01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Технические науки
7 сентября
«Тебе не быть ученым»: что станет с научной аспирантурой

Будет ли польза от инициативы министра образования и науки

Хранилище библиотеки ИНИОН, Москва
Игнат Соловей

Почему стоит ожидать того, что качество аспирантских диссертаций вскоре упадет, как у аспирантов меняется философское осмысление мира, чем аспирантура похожа на смертную казнь и на кубинские ретроавтомобили, Indicator.Ru рассказали ученые и преподаватели, узнавшие о том, что защита диссертаций по окончании аспирантуры станет обязательной.

На днях министр образования и науки Ольга Васильева заявила, что теперь любая аспирантура будет обязательно оканчиваться защитой диссертации. Соответствующее положение, по словам министра, уже принято, и в ближайшее время документ будет опубликован для обсуждения на портале правовой информации.

«Я убеждена, что аспирантура заканчивается диссертацией, если не можешь защититься, значит, тебе не быть ученым», — заявила министр на встрече с молодыми исследователями в Дальневосточном федеральном университете.

После того как в 2013 году был принят новый закон об образовании, аспирантура стала рассматриваться как третья ступень образования, а не как начало научной работы. В том, что предшественники Васильевой с реформой поторопились, а аспирантуре необходимо вернуть научный статус, уверены как ученые, так и министерские чиновники. Этот вопрос они подробно обсуждали на совместном заседании совета Российского союза ректоров и Президиума РАН в МГУ в конце июня. Тогда исполняющий обязанности президента РАН Валерий Козлов аккуратно назвал реформу аспирантуры поспешной и предложил вернуться именно к научной аспирантуре. Министр Васильева эту идею поддержала и пообещала в том числе сделать обязательной защиту диссертаций.

Когда защита диссертации станет обязательной для аспирантов, пока неизвестно, рассказал Indicator.Ru заместитель министра образования и науки Григорий Трубников. «Мы хотим это обязательно обсудить на Совете по науке при Министерстве, с Российской академией наук, с Ассоциацией ректоров и с Союзом ректоров. Это вопрос сложный, и тут не стоит цель как можно быстрее это дело реформировать. Мы спокойно все обсудим и эволюционным путем придем к исследовательской аспирантуре. Когда это состоится, зависит в первую очередь не от министерства, а от университетского и от научного, академического сообщества», — подчеркнул Трубников.

Так ли обязательна защита?

Введение обязательной защиты вряд ли повысит качество диссертаций, считает профессор Сколтеха и Ратгерского университета, руководитель аспирантской программы Сколтеха по направлению «Науки о жизни» Константин Северинов.

Эта инициатива вредная и глупая. Она приведет к ухудшению уровня диссертаций, так как и руководители аспирантов, и сами аспиранты будут вынуждены гнать халтуру, чтобы выполнить требования обязательной защиты по окончании аспирантуры.
Константин Северинов
Профессор Сколтеха и Ратгерского университета

«Руководство министерства должно быть обеспокоено разработкой мер по улучшению качества образования и науки в нашей стране, а не начетничеством и желанием достичь бессмысленных показателей, которые позволят рапортовать об успехах "на бумаге", ухудшив ситуацию на деле», — считает Северинов.

Аспирантура должна быть нацелена на защиту диссертаций, но при этом необходимо сделать сроки защиты более гибкими, отмечает проектор МГУ Алексей Хохлов. «Нельзя от организации требовать защиты диссертации точно в срок окончания аспирантуры, поскольку это приведет к дальнейшему падению качества защищаемых диссертаций. Поэтому неправилен такой подход, когда нужно обязательно защитить диссертацию в срок, иначе организация будет наказана», — заявил Хохлов.

Профессор РАН, ведущий научный сотрудник Государственного астрономического института имени П.К. Штернберга Сергей Попов сравнил введение обязательных защит с ретроавтомобилями в Гаване. «Во многом система науки в России вообще и аспирантура в частности напоминают мне эти машины. А попытки министра что-то реформировать — ремонт таких машин. Можно обсуждать, в какой цвет их красить, можно переставлять руль с правой стороны на левую, можно менять обивку то на одном сиденье, то на другом (в зависимости от текущей концепции). Но все это не имеет отношения к нормальному автопрому или возможности граждан купить современный автомобиль», — прокомментировал Попов.

От инициативы министерства не будет ни вреда, ни пользы, отметил философ и социолог Григорий Юдин (НИУ ВШЭ). «Это бесполезная и безвредная инициатива, как и большинство инициатив Васильевой. Заставлять защищаться никого все равно невозможно, даже если пригрозить смертной казнью», — подчеркнул эксперт.

Что нужно изменить в подготовке аспирантов

Обязательная защита — не единственное нововведение в аспирантуре. Изменения могут коснуться и программ подготовки аспирантов. Как их менять, Министерство образования и науки планирует обсудить с учеными и преподавателями вузов. «Все лучшее, конечно, останется. Все, что работает, все, что дает эффективную подготовку квалифицированных кадров, конечно, все эти практики останутся обязательно», — пообещал Григорий Трубников.

Сейчас много вопросов вызывают вступительные и кандидатские экзамены, обязательные курсы и педагогическая практика. В перечень обязательных вступительных испытаний во многих университетах входит «Философия». Аспиранты первого года обучения слушают курс по «Истории и философии науки» и сдают по нему кандидатский минимум. Однако качество философской подготовки аспирантов оставляют желать лучшего. «Этот экзамен всегда был насмешкой над философией, осмысленно подготовиться к нему было невозможно, и единственное, чему он надежно обучал, так это отвращению к философии. По счастью, некоторые университеты, такие как ВШЭ, начали отменять его как обязательный экзамен, и пока никто не жалуется, что уровень философского осмысления мира у аспирантов снизился», — заявил Григорий Юдин.

Ввести в программу обязательных курсов можно и более актуальные для аспирантов предметы, считает профессор Университета Северной Каролины и МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор химических наук Александр Кабанов. «Философия в зависимости от специальности, может, и нужна, но далеко не всем. Для химиков, биотехнологов, фармацевтов (области, которые я представляю хорошо) вместо философии я бы ввел какие-то другие курсы, современные и более полезные для специальности, которых не хватает выпускникам вузов. Это могут быть статистические методы, которым, по моим старым представлениям, учат не очень хорошо, или информатика, или курс, сфокусированный на взаимоотношении различных дисциплин, с целью подготовки специалистов к междисциплинарным, "конвергентным" исследованиям в будущем», — рассказывает Кабанов.

Кабанов добавил, что вместо философии внимание в подготовке аспирантов следует уделять иностранному языку. «Успехи в философии, конечно, не отражают способность поступающих к творческой научной работе. Куда важнее способность хорошо говорить и связно выражать свои мысли, в том числе по-английски», — отметил он. Такого же мнения придерживается и Константин Северинов.

Уровень владения английским подавляющего большинства выпускников российских аспирантур, мягко говоря, не высок, а те, кто знает язык, выучили его не благодаря официальным занятиям в аспирантуре.
Константин Северинов
Профессор Сколтеха и Ратгерского университета

Помимо философии и качества преподавания английского языка, вызывает вопросы и то, что аспиранты обязаны преподавать. «Педагогическая практика не обязательна, но возможна, — считает Александр Кабанов. — За деньги и добровольно. Чтобы желающим аспирантам платили за ограниченное количество преподавательских часов».

По мнению Константина Северинова, педпрактика, наоборот, должна стать важным элементом подготовки кандидатов наук. «Другой вопрос, что правильно организовать педагогическую практику сложно, ведь речь должна идти не о мытье пробирок или переключении слайдов для профессора. Человек со степенью кандидата в принципе должен быть способен профессионально провести лекцию на университетском уровне в области своей специализации. Было бы здорово, если бы подготовка и чтение нескольких лекций были частью аспирантуры. Так же, как и руководство дипломниками. Лучший способ что-то понять самому — это объяснить другому», — полагает ученый.

Что дальше?

Философию и педпрактику, по мнению Сергея Попова, едва ли можно считать проблемой российской аспирантуры. Он считает, что в аспирантуру (в основном по гуманитарным направлениям) часто идут люди, которые не планируют строить академическую карьеру и заниматься научными исследованиями. Более того, в России не работает «нормальная система организации науки» и нет запроса на аспирантов. «Это видно уже по отсутствию, скажем, сколько-нибудь заметного числа китайских-индийских постдоков в России. Это хороший индикатор», — поясняет Попов.

Едва ли реформирование аспирантуры в научную сторону что-то изменит, считает эксперт. «В короткой перспективе это приведет к тому, что просто ничего не изменится. Будут ругать руководителей за то, что не обеспечили достаточное число защит, но руководители уже привыкли, что их ругают за невыполнение каких-нибудь невыполнимых требований вроде так называемых "майских указов президента". Или пойдет поток очень слабых защит», — сетует Попов.

С ним согласен и Константин Северинов. «"Испеченные" по новым правилам "кандидаты" в будущем будут занимать различные руководящие посты в системе высшего образования и в науке, так что ущерб от предложенных мер, если они будут приняты, будет долговременный и переживет нынешнего министра», — согласился Константин Северинов.

Реформа аспирантуры (как и системы присуждения ученых степеней), возможно, даст большую автономность вузам. «В целом последняя реформа системы аттестации научных кадров показывает, что мы постепенно приходим к тому, что каждый университет может иметь собственные представления о том, как он хочет обучать аспирантов, что с них спрашивать и какие экзамены принимать», — комментирует Григорий Юдин.

По мнению Алексея Хохлова, необходимо отлеживать, насколько эффективна аспирантура в той или иной организации. «Если видно, что из года в год аспиранты, проучившись три или четыре года, уходят безо всякой защиты, не имеют никаких публикаций и идут работать в место, не связанное с наукой, это плохо. Если они публикуются регулярно на протяжении всего срока аспирантуры, защищаются, не обязательно в срок, но в течение одного, максимум двух лет после окончания аспирантуры, и после этого они используют свои знания, работают по специальности, это хорошо», — подводит итог Хохлов.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое