01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Математика и Computer Science
10 августа
Из Нью-Йорка с любовью: почему молодой российский ученый решил уехать в США

Бюрократия, стипендии и уборщицы как факторы развития науки

Сергей Мадаминов
Sergey Madaminov/Facebook

Чем российские аспиранты отличаются от американских, почему отечественные специалисты по компьютерным наукам не печатаются в международных журналах и как уборщицы мешают науке, в интервью Indicator.Ru рассказал аспирант Университета штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук (США), специалист в области компьютерных наук Сергей Мадаминов.

Сергей Мадаминов закончил механико-математический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова в 2011 году, получил магистерскую степень в МФТИ и Сколковском институте науки и технологий. Работал в компании «Билайн», в Московском авиационном институте. В 2015 году переехал в США, там работал в компании Cisco Systems, после этого перешел в Университет штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук.
Indicator.Ru
Справка

— Сергей, расскажите, что вы сейчас изучаете.

— Я занимаюсь компьютерными системами, мой текущий проект связан с памятью с высокой пропускной способностью. Недавно компания Intel выпустила новую систему, одна из особенностей которой состоит в том, что близко к процессору расположен новый тип памяти. Это позволяет за единицу времени скачать больше данных. А я изучаю, как это можно использовать для разных задач в области компьютерных наук.

— Почему вы решили уехать в Штаты?

— Одна из основных причин, почему я переехал именно в США, заключается в том, что если посмотреть публикации по моему направлению, то подавляющее количество статей идет именно из Америки. Так получилось, что на международном уровне публикуются в основном американские университеты. Небольшое количество работ идет из Европы, Азии, Канады, но преимущество все равно за США.

Fa321e44a1ad5226b2d7d23f4861e1ce92f8c2d0
Университет штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук
Jim Thompson/EPA

Во-вторых, свою роль сыграла финансовая сторона вопроса. В России аспиранты получают, к сожалению, не очень много денег. Когда я уезжал, аспирантская стипендия составляла порядка шести тысяч в месяц. На них тяжело прожить, приходится параллельно работать. Многие мои друзья, которые пытались защититься, в итоге начинали работать и побросали науку. Могу сказать, что в Америке платят немного, но достаточно, чтобы не думать о жилье и еде.

— Сколько платят аспирантам в США?

— Стипендия зависит от университета. От 20 до 40 тысяч долларов в год. В моем университете базовая стипендия — 20 тысяч в год, плюс выплачиваются дополнительные деньги. Летом приходится либо искать кого-то, кто проспонсирует это время, либо уезжать на стажировки. Например, в Computer Science стажировки в компаниях очень хорошо оплачиваются.

Финансовая устроенность позволяет не отвлекаться от науки. Сейчас я трачу почти все свое время на исследования и читаю курс студентам. Если бы я еще и работал, то все это совместить было бы невозможно.

Так что я уехал по двум причинам: деньги и публикации.

— С чем связано то, что в международных журналах так мало российских публикаций в области Computer Science? Есть разница, писать из России или из Америки и публиковаться в журналах Web of Science?

— Первая сложность, на мой взгляд, — это английский язык. Не все его знают. Конечно, при поступлении в российскую аспирантуру нужно сдавать английский, экзамен по языку также входит в кандидатский минимум, но уровень все равно слабый. В целом это решаемый вопрос. В США многие приезжают со средним уровнем английского, с совсем слабым уровнем нельзя поступить, но постепенно он наращивается.

Во-вторых, в России есть специалисты по системам, их достаточно большое количество, но это все-таки индустрия, там существенно меньше научных задач, по крайней мере с точки зрения публикаций, поскольку многие вещи закрыты.

В-третьих, многие публикуются в основном в России. Чтобы получить кандидатскую степень, надо публиковаться в журналах ВАК, и это сильно ограничивает возможности публикаций. Недавно разрешили публиковаться в журналах Web of Science и Scopus. И эти требования распространяются на всех. Да, математики, физики и те, кто занимается теорией в компьютерных науках, публикуются в журналах, но для всех остальных это публикации с конференций. Для нас конференции — это основное, наша лаборатория не публикуется в журналах, а если и публикуется, то это что-то из ряда вон выходящее.

— Были хоть какие-то плюсы в работе в России в сравнении с работой в США? Например, несколько бывших сотрудников Высшей школы экономики, которые уехали работать за границу, рассказывали мне, что в «Вышке» и условия работы, и зарплата, и коллективы вполне сопоставимы со средними американскими или европейскими университетами.

— Тут разные системы. В России есть университеты, которые изначально ориентированы на международные публикации. Многие технические вузы у нас все-таки ориентированы на внутренние задачи и связаны с индустрией. Это накладывает определенное количество бюрократических проблем в виде экспортного контроля. Это минус.

Что касается плюсов, то у меня сложилось впечатление, что в России студенты более увлеченные, быстрее вовлекаются в работу. В частности, это связано с системой написания тех же курсовых, когда студенты плотно работают с профессурой. Это начинает их увлекать. В Штатах студенты не обязаны это делать. Чтобы закончить университет, они должны сдать определенное количество курсов на определенные оценки, поддерживать средний балл. В США студент не обязан увлекаться.

— С какими еще сложностями помимо денег и публикаций вы сталкивались, работая в России?

— Одна из главных сложностей — это бюрократия, обилие бумажной работы. При публикации на международных конференциях нужно каждый раз получать экспортный контроль, чтобы не вывозить никаких государственных тайн. Для этого нужно собирать достаточно много подписей. Это характерно для технических направлений. Не могу сказать, что это занимает много времени, но это сильно отвлекает.

Так же есть требование Минобрнауки (на момент разговора министерство еще не было разделено на два ведомства, — прим. Indicator.Ru) по академической нагрузке, если работать на ставке в университете. Причем эта нагрузка весьма существенна, что тоже отвлекает от науки.

Я бы еще отметил невысокий, на мой взгляд, уровень взаимодействия с индустрией и с другими, в том числе зарубежными, университетами.

— Какие условия нужно создать в России, чтобы молодым ученым было комфортно здесь работать и желания уехать за границу не возникало?

— Нужно улучшать грантовую систему, но это очень большой вопрос. Помимо этого, стоит снижать уровень бюрократии, а также повышать академическую мобильность и стимулировать ученых к привлечению внешнего финансирования.

В США в университетах есть интересная система, когда при устройстве на работу молодому профессору выдается так называемый startup package, который можно тратить на покупку оборудования, найм студентов и другие нужды. Это помогает сразу начать работу, думаю, что было бы хорошо создать нечто подобное и в России.

В России есть проблема с допуском в здание университета. Мы часто работаем до двух-трех часов ночи. Я учился на специалитете в МГУ, и у нас здание закрывалось то ли в 10, то ли в 11 часов вечера. Университет закрывался, и все должны были идти домой. В США во многих университетах многие продолжают работать. Понятно, что не стоит из себя выжимать все соки, но бывают ситуации, когда подходит срок сдачи публикации, и профессора вместе с аспирантами сидят до ночи в университете, потому что надо успеть все доделать. И было бы неприятно, если бы пришли уборщицы и сказали, что все должны уйти.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое