01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Математика и Computer Science
8 марта
Комикс про викторианскую программистку: когда реальность удивительнее выдумок

Кому и зачем стоит читать «Невероятные приключения Лавлейс и Бэббиджа»

Страница из англоязычного издания комикса «Невероятные приключения Лавлейс и Бэббиджа»
Terry Freedman/Flickr

Каких необычных сюрпризов была полна судьба протопрограммистки XIX века и по совместительству дочери Байрона, что автор комиксов забыл в архивах и что представляет из себя комикс, рожденный в союзе юмора и науки и нарисованный в стиле стимпанк, читайте в рецензии Indicator.Ru на книгу «Невероятные приключения Лавлейс и Бэббиджа», переведенную и опубликованную издательством «Манн, Иванов и Фербер».

Невероятные приключения леди-математика

Вы когда-нибудь слышали о дочке английского поэта Байрона, которую называют «первым в мире программистом»? Мультипликатор Сидни Падуа выдумала карманную вселенную, заключенную в книжку комиксов (правда, сама книжка вам в карман не поместится), где эта женщина по имени Ада вместе с другом-изобретателем борется с экономическими кризисами, преступниками и собственными поэтическими наклонностями. Что же там происходит?

Ad48383733727fd62ea017e9b7d583083c408091
Четырехлетняя Августа Ада Байрон (тогда еще не Лавлейс и не Кинг: фамилию и титул она получит после замужества)
John Murray Publishers/Wikimedia Commons

Когда маленькая Ада родилась, мать решила, что той стоит поменьше витать в поэтических эмпиреях. Чтобы оградить дочь от тлетворного влияния стихов, жена известного скандальным поведением поэта постаралась занять ее ум математикой и логикой (кстати, с учителем логики у дочери был роман в шестнадцать). После такого образования девушка утерла нос крупным математикам своего времени и стала заниматься тем, что сейчас называют программированием. Она писала программы для компьютера, которого в тот момент не существовало, предложив делать их на перфокартах, напоминавших карты ткацкого жаккардового станка.

62485ced158314429f1cecad9c414c973ccee732
Перфокарты, которые использовались в ткацком станке Жаккарда
John R. Southern/Flickr

Ада дважды была замужем, что не мешало ей будоражить благопристойную викторианскую Англию своими выходками. Экстравагантная леди проигрывала деньги на скачках, считая, что сможет математически предсказать их исход, почти открыла мнимые величины и сделала предположение о существовании многомерного пространства. Она немного не дожила до 37 лет, скончавшись от кровопускания, которым врачи пытались излечить ее рак. Со временем история Ады Лавлейс стала довольно популярна, и биографию этой женщины подняли на стяг феминизма. Сейчас в ее честь называют общества, поддерживающие технологии и права женщин заниматься техническими науками, учебные заведения и даже язык программирования.

9dc7cb7ee8d307991053af264046e704c3d2609e
Первый опубликованный компьютерный алгоритм, созданный Адой в 1842 году
Ada Lovelace/Wikimedia Commons

Научный юмор и смешная наука

Так вот, описание выше — это не выдумка, а факты из реальной биографии леди Лавлейс. В комиксе все становится еще интереснее: автору жаль, что Ада скончалась так рано и не воплотила многие идеи в жизнь. Поэтому в комиксе друзья (хотя этот вопрос все еще остается открытым) Лавлейс и Бэббидж живут вместе и работают над своим общим детищем — огромной Аналитической машиной (которую в реальности Чарльз, редкий перфекционист, так и не достроил), со стереотипно британским снобизмом взирая на современников, неспособных понять величие их замысла.

326021594f55a75e320aebfeee97b56820b5f86d
Ада Лавлейс, портрет кисти Генри Филлипса, 1852 год. Страдающая от вызванных раком матки болей женщина изображена в той же позе, в которой отец художника запечатлел ее отца, лорда Байрона, который умер примерно в том же возрасте и тоже от кровопускания, которым в те времена лечили чуть ли не все подряд
Henry Phillips/Wikimedia Commons

Книга явно написана о математике, логике и программировании, однако серьезно разбираться в них не нужно. Если эти сферы вас хоть немного интересуют, вы оцените предназначенные вам шутки про комплексные числа и закон Мура. Историков повеселит панибратское отношение к событиям, раскрытое в юмористических примечаниях о том, что вообще этот герой ушел с должности год назад, но здесь, в нашей карманной вселенной, возникла временная петля. Любителей поэзии эпохи романтизма порадуют цитаты из стихотворений того времени, поклонники стимпанка восхитятся рисовкой бесчисленных шестеренок, а те, кто разделяет идеи феминизма, будут в восторге от остроумного жизнеописания такой интересной, многосторонней и талантливой женщины, какой была Ада Лавлейс. Но если призывы сторонниц особенно воинствующих направлений в феминизме жечь мужчин напалмом надоели вам до рези в зубах, переживать, что книга вам не понравится, тоже не стоит. Многогранными и удивительными личностями оказываются самые разные герои. Для художницы реальная историческая основа оказалась важнее гендерных передергиваний.

«Историческая основа? У комикса?» — удивится читатель. Кажется, трудно представить, что автор комикса выкапывает редкие документы и забытые письма из-под архивной пыли перед тем, как отправить своих героев навстречу приключениям. Но именно это делает Падуа, которая ищет в библиотеках воспоминания современников и с искренней радостью подтверждает, что Бэббидж называл Аду «математической феей», а вовсе не воровал ее идеи или не придумал программы сам (как любят предполагать сторонники разных почти конспирологических теорий). Удивительно, но чуть ли не половина реплик героев — фразы, написанные или произнесенные их реальными историческими прототипами. Поэтому масштаб проведенного (не побоюсь этого слова) исследования впечатляет.

Сила примечаний

Я познакомилась с комиксами Сидни Падуа о приключениях Лавлейс и Бэббиджа еще в оригинале. Перевод не испортил книги, и в результате вы получаете истинно английский юмор: не то чтобы смешно до упаду, но местами тонко и часто весьма умно. Картинки и диалоги сопровождаются увесистыми километровыми комментариями и примечаниями (примерно как в советских переводах джойсовского «Улисса», но нагоняют сон гораздо меньше). В них вы и найдете сотни любопытных фактов, извлеченных из архивов и закоулков проекта «Google Книги». В какой-то момент примечания доводятся до апофеоза и абсурда, герои даже вступают с ними в диалог. И, конечно, все упомянутые в повествовании исторические лица в примечаниях оживают и обретают собственную судьбу.

У каждого персонажа комикса свой характер и своя — весьма забавная — мимика. Еще в предисловии Падуа открыто говорит, что влюблена в своих героев, но не упускает шанса лишний раз подтрунивать над ними. Так появляется королева Виктория, расплывающаяся в улыбке при виде кошечек, не умеющий взаимодействовать с людьми Бэббидж с прорисованной лоснящейся челкой и, конечно, погруженная в себя и высокомерная (но только на первый взгляд) Ада с трубкой в зубах.

Поэтому читателю необязательно быть без ума от математики или истории: если вы просто любите интересные и забавные сюжеты и хотите немного блеснуть эрудицией, книга не раз заставит вас улыбнуться. Несмотря на довольно большой объем новой информации об истории науки, математике и просто английских реалиях XIX века, этот комикс остается «легким» чтением — настолько, что, с одной стороны, он скорее может послужить для отдыха и развлечения, но, с другой, он далеко не настолько глуп, чтобы вам было стыдно тратить на него время.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое