01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Технические науки
18 сентября
Не только мед и кумыс: репортаж со школы-конференции ИППИ РАН в Уфе

Наука, образование и бизнес на конференции «Информационные технологии и системы» 2017 года

Станислав Красильников/ТАСС/Indicator.Ru

15–17 сентября в Уфе прошла школа-конференция «Информационные технологии и системы», организованная Институтом проблем передачи информации РАН. Корреспондент Indicator.Ru рассказывает о наиболее интересных моментах мероприятия.

Всего на конференцию было принято 112 работ от 212 авторов. Презентации были распределены по пяти тематическим направлениям: «Науки о данных», «Активные и адаптивные сенсоры», «Телекоммуникации: кодирование и протоколы», «Математика и физика сложных систем», «Биоинформатика». Кроме того, 13 приглашенных исследователей из России и зарубежных стран выступили с пленарными лекциями — с размахом тем от приложений по «захвату» телевизионной картинки на смартфон до математики выборов.

В этом году школа-конференция прошла в тесном сотрудничестве с Башкирским государственным педагогическим университетом имени М. Акмуллы и администрацией Республики Башкортостан.

Что такое ИТиС?

Такая школа традиционна для института (уже 41-я), и она играет ключевую роль в его жизни. ИППИ — это междисциплинарный институт. Там работают математики, физики, биологи и лингвисты, которые ведут свои проекты на своих этажах и в своих лабораториях, и круг их общения естественным образом тяготеет к коллегам по цеху вне института. Выездные школы же дают возможность «сверить часы» и обменяться идеями, обнаружить неожиданные пересечения. Не менее важно и «перемешаться» в неформальном общении, из-за чего школы не организуются в Москве, где можно отчитать свой доклад и убежать.

Вторая важная функция школы-конференции — произвести смотр молодым ученым, вчерашним (или даже сегодняшним) студентам из Физтеха и ВШЭ. Они проходят полный цикл: приходят на практику, берут задачу, собирают данные, формируют дизайн исследования, делают его, получают отзывы и рецензии, переделывают, представляют как презентацию или постерный доклад. «Они могут пощупать руками полный цикл научной работы — от постановки задачи до презентации на конференции, а потом и до публикации, возможно, даже в западном журнале», — рассказала один из организаторов школы Юлия Додонова. (Я, кстати, подробно рассказываю об этой схеме не столько из рекламных соображений, сколько в качестве полезного примера для подражания).

90d9f615d05b4c0791a6317c5f2cc7daae09677d
Обсуждения среди гостей школы-конференции «Информационные технологии и системы» 2017 года
Игорь Жилин / Алексей Крещук

Обо всех интересных лекциях, докладах и дискуссиях рассказать невозможно, но фокус на нескольких событиях позволит читателю хотя бы немного понять «устройство» конференции ИТИС.

Ученые vs журналисты

Очень острым по накалу дискуссий оказался круглый стол «Нарушенная коммуникация: почему журналисты и ученые в России не могут найти общий язык?», собранный по инициативе пресс-секретаря института Даниила Кузнецова. Организаторы хотели посадить вместе журналистов, пишущих о науке, и ученых, имевших удачный (или не очень) опыт общения с прессой.

Сначала острие критики было направлено скорее против ученых, считающих общение с журналистами пустой тратой времени, а рассказ о своих исследованиях широкой публике — ненужным, однако некоторые ученые оспорили это мнение. Они поставили под сомнение, во-первых, то, что российское общество вообще интересуется наукой (Александр Буфетов), а во-вторых, идею о том, что граждане влияют на финансирование науки. Важные решения принимает не общество, а чиновники, и убеждать ученые должны именно их (Дмитрий Николаев).

6b3dedad96c61dd1d645276faafcdebe9388dba9
Участники школы-конференции «Информационные технологии и системы» 2017 года
Игорь Жилин / Алексей Крещук

Далее к дискуссии активно подключилась аудитория. Очень у многих ученых было на что пожаловаться: у кого из десятиминутного комментария вырезали 99% текста, слова другого трансформировались в новость о том, что «жизнь на Земле зародилась в башкирском карьере». Затянувшийся почти до полуночи разговор не привел к каким-то четким резолюциям, однако стороны услышали друг друга и, по крайней мере, нащупали одно средство восстановить доверие. Это уважать труд и время журналистов (для ученых) и согласовывать, а также обсуждать с учеными полученную от них информацию (для журналистов).

Наука, бизнес, государство

Активная поддержка конференции со стороны республиканского руководства во многом способствовала тому, что ИТиС-2017 отличала сильная «индустриальная» программа — множество лекций, докладов и дискуссий о контактах между наукой, бизнесом и промышленностью.

Характерным с точки зрения того, с какими проблемами сталкиваются отечественные исследователи, работающие в этом «узле», стал доклад Марата Богданова, посвященный биометрической идентификации личности по ЭКГ. Отпечатки пальцев, записи голоса, фотографии дискредитированы, поскольку могут быть подделаны. Электрокардиосигнал в этом смысле пока более удачен.

И тут возникает проблема: докладчик разработал действенный матаппарат по определению личности по сигналам (работая с записями ритмов, выложенными немецкими учеными в открытом доступе), а дальше нужны ресурсы на создание радаров, снимающих эти сигналы бесконтактным способом. В США этим занимается DARPA, а в России, при всей значимости новой технологии для безопасности, спецслужбы пока не очень активны на этом направлении.

Более оптимистичный мэсседж озвучил Дмитрий Николаев, заместитель директора ИППИ РАН по науке и технический директор компании «Визиллект». Опираясь на личный опыт, Николаев рассказал о логике взаимодействия бизнесменов и ученых в стартапах. Бизнесмен — конкретно Томас Вилломитцер с его проектами Last.fm, MSQRD и Snapscreen — ищет способы выгодным и нетривиальным образом состыковать цифровую и вещественную реальность. С его точки зрения нет разницы между Last.fm и Snapscreen: они придают новый лоск старой технологии (музыке и телевидению), погрузив ее в Интернет. С точки зрения инженера нет разницы между MSQRD и Snapscreen: распознавание по признакам, особые точки и тому подобное. Но главное другое: работайте, ученые, делайте, что вам интересно, бизнес вас найдет. Даже если стартап, профинансировавший разработку вашей технологии, разорится, ничего страшного — если вещь функционирует, ей заинтересуются другие.

Еще одна любопытная история успеха была озвучена на индустриальной сессии «Цифровая экономика: как большие данные могут помочь промышленности России?» (16 сентября) — это построение интеллектуальных электрических сетей в Уфе. Инженеры и управленцы попытались выстроить систему, позволяющую снимать данные с существующей инфраструктуры, не перестраивая ее. Такая технология (Smart Grid) позволяет частично решить системные проблемы всех электрораспределительных компаний России: физический и моральный износ (мало сенсоров, низкая наблюдаемость и управляемость — только по звонкам потребителей узнаем об авариях), высокие потери электроэнергии. Пилотный проект был реализован в одном из районов города, что снизило потери электроэнергии с 19% до 1%. Однако нельзя забывать о неполной технологической совместимости (например, немецкие датчики напряжения не приспособлены к российским условиям) и эксплуатационных ограничениях. Зато потом «первопроходцы» могут передать опыт в другие районы страны.

Наука как путь к успеху

Еще один уникальный для ИТиС формат — вечер студенческих вопросов: студенты и аспиранты в неформальной обстановке задают собравшимся вместе мэтрам вопросы о том, как им жить в науке. Для стороннего наблюдателя тут любопытно то, как высший эшелон российской и мировой науки (в дискуссии участвовали Михаил Гельфанд, Егор Базыкин, Леонид Жуков, Дмитрий Николаев, Леонид Иомдин и другие) видит путь молодого ученого.

Dff187dcda1aec20b0cb303dea2974fa88f230d2
На школе-конференции «Информационные технологии и системы» 2017 года

Так вот, «столбовая дорога» для него — это публикация в высокорейтинговом журнале первым автором плюс хорошая западная аспирантура плюс постдок. Говоря о том, какая аспирантура является хорошей, эксперты сошлись на том, что лучше вписаться в среднюю по уровню исследовательскую группу в Принстоне, чем в хорошую в условном Университете Средней Айовы.

Но как начинающему исследователю понять, насколько важно и перспективно то, чем он занимается? Очевидно, что стоит ориентироваться на мнение научного руководителя, который тебя ведет. Есть и иные пути: Егор Базыкин предложил редкий, по его словам, для России формат. Приглашается сильный ученый на минисеминар, даже далекий от твоей темы, и ты имеешь возможность за десять минут рассказать ему о своем исследовании и спросить его мнения. Наконец, добавил Михаил Гельфанд, надо на конференциях в перерыве и в столовой не сидеть мрачно, уставившись в свою тарелку, а знакомиться и навязываться всем вокруг.

Когда с местом и темой исследований более-менее решено, встает следующий вопрос: как опубликовать статью в высокорейтинговом журнале? Эксперты указали на важное различие между дисциплинами. У математиков есть arXiv, где свободно публикуются все, тогда как у биологов журналы и их импакт-факторы — важный инструмент репутационного ранжирования. Спикеры согласились, что в мировой науке пока удерживает свои позиции самоподдерживающаяся репутационная система из высокорейтинговых журналов, и продублировать ее на платформах открытого доступа пока не получается. В любом случае, для молодого ученого важно не сдаваться перед отрицательными рецензиями на рукопись, а подавать одну или даже две апелляции к редактору журнала.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое