01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Технические науки
11 сентября
«Абсолютно точно не вызываю аллергию у власти»: интервью Александра Сергеева

Чего ждать от выборов РАН и почему они под угрозой

Александр Сергеев — директор Института прикладной физики РАН, кандидат в президенты РАН
Артем Коржиманов/Wikimedia Commons

О разочарованности академиков, Михаиле Ковальчуке, роли СМИ в будущем РАН и том, почему члены Академии должны обязательно приехать на выборы, в интервью Indicator.Ru рассказал кандидат в президенты Российской академии наук Александр Сергеев.

— Александр Михайлович, начну с недавних событий. Правительство не согласовало двух кандидатов, и у научного сообщества это вызвало некое недоумение. Если бы это была связка Нигматулин и Черешнев, было бы понятно, что причина, вероятно, в возрасте, а вот связка Черешнев и Хохлов — это не совсем понятно. Правительство не дало никакую мотивировку? Как вы считаете, с чем это связано? И как это скажется на выборах?

— Во-первых, правительство должно было кого-то не согласовать, потому что принят новый закон, и естественно было продемонстрировать, что он работает. Во-вторых, мне кажется, что вряд ли у правительства были какие-то идеологические мотивы или стремление расчистить дорогу какому-то другому кандидату. Я и Черешнева, и Хохлова хорошо знаю и не вижу идеологических причин, чтобы их не утвердить.

Возможно, учитывались какие-то формальные показатели, о чем мы можем только предполагать. Одним из формальных признаков могло быть число индивидуальных голосов поддержки при выдвижении кандидатов. У них оно несколько меньше, чем у других, но это, по моему мнению, не является существенным критерием и не пропорционально поддержке на выборах. Может быть, есть какие-то другие причины, о которых Черешнев и Хохлов хотя бы догадываются. Иначе, действительно, такой «отсев» выглядит непонятным.

— На встрече с научной общественностью вы призвали всех приезжать на выборы, потому что, если не наберется кворум и выборы опять не состоятся, это может быть концом Академии. Какова вероятность, что кворума не будет?

— Это очень серьезный вопрос. Академия наук должна обязательно избрать президента. Понимаете, это краеугольный камень демократического устройства Академии. Когда мне говорят, что «в братской Белоруссии президент страны назначает руководителя Национальной академии наук», я отвечаю: «Знаете, я не хочу, чтобы наша братская Белоруссия была для нас примером демократического устройства гражданского общества».

Мое беспокойство связано вот с чем. Несостоявшиеся в марте выборы сильно ударили по имиджу Академии. Члены Академии разочарованы, они приехали в марте голосовать, а выборы не состоялись.

— И они досрочно поехали обратно.

— Да. У многих членов Академии сейчас может быть разочарованность в ситуации. Некоторые махнут рукой и скажут: «Да ну, не поеду я, а то приедешь, а выборов опять не будет». И я очень опасаюсь, что выборы могут не состояться уже по технической причине: не наберется кворума. Что подумает общественность? Ведь смотрите. В марте члены Академии приезжают на общее собрание, а все кандидаты внезапно берут самоотвод.

Если сейчас по каким-то причинам, связанным с самой Академией, выборы опять сорвутся, то нам могут сказать, что с Академией определенно не все в порядке и нужно делать выводы. Так что кворум при голосовании в сентябре — это момент истины для Академии.
Александр Сергеев
Кандидат в президенты РАН

Я уже говорил, что Академия должна обновлять свою работу. Нужно обязательно корректировать 253-ФЗ. В соответствии с ним, РАН является простым федеральным бюджетным учреждением науки, у которого недостаточно прав для формирования и реализации научно-технической политики страны.

Нужно, чтобы РАН получила особый юридический статус. Она заслуживает его не меньше, чем МГУ, Сколково или Курчатовский институт, которые такой статус имеют.
Александр Сергеев
Кандидат в президенты РАН

Думаю, что в Академии надо создать наблюдательный совет под руководством президента страны. Нужно налаживать отношения с ФАНО, и я не сторонник того, чтобы ФАНО ликвидировать, как это многие сейчас предлагают.

— Вы часто говорите, что Академии нужно заниматься не научно-методическим руководством (и неясно, что под ним понимается), а научной политикой, организацией науки. Бюджет ФАНО — более 70 миллиардов, РАН — 4 миллиарда, из них чуть ли не две трети идут на выплаты академикам. Как вы планируете заниматься научной политикой, если денег у Академии нет?

— Я сторонник закрепления за РАН не научно-методического, а научно-организационного руководства академическими институтами, включая функцию распределения средств на проведение исследований. У ФАНО должны остаться административно-хозяйственная деятельность, обеспечение материально-технической базы, правовое сопровождение. Это огромная работа, и я как директор института хорошо понимаю, что это такое.

Однако при этом руководить ФАНО должны люди, понимающие, как функционирует наука в институтах. Давайте вспомним то предложение, которое Владимир Путин сделал в 2013 году. Все помнят, как по телевизору он сказал: «Владимир Евгеньевич (Фортов, тогдашний президент РАН, — прим. Indicator.Ru), а давайте вы будете руководителем ФАНО». Я не настаиваю на том, чтобы обязательно совмещать функции руководителя РАН и ФАНО, но считаю, что руководить наукой должны ученые.

— Задам еще один вопрос про подоплеку выборов. Сейчас, если посмотреть, что пишут в СМИ, то видно, что появилось два лагеря. Первые говорят, что фаворит — Владислав Панченко, которого поддерживают Ковальчуки. Вторые говорят, что фаворитом после неутверждения Алексея Хохлова стали вы, поскольку за вас теперь проголосуют все, кто был за Хохлова, тот же клуб «1 июля». Вас поддерживают Андрей Фурсенко и Сергей Кириенко. А недавно в Телеграм-каналах пошли слухи… Кстати, вы пользуетесь Телеграмом?

— Нет.

— Так вот, пошли слухи, что за вами стоят те же самые Ковальчуки. Это неожиданное предположение и хотелось бы знать, что вы об этом думаете?

— Я ничего не могу сказать (смеется). Сейчас спектр кандидатов очень богатый, на пост президента РАН претендуют совсем разные люди. Среди них ученые, организаторы науки, представители бизнеса, государственные деятели.

Мне, кстати, часто ставят в упрек то, что я не государственный муж и в Москве не крутился. Но я знаю по своей работе и жизни, что абсолютно точно не вызываю аллергию у власти.
Александр Сергеев
Кандидат в президенты РАН

Совершенно нормально работаю с ФАНО, и они считают наш институт неким образцом отношений ФАНО с подведомственным институтом. В этом смысле я совершенно открыт и готов сотрудничать со всеми. При этом я безусловно поддерживаю демократические принципы организации Академии и считаю, что в Академии наук должны быть свободные выборы, что именно в свободной, творческой атмосфере обсуждений и дискуссий сила Академии наук. Это обязательно должно сохраниться.

Я видел, что про меня писали, например, что Сергеев — страшный ретроград. Я считаю себя демократом, а тут ретроград. Может, такое мнение возникло потому, что меня поддерживает старшее поколение Академии наук. Со своей стороны, я отношусь к ним с огромным уважением как к создателям и хранителям силы и мудрости нашей отечественной науки.

— Тем не менее откуда могли возникнуть Ковальчуки?

— Не могу предположить, но точно знаю, что я не кандидат этой стороны. У меня было очень немного пересечений по науке с Михаилом Валентиновичем Ковальчуком, еще до его руководства Курчатовским институтом. С Андреем Александровичем Фурсенко мы пересекались чаще, потому что он бывает в Нижнем Новгороде, и у него хорошие отношения с нижегородскими учеными.

— А Сергей Кириенко? Поддерживает вас все-таки?

— Насколько я понимаю, Сергей Владиленович не занимается вопросами, связанными с выборами в РАН, вопросы науки все-таки в ведении Андрея Александровича Фурсенко. Конечно, Сергей Владиленович — нижегородец. Он прекрасно знает наш институт, и у нас много совместных проектов с Росатомом.

— Да, но сейчас выборы интересуют всех, даже тех, кто раньше не знал, что такое РАН.

— Наверное, интересуют. В любом случае выборы должны обязательно состояться, нужно приехать и проголосовать. Есть, за кого проголосовать, есть широкий спектр кандидатов, и я думаю, что в Академии мудрые люди, и они, в конце концов, примут то решение, которое будет Академию устраивать.

Сейчас достаточно острый момент, потому что любое сказанное слово сразу начинает обсуждаться в СМИ. Некоторые мои коллеги, например Геннадий Яковлевич (Красников, кандидат в президенты РАН, — прим. Indicator.Ru) и Евгений Николаевич (Каблов, кандидат в президенты РАН, — прим. Indicator.Ru), не очень активно общаются с прессой.

— Или вообще не общаются. Нам пока так и не удается провести интервью ни с Кабловым, ни с Красниковым.

— Российской науке сейчас нужен доброжелательный пиар. Мне кажется, что не общаться с вами, со СМИ — это неправильно, совершенно неправильно. Кто же тогда всем расскажет, что наука в стране есть и Академия наук есть. И Академия — не общество пожилых людей, а уникальный сплав мудрости старшего и энергии молодого поколений. Об этом только вы можете рассказать всей стране.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое