01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Гуманитарные науки
20 сентября
История глобализации как сказка о Золушке: рецензия на книгу «От шелка до кремния»

Как не надо писать исторические книги

KangZeLiu/PxHere

Можно ли красивой идеей оправдать фактические ошибки и зачем писать серьезную книгу как учебник истории для пятиклассников, читайте в рецензии Indicator.Ru.

«История глобализации в биографиях великих людей», «10 лидеров, которые объединили мир», — гласят надписи на суперобложке книги Джеффри Гартена «От шелка до кремния», опубликованной в издательстве «Манн, Иванов и Фербер» (вы можете почитать опубликованную нами главу книги). Автор (почетный декан (в 1996-2005 годах — просто декан) Йельской школы менеджмента и автор курсов по мировой экономике, финансам и бизнесу; ранее — военный советник, сотрудник администраций Никсона, Форда, Картера и Клинтона) в предисловии к своей книге обещает рассказать «неизвестную историю глобализации» на примере биографий десяти человек. По словам Гартена, герои его книги оказали на историю преобразующее влияние, в прямом смысле слова изменив мир.

Оформление книги под стать биографии автора: темно-красную обложку с серебряными буквами на черном переплете защищает суперобложка (постоянно съезжающая в процессе чтения), алая закладка избавляет от необходимости каждый раз искать, чем бы заложить страницу, а в конце оставлены несколько пустых листов — «для новых идей».

Героями книги стали Чингисхан, Генрих Мореплаватель, Роберт Клайв, Майер Ротшильд, Сайрус Филд, Джон Рокфеллер, Жан Монне, Маргарет Тэтчер, Эндрю Гроув и Дэн Сяопин.

Уже с первых страниц «От шелка до кремния» начинает разочаровывать. Первая глава, посвященная Чингисхану, сразу же показалась автору рецензии очень знакомой. К середине становится понятно: да это же тот самый учебник по истории из средней школы, где на пяти страницах описываются сразу все походы Чингисхана и его биография в придачу. Гартен недалеко ушел от школьного учебника: изложение ведется очень поверхностно (кое-где и с грубыми фактическими ошибками), местами автор ограничивается высказываниями типа «Чингисхан распорядился создать письменность», «Чингисхан сформировал первый государственный аппарат», не поясняя, как именно первый великий хан Монгольской империи все это сделал. Отечественному читателю может показаться интересным кусок из российской истории: «А как-то [Чингисхан] схватил русских князей, казнивших монгольских гонцов, приказал уложить их на землю, а сверху накрыть досками, на которые монголы уселись пировать, пока люди под ними медленно задыхались». Жаль только, что это были не гонцы, а послы, и не Чингисхан, а его полководец Субэдэй…

Те же претензии можно предъявить и к остальным девяти главам: так, в главе про Дэн Сяопина Гартен пишет, что он «стимулировал экономический рост и уменьшал влияние факторов, разгоняющих инфляцию», не приводя примеров конкретных мер и не упоминая должностей, которые занимал Дэн Сяопин и которые, собственно, и позволяли ему проводить собственную экономическую политику.

Глава про Жана Монне, французского государственного деятеля и одного из основателей Европейского союза, вообще напоминает сказку о Золушке. «Двадцатипятилетний Жан Монне не занимал государственных постов, был физически слаб для армии, но страстно желал обсудить с премьер-министром Франции Рене Вивиани подготовку союзников к военным действиям». Его отец считал эту идею «как минимум самонадеянной», но Жан «смог договориться об аудиенции на второй неделе сентября» (речь идет о сентябре 1914 года). Сразу после встречи премьер-министр предлагает юноше заняться координацией военных поставок между Парижем и Лондоном. Что это, если не сказочная история взлета никому неизвестного молодого человека, который всю свою дальнейшую жизнь, если верить Гартену, запросто входил в кабинеты лидеров европейских держав, помогал министру финансов Китая корректировать программу экономического развития страны и разрабатывал план промышленного возрождения Германии? А еще он «подумывал о президентстве», но понял, что «это не его призвание». Одно из двух: то ли Монне был баловнем судьбы, какого не видел мир, то ли Гартен излагает не все факты.

Кроме того, зачастую автору книги не хватает беспристрастности. Так, в главе про Джона Рокфеллера Гартен рисует ярко положительный образ американского нефтепромышленника. Рокфеллер представляется современным Робин Гудом, который забирает деньги у других капиталистов и через благотворительность отдает их нуждающимся, попутно ведя философские разговоры со священником во время игры в гольф. Автор, разумеется, говорит о том, каким образом Рокфеллер построил крупнейшую нефтяную компанию в мире. Демпинг, карательный сговор, искусственные ценовые войны, тайный сговор с железнодорожными компаниями… Сегодня даже части этого набора достаточно, чтобы попасть под следствие, и Гартену как специалисту по финансам и бизнесу это должно быть известно как никому другому. Однако это никак не мешает ему рисовать образ положительного героя — щедрого филантропа, семейного человека и приверженца церкви, — лишая читателя возможности самому ответить на вопрос, оправдывают ли благие цели те средства, которые применял Рокфеллер. Невозможно не процитировать финальный абзац этой главы: «Ни один человек в истории не сделал больше для роста мировой экономики, решения насущных социальных проблем и экономической интеграции». По всей видимости, в глазах Гартена с Рокфеллером не могут сравниться ни Генри Форд, ни сэр Тимоти Бернарс-Ли, ни тем более Луи Пастер или Александр Флеминг.

Все эти недостатки можно списать на то, что книга все-таки рассказывает не историю формирования Монгольской империи или развития нефтяного бизнеса, а историю глобализации, и целью этого произведения не является доскональное изложение всех причинно-следственных связей. Но вот оправдать фактические ошибки уже сложнее. По мнению Гартена, арабы, тюрки и персы использовали папирус; Великий поход китайских коммунистов длился один год, а не два; остановка китайской армии в Цзуньи была сделана для того, чтобы «подвести итоги и подумать о будущем», а не раскритиковать военные планы похода и сменить состав Военного комитета.

Впрочем, Джеффри Гартен в послесловии книги честно пишет: «Я не историк. Я не исследую оригинальные документы и не предлагаю новых теорий, я просто веду повествование, основанное на многих источниках и разных взглядах». «От шелка до кремния» не отличается исторической точностью, объективностью и последовательностью изложения. Эта книга — просто сборник рассказов, приправленных ярко выраженным личным мнением автора и достаточно вольными трактовками фактов. Если у вас критическое мышление и вы любите связное и логичное повествование, не читайте эту книгу. Ну, или прочтите, но только для того, чтобы понять, кто из героев вам наиболее интересен, и в дальнейшем найти о нем более детальную и точную информацию.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое