01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Гуманитарные науки
25 марта
«Больших тиражей становится все меньше»

Интервью с генеральным директором Российской книжной палаты

Stockvault.net

Больше 100 лет в нашей стране действует национальное библиографическое агентство — Российская книжная палата (РКП). Об обязательном экземпляре, о крупнейших российских издателях и о функциях Книжной палаты в электронную эру Indicator.Ru поговорил с ее генеральным директором, Еленой Ногиной.

— Как со временем меняется работа РКП? Ведь становится больше электронных изданий, работаете ли вы с ними?

— В конце 2016 года был принят закон, и с начала 2017 года мы начали получать от издательств, кроме обычного обязательного экземпляра в печатном виде, еще и его электронную копию. Это усложнило задачу для издательств, они не очень охотно давали нам эти электронные формы, потому что издание в электронной форме гораздо легче расходится и попадает в разные руки. Российская книжная палата, получая электронные формы, естественно, их шифровала, и мы работали только с первыми страницами, чтобы составить библиографическое описание. Конечно, мы не трогали содержание, а тем более мы никаких книг не выдаем, у нас они только хранятся. Палата в этом смысле выполняла закон очень честно.

Но этот год показал, что закон выполняется далеко не всеми. У нас работает 5775 издателей, и пока только 518 присылали нам электронную форму. Это где-то 10% от общего числа — безусловно, мало, но это связано именно со сложностью этого закона. Для нас он очень усложнил задачу, потому что нам приходилось обрабатывать уже два потока: электронные копии тоже надо обрабатывать, соединять с обязательным печатным экземпляром. Это целая технология, достаточно сложная. Со статистикой в связи с этим тоже были проблемы, надо было как-то сводить все к единой системе.

Я считаю, что закон надо продолжать менять, мы об этом везде говорим, Палата за это везде выступает. Регистрироваться должна вся продукция, не только электронные копии (что, конечно, тоже неплохо), а вообще электронные издания. Они сегодня никем не регистрируются, а очень многие издательства такую продукцию выпускают. Поэтому мы подали новый проект закона: мы хотим, чтобы они регистрировались.

— Часто приходится слышать, что электронные книги вытеснят печатные, вы согласны?

— Я считаю, что тезис, что печатная литература будет падать, а электронная быстро расти, не совсем верен. Электронная у нас развивается, объемы увеличиваются, это правда, но это не будет безумный рост. Печатная литература падать не будет. У нас все равно будут печатные издания как учебной, так и художественной, а также детской литературы. Тем более детской, потому что сейчас есть очень хорошие издания, прекрасно выполненные, хорошими художниками. Будут и электронные издания, и печатные, и они будет использоваться так, как надо. Электронные учебники, энциклопедические издания, словари — много такой литературы, которая интересна в электронном виде, она легко читается. Но и печатная литература, особенно детская, когда она хорошо оформлена, конечно останется. Здесь я не предрекаю резких падений.

— Меняется ли соотношение крупных и небольших издательств, разных по размеру тиражей?

— Больших тиражей становится все меньше, сегодня они есть только у издательств, которые выпускают образовательную литературу. «Просвещение» же у нас недаром лидер по тиражам в 2017 году, оно уже несколько лет удерживает эту планку именно потому, что «Просвещение» — это школьная, образовательная литература. Его тиражи — это где-то 25% от общих тиражей. Второе и третье места по тиражам занимают «Эксмо» и «АСТ», они вместе выпускают примерно столько же экземпляров, сколько и «Просвещение».

Все больше и больше набирает обороты малотиражная литература. Она важна потому, что большое количество названий, выпущенных малыми тиражами, — это литература как бы «не для всех», для каких-то определенных читательских групп, которым это интересно. Так что нужна литература всякая: и большими тиражами, и малыми. Но если большие тиражи регистрируются в палате, то очень маленькие, когда речь идет о десятке экземпляров, естественно, никак не фиксируются. Это очень плохо, потому что мы теряем очень большую долю издательской деятельности. Сейчас некоторые издательства стали присылать нам и очень маленькие тиражи, мы с ними активно работаем и надеемся, что таких издательств будет достаточное количество.

— Можете назвать какие-то тенденции, тренды в учебной литературе?

— Мне об этом говорить сложно, это надо говорить с издательствами, которые наверняка могут озвучить эти тренды. Я могу только сказать, что образовательные издательства сейчас очень активно выпускают литературу как в печатном, так и в электронном виде, и в мультимедийном, для специальных образовательных процессов. Это очень хорошо.

— Как вы относитесь к тому разнообразию учебников, которое сейчас есть? Минобрнауки разрабатывает планы по сокращению списка рекомендованных книг.

— Да-да, я знаю, слышала речи Ольги Васильевой, нашего министра. Мое мнение (сложившееся из того, что я человек немолодой и несовременный, имею большой опыт и вижу, как вообще происходит выпуск учебников), что тот федеральный комплект, о котором мы говорим, не должен быть очень широким. Он должен быть очень четким, должны быть основополагающие учебники, написанные авторитетными авторами, а набирать каждая школа или каждое образовательное учреждение может из каких-то дополнительных учебников. Иногда бывает очень интересная учебная литература, которая не является федеральным комплектом. Это нормально, и с этим надо работать.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое