написан. Не угадал никто. Этот меморандум появился более чем за полвека до робота Baxter, созданного компанией Rethink осенью 2012 г. Тем не менее Baxter почти полностью соответствовал тому, что предлагал Шокли в 1950-х гг., — это был обучаемый робот с выразительным «лицом» на светодиодном экране, «руками», «органами чувств», «памятью» и, конечно, «мозгом».

Разница заключалась в философии — Брукс исходил из того, что Baxter будет не заменять рабочих, а помогать им, взяв на себя скучные, повторяющиеся операции и оставив людям более творческую работу. Меморандум Шокли показывает, что Кремниевой долине изначально присущ фундаментальный парадокс, связанный с тем, что технология одновременно расширяет возможности людей и вытесняет их. Сегодня этот парадокс проявляется острее, чем когда-либо. Разработчики систем, все больше изменяющих мир и определяющих облик информационной эпохи, стоят перед выбором — встраивать человека в будущее или нет.

Подспудная история Кремниевой долины проявляется и в попытке Google подключиться к созданию мобильных роботов. В 2013 г. Google без лишнего шума перекупила многих лучших робототехников мира в стремлении стать лидером следующей волны автоматизации. Как и в случае секретного проекта по созданию гугломобиля, контуры бизнеса Google в сфере мобильных роботов остаются неясными. Трудно сказать, в каком направлении пойдет Google в конечном итоге — по пути расширения возможностей или замены людей. Так или иначе компания явно взялась за поставленную Шокли шесть десятилетий назад задачу создания обучаемого робота.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое