01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Технические науки
4 июня
Еще не «броневичок» Ленина, но уже важнее криптовалюты: к вопросу об издательстве «Наука»

Колонка советника директора издательства Бориса Куприянова

Директор издательства «Наука» Борис Куприянов
Руслан Шамуков/ТАСС

Как издательство «Наука» переживало кризис и помогала ли ему РАН, справится ли с проблемами российского научного издательства американский соучредитель, чем «Наука» похожа на ребенка из детдома и почему ленинский броневик на самом деле очень серьезное оружие, специально для Indicator.Ru рассказал в своей колонке советник директора издательства «Наука», участник книжного магазина «Фаланстер» и издатель сайта о книгах и чтении «Горький» Борис Куприянов.

Вопросы по поводу ответов

Писать какой-либо ответ, реакцию на интервью вице-президента РАН Алексея Хохлова и его советника, ученого секретаря Научно-издательского совета Андрея Назаренко, вышедшее на Indicator.Ru, и на пресс-конференцию, прошедшую в МИА «Россия сегодня» (репортаж о пресс-конференции можно прочитать здесь, — прим. Indicator.Ru), как-то неудобно, ведь, когда говоришь вещи банальные, рискуешь прослыть неумным ворчуном.

По итогам интервью и ответов Алексея Хохлова на пресс-конференции можно констатировать, что никакой внятной программы по выпуску академических журналов нет. Судьбу издательства «Наука» академики мягко обходят стороной. Можно «ловить» Хохлова и Назаренко на неточностях и вещах, к действительности отношения не имеющих. Или задавать вопросы, почему Академия 20 лет не тратила денег на содержание своих же журналов. Но о прошлом академик говорить не хочет, оно и понятно — в должности главы Научно-издательского совета Алексей Ремович не так давно и отвечать за Академию не хочет. Однако и выражать удивление долгам тоже некорректно, ведь предшественником Хохлова на должности руководителя совета долгое время работал член-корреспондент РАН Владимир Васильев. Побывав директором «Науки» и при Академии, и при ФАНО, он очень хорошо знает, откуда взялись долги издательства.

0822fcc70311d7e6302332d1a0ef6cfe99cb6aee
Вице-президент РАН, глава Научно-издательского совета Академии Алексей Хохлов
Михаил Метцель/ТАСС

Давайте проанализируем выступление ректора ГАУГН Дениса Васильевича Фомина-Нилова и то, как он отвечал на вопросы журналистов. Они были прекрасны во всем. Во-первых, ректор государственного университета декларировал неэффективность… государственных учреждений. В этом есть своя логика, ведь более 80% студентов ГАУГН учатся на контрактной основе. А помещения университет занимает без всякой платы… Догадайтесь, у кого? Правильно, у издательства «Наука». Это дает право Фомину-Нилову говорить о банкротстве, смерти и неэффективности «Науки». Дало бы эффективное учреждение свои площади (к слову сказать, немалые) бесплатно?

Немного настораживает чрезмерный интерес к криптовалютам и технологии блокчейн, что в устах ректора гуманитарного университета, у которого плохо работает сайт, больше напоминает заклинание вроде «крекс-пекс-фекс».

Его речь пестрила прекрасными, заранее подготовленными метафорами. Говоря о хороших патронах (научных статьях), но негодном оружии (журналах), он сравнил современные научные академические журналы с «ленинским броневичком». Но и тут Денис Валерьевич допустил досадную для гуманитария оплошность. «Специалист в области социально-политической истории XX века» (так его представляет Википедия) не может не знать, что как раз «броневичок», на котором выступал Ленин в 1917-м, можно назвать, пожалуй, самым эффективным оружием ХХ века. Его использование в конкретный исторический момент куда более эффективно, чем атомная или водородная бомба. Это оружие показало себя и в ХХI веке: в Ливии, Египте, Сербии, Грузии, Украине, только что в Армении. Трибуна, безусловно, оружие, и его актуальность ни капли не устарела.

07c1d6dae2ae11a90d031fc4588ca2c077e900d3
Столкновения во время массовой акции протеста в Ереване
Артем Геодакян/ТАСС

Размытое описание «прекрасного» будущего, ничем не подкрепленного, типа «все будет очень хорошо и даже лучше», лучше было бы не приводить, но оно было необходимо для игнорирования сегодняшних проблем. А вот с настоящим — вопрос.

Несмешной анекдот

Думаю, что отсутствие внятного ответа Алексея Ремовича о будущем редакций академических издательств и «Науки» связано с тем, что неожиданно все вдруг поняли, что Академия в течение десятков лет не выделяла денег на редакцию. «Наука» умудрялась содержать редакции журналов РАН за те небольшие деньги, которые разыгрывались на конкурсах на верстку и печать журналов, что и привело к гигантским долгам. Как содержало? Конечно, очень плохо, с нищенской заработной платой в 19 тысяч рублей, но содержало. Конечно, ни одно коммерческое предприятие не будет и не сможет платить редакторам, о чем и сказал один из победителей аукциона Фомин-Нилов, который в частной беседе с директором «Науки» предложил сократить зарплаты до 4000 рублей. Как быть теперь, непонятно.

A9adb4646908b52e5dec7aa7b5f9d110f62cbe1c
Ректор ГАУГН Денис Фомин-Нилов
Владимир Трефилов/РИА Новости

Умирающее великое издательство, несшее груз массы обязательств ФАНО и Академии, было всем выгодно, но вечно так продолжаться не может.

В судорогах Академия вспоминает вариант 1992 года — создание совместно с американской Pleiades Publishing частной компании МАИК «Наука/Интерпериодика», куда предполагалось отдать выпуск всех книг и всех журналов Академии, фактически передать контроль над российской наукой. Ничего не получилось. Американскому учредителю были интересны только проекты, приносящие быстрые деньги, а просветительские просто не рассматривались. Повторить ту же авантюру, которая даже в 90-х не реализовалось? Сложно себе представить. Однако, видимо, именно такой проект готовится в недрах РАН. Можно было бы назвать эту заметку «Глупость или измена», но «есть тьма охотников, я не из их числа». Тем более мы помним, к чему привела одноименная речь Милюкова в ноябре 1916 года. И как Павел Николаевич не оправдывался потом в эмиграции, что имел в виду глупость, но уже отзвенел февраль и октябрь прогремел.

Представьте себе такую гипотетическую ситуацию: к вам приходит служба опеки и несправедливо забирает вашего ребенка в детский дом. Вы грустите, но потом вас знакомят с приятной американкой, у вас появляются новые дети, они симпатичней, чем тот, первый. Не такие неказистые, куда более развитые, чем тот, сильнее, знают несколько языков. Вы забываете о первом «неудачном» ребенке, уже много лет не навещаете его в детском доме, не дарите подарки, не тратитесь на одежду и еду, сам «как-нибудь»… Он живет в казенной одежде, питается скудной, почти что тюремной, казенной едой. Изредка в детский дом завозят фрукты, например, груши. На всех не хватает и воспитатели вешают груши на дерево — с тем, чтобы сильнейший допрыгнул и овладел заветным плодом. И тут как раз вы проходите мимо площадки, где видите неухоженных сирот, прыгающих, как первобытные люди, вокруг дерева. Вы должны ужаснуться, но нет! Вы предлагаете своим спортивным «новым» детям поучаствовать в «соревновании». Скорее всего, выиграют именно они, и кроме сытного сбалансированного обеда им достанется еще и приз. Этот циничный и абсурдный анекдот соответствует истории «Науки», хотя по возрасту издательство напоминает скорее брошенного старика, нежели ребенка.

Ворошить прошлое для того, чтобы вершить будущее

«Наука» была создана как издательство Академии наук 95 лет назад. Академик Сергей Иванович Вавилов придумал и реализовал замечательную модель, которая доказала свою эффективность (простите ради бога за употребление этого в последнее время завязшего в зубах слова), объединив типографии, издательства и розничную сеть. Это схема позволила пережить 90-е, когда типография работала в три смены, печатала коммерческие заказы, что позволяло издавать академическую литературу, журналы, источники, необходимые для науки и культуры страны. Сейчас «Наука» фактически единственное государственное издательство такого масштаба и возраста.

4a8c8b54e4ff41bb2888fbe521325968cd70d727
Советский физик Сергей Вавилов
Фотоархив/РИА Новости

Нужно ли государству свое академическое издательство? Верхней Вольте, наверное, нет. России все-таки необходимо. Дело не только в журналах, но и в книгах, ведь многие книги имеют издательский цикл более 20 лет. Это и литературные памятники, и источники. Сможет ли коммерческое издательство справиться с такой работой?

Спросите: соответствует ли «Наука» сегодняшним издательским стандартам? Конечно нет! Книги сейчас печатаются куда меньшими тиражами и совершенно по другой технологии, чем 30 лет назад. Издательству нужно современное оборудование и программное обеспечение. Совершенно другие задачи ставит и цифровое книгоиздание. Нет смены и преемственности редакторов, через 10-20 лет просто не будет тех специалистов, которые смогут подготавливать научные тексты. Магазины требуют срочного ремонта. Сайт и интернет-магазин нуждаются в обновлении. Фактически «Наука» сегодня — это только квалифицированный редакторский состав и славный бренд, с которым ассоциируется величие русской и советской науки.

Хоть академик Хохлов и призывает нас не ворошить прошлое, но в годы роста экономики государственные структуры не сделали ничего, не инвестировали ни копейки для того, чтобы модернизировать «Науку». И сейчас у академиков совершенно патовый выбор. Дальше «Наука» так существовать не может, модернизировать накладно, а закрыть невозможно. Поэтому и вспоминают старые сомнительные схемы вывода интеллектуальных и материальных активов государства начала 90-х годов. Анонимно закрыть уже не получится, времена не те. У каждой инициативы будет имя и фамилия. Кто возьмется уничтожить старейшее академическое издательство? Кто захочет стать новым Геростратом?

Всем в России очевидна ценность институций. Очевидно, что их сохранение — важная задача, оно обеспечивает преемственность в любом обществе. Лишившись «Науки», мы закроем важнейший культурный институт. Если руководство или коллектив неэффективны, его можно дополнить новыми специалистами, можно переучредить издательство на новых основаниях, придать ему новые задачи, коих сейчас множество. Если нет мыслей, как модернизировать издательство, можно пригласить специалистов, имеющих опыт в книгоиздании, как бумажном, так и цифровом, в распространении продукции, в информационных и библиотечных технологиях. Речь идет не о создании наиболее комфортной среды работы для кого-то, а о сохранении института. Такого же, как и Академия, ведь РАН не синекура, а институт, призванный обеспечить научный потенциал и академическую преемственность для устойчивого развития и роста страны. Как сможет наука без книг и академических журналов?

А об этом ни руководитель Научно-издательского совета РАН, ни кто-либо другой говорить не хочет, и, пожалуй, это вызывает наибольшее количество вопросов.

Автор — Борис Куприянов

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Upd. Два дня спустя ректор ГАУГН Денис Фомин-Нилов решил ответить на колонку Бориса Куприянова. Indicator.Ru опубликовал его реплику.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое