01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Медицина
8 ноября
«Я раскладываю по полочкам информацию, которая и так есть у людей в головах»

Интервью с медицинским журналистом Алексеем Водовозовым

Алексей Водовозов
Алексей Паевский/Indicator.Ru

В числе книг, вошедших в лонг-лист премии «Просветитель», есть труд Алексея Водовозова «Пациент Разумный», который представляет собой не только увлекательное чтение, но и работающую инструкцию о том, как отличить шарлатанскую диагностику от нормальной методики. Indicator.Ru поговорил с Алексеем о его книге, о просветительском движении и о том, как он сам работал шарлатаном.

— Скажи, на кого рассчитана твоя книга. Кому она нужна? Сможет ли она переубедить «упертых» альтернативщиков?

— Конечно же, она не предназначена для «упоротых», эта книга скорее для сомневающихся, для тех, кто хочет не только слушать, но и слышать. Люди должны быть готовы воспринимать новое, и такие люди есть. Когда книжка только задумывалась, у меня тоже были опасения, что она выстрелит мимо аудитории, потому что я с самого начала считал, что первая часть моей аудитории — это обычные люди среднего возраста, у которых есть пожилые родители, часто становящиеся жертвой такой вот псевдодиагностики. Если мы посмотрим на сложившуюся ситуацию и по сообщениям СМИ, когда дело заканчивается какими-то скандалами или уголовным делом, и по другим источникам (у всех нас есть знакомые), то увидим, что нацеливается такая псевдодиагностика на пенсионеров. С учетом их психологии.

Так что первая категория потенциальных читателей — это люди среднего возраста, не растерявшие навыков критического мышления, у них есть остатки базового хорошего образования, которое они получили в предыдущей стране (сейчас с этим наблюдаются большие проблемы), люди, способные самостоятельно делать выводы. Им не обязательно всю эту инструкцию по выявлению псевдодиагностики пересказывать родителям, им достаточно будет объяснить папам и мамам, что не нужно соглашаться на первое же предложение, не нужно сразу вызывать курьера, а стоит взять паузу, позвонить детям, которые будут вооружены знаниями из этой книги.

Вторая категория, на которую я очень сильно рассчитывал, это врачи. Именно те люди, которые заблуждаются в области всякого биорезонанса и т. п. Я знаю, что есть люди, которые прекрасно понимают, что на самом деле происходит при такой «диагностике», понимают, что это шарлатанство, но зарабатывают на этом деньги. Но есть люди, которые абсолютно искренне считают, что они не обязаны вдаваться в физику процесса диагностики. И это, в общем, правильно. Врачу-терапевту совершенно не нужно знать тонкости физики ядерного магнитного резонанса для того, чтобы направить на МРТ пациента с подозрением на последствия инсульта (речь не о враче-радиологе, конечно). Ему надо знать, что этот томограф может диагностировать и какие у него противопоказания.

Все эти псевдодиагностические методики с точки зрения обычного врача как раз построены правильно. Здесь то же самое: есть некий заявленный перечень патологий, который они «могут» находить. А что если он очень широкий? Так если взять анализ крови, то будет такая же картина. Тем более сейчас, с развитием современной аппаратуры (мне очень нравится фраза Сергея Белкова о том, что он может найти в молоке уран, но не потому, что оно загрязнено, а потому, что у него есть такая аппаратура).

Однако врач должен понимать, что некоторые «методики» создаются именно для обмана и пациента, и самого врача. Я предполагал, что такие люди смогут сами разобраться при помощи собранной в книге информации. Как показала практика, я не ошибся ни в первом случае, ни во втором. И это меня очень сильно порадовало. А отзывы были от самых разных людей — и на лекциях были, и письма писали, и в личку в соцсетях. Был даже очень интересный случай в Сибири: один из людей, который занимался псевдодиагностикой, понял, что занимался шарлатанством, и после этого он стал организатором научно-популярных мероприятий.

На некоторых лекциях подходили люди и говорили, что у них в голове была некоторая каша, и им нужна была такой, такая…

— Методичка?

— Ну, не то чтобы методичка, хотя, возможно, и да. Я волновался, что книжка получилась небольшая, однако, как показала практика, это стало ее достоинством. Ей очень удобно пользоваться, в ней легко ориентироваться и запомнить содержащуюся в ней информацию.

— Сейчас много споров идет вокруг того, как называть то, чем ты занимаешься. Кто-то говорит «популяризатор», кто-то говорит «просветитель». Ты же говоришь: «Я — санпросветчик». Почему так?

— Мне кажется, это связано с теми процессами, которые идут в, условно говоря, популяризаторской тусовке. С одной стороны, они естественные и нормальные, с другой стороны, на мой взгляд, есть несколько уровней просвещения. Да, все это просвещение, и ничего не изменилось со времен Дидро. Без вариантов.

Самый высокий из них — это популяризация науки, то есть это именно то дело, которым должны заниматься люди науки. Те люди, которые там работают, заняты практической наукой. Они знают, как все это происходит, они знают внутреннюю кухню, они знают, что публикуется, и, главное, они знают, что не публикуется и почему не публикуется. И могут это все объяснить.

Мы, потребители информации, видим только самый верх огромного айсберга науки. Только публикации в журналах. У людей науки есть больше знания об этой глыбе, и их мнение этим наиболее ценно. Эти люди могут давать прогнозы научных тенденций, трендов. На этом уровне просвещения и аудитория немного иная. Это люди с хорошим образованием, люди, которым интересно двигаться куда-то дальше, и, быть может, именно из-за работы этого сегмента популяризации молодые люди могут пойти в магистратуру, например, по нейронаукам или по биоинформатике. То есть именно здесь идет агитация «за науку» в чистом виде и в виде профориентации.

Санпросвет — это вещь уровнем пониже, где тусуются люди уровня типа меня, научные журналисты, и здесь могут быть продвинутые любители. Далеко ходить не надо, Виталий Егоров (популяризатор космонавтики, блогер, более известный под ником «Зеленый кот», — прим. Indicator.Ru) — продвинутый любитель, очень продвинутый, и свое дело он делает не хуже многих профессионалов. При этом он поддерживает интерес к определенной области знаний. То же самое делают люди, которые рассказывают, например, о химии. Вот уже упомянутый Сергей Белков, он не ученый, он практикующий специалист, технолог. И именно как практик он и ценен. Он может рассказать некоторые вещи, неизвестные действующим «фундаментальным» ученым.

Медицина вся прикладная, она требует определенного действия со стороны врача, со стороны пациента. И медицинский санпросвет в нашем случае — это выстраивание правильной картины всего, что относится к здоровью. По большому счету здесь рассказы о переднем крае науки, конечно, в общем, интересны, но постольку-поскольку, исключительно как бантики к практически важной информации. Это усиление, потому что в этой зоне просвещения очень важна подача. Маркова, Попова и иже с ними будут слушать вне зависимости от того, что и как они будут рассказывать. Да, в этой области есть такие мастера слова типа Сурдина или Дробышевского, которые и рассказывают хорошие вещи, но они их еще и отлично подают. Но таких людей не очень много. К сожалению, бывает так, что хороший ученый — плохой спикер.

На уровне санпросвета очень важна подача информации, эмоционально окрашенная и так далее. Санпросвет в медицине — это информация практически ориентированная, и здесь, конечно же, могут работать не ученые. Я вот ни разу не ученый, но я вижу, что есть некая польза от того, что я делаю: я раскладываю информацию, которая и так есть у людей в головах, по полочкам. И в медицинском санпросвете, на самом деле, главное — рассказывать, что не нужно делать. Потому что в медицине очень сложно объяснить, что нужно делать: по многим направлениям это до сих пор неизвестно, и это очень быстро меняется. Но рассказать о том, что не нужно делать, можно. Это несложно, это доступно и это еще и касается «работы с мифами». К тому же эта информация и обыгрывается хорошо: ее можно подать и с юмористической точки зрения, и с иронической, красиво визуализировать их и так далее. Хотя есть работы, которые показывают, что повторение мифов их укореняет, все-таки большинство слушателей, которые приходят на эти лекции, приходят за ответами на вполне конкретный вопрос. Нет того, что они приходят «просто послушать», как это бывает с научно-популярными лекциями. Людям нужны конкретные ответы на конкретные вопросы и некоторые практические вопросы. И если я расскажу, как НЕ надо поступать во время эпилептического припадка, может быть, это спасет не только зубы, но и жизни ощутимому количеству людей.

— Ты же заканчивал военно-медицинскую академию еще в СССР. Ты суровый военврач-токсиколог. При этом сейчас ты успешный медицинский журналист и востребованный, скажем так, санпросветчик. Да еще и автор замечательной книжки (мне искренне жалко, что она не вошла в шортлист — она его достойна!). Как тебя занесло на эти галеры?

— Совсем недавно у меня был экватор: четырнадцать с половиной лет в военной медицине и четырнадцать с половиной лет в медицинской журналистике и санпросвете. Причина «фазового перехода» была банальна, ибо армия в конце 1990-х годов была не лучшим местом для семьи с двумя детьми, еще была целая куча обстоятельств, которые привели к тому, что из армии пришлось уйти. Закончился контракт, я его не стал продлевать. Я поработал несколько месяцев в медслужбе Таможенного комитета, но довольно быстро стало понятно, что это та же армия, только в профиль, и я пошел искать себя. И нашел… свою темную сторону. Одним из первых мест моей работы после силовых структур стала биорезонансная диагностика, каюсь! Я сделал классическую ошибку всех врачей, которые полагают, что они не должны знать физику, и я достаточно живо откликнулся на объявление, в котором сообщалось о том, что требуются врачи с действующим сертификатом для изучения новой диагностической методики.

Я вляпался и посмотрел на это дело изнутри. Но мне хватило двух месяцев для того, чтобы понять, с чем имею дело. Да, я могу не разбираться в принципах работы прибора, но разбираться в общих принципах того, как работает диагностика, я обязан. Достаточно быстро стало понятно, что основная роль в диагностике принадлежит программе, которая прилагалась к аппарату и которая представляет собой экспертную систему принятия решений. Некая подсказка для врача, куда вводится огромное количество жалоб, при наличии — результаты исследований и анализы, и выдается вероятностный диагноз. Как вспомогательный инструмент врача, который поможет не упустить симптом, — это прекрасно, но при чем тут биорезонанс? Сам прибор был исключительно в качестве антуража, оказалось, что единственное, что в нем работает, — это микропроцессор, управляющий лампочками на приборной панели.

А затем я решил попытать счастья в журналистике, пошел в Lenta.ru, был принят, поработал немного простым новостником, а затем руководство решило, что большую пользу я принесу в профильном СМИ, и я перешел в «Медпортал». Так все началось. И продолжается до сих пор.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое