01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Гуманитарные науки
16 сентября
Пингвины, грех и генетика: почему мы можем хотеть людей своего пола?

Отрывок из книги «Секс. От нейробиологии либидо до виртуального порно»

Wikimedia commons

Эта книга — научно-популярный гид по человеческой сексуальности, рассказывающий о том, как поверх могучих природных инстинктов наслаиваются разнообразные психологические нюансы, культурные коды и табу и как, по мнению науки, взаимодействуют эти «слои». Разобравшись в этом, человеку гораздо проще разобраться и в собственной сексуальности. В поисках ответа на вопрос, почему одни и те же базовые природные механизмы дают самые причудливые проявления сексуальной активности, авторы книги «Секс. От нейробиологии либидо до виртуального порно», журналисты Елена Фоер и Дарья Варламова, рассматривают самые разные темы — от нейрохимии либидо и споров вокруг точки G до причин интереса, который домохозяйки средних лет проявляют к гей-порно. Публикуем главу из этой книги, которая вышла в издательстве «Альпина нон-фикшн».

В многочисленных интернет-войнах на тему сексуальной ориентации некоторые аргументы встречаются особенно часто. Например, такой: секс с представителем своего пола — вещь противоестественная, придуманная людьми, которые нарушают правильный, положенный от природы порядок вещей. Увы, борцы за естественность слишком мало знают о животных. Гомосексуальное поведение так распространено среди разных видов млекопитающих, что норвежский Музей естественной истории Университета Осло как-то даже посвятил этому явлению выставку. Однополым сексом занимаются множество животных, от обезьян бонобо до лебедей, от бизонов до домашних кошек. А иногда отношения самок или самцов бывают даже «серьезнее»: самки темноспинного альбатроса, например, когда самцов в популяции немного, парами строят гнезда и высиживают птенцов. Причины и мотивы как для однополого секса, так и для «отношений» различаются от вида к виду. Порой они бывают довольно комичны: некоторые самцы плодовых мушек попросту не cпособны видеть различия между полами своих сородичей. У некоторых есть практическая выгода, как, например, у темноспинных альбатросов, а некоторые с помощью однополого секса укрепляют отношения в коллективе — так поступают дельфины-афалины.

А что насчет Homo sapiens? Сказать точно, какова среди людей доля гомосексуалов, сложно. Как минимум потому, что вначале нам нужно определиться, кого именно считать таковыми. Если юноша однажды, будучи нетрезвым, переспал с соседом по комнате в общежитии, а дальше, в течение всей жизни, ни разу не захотел повторить этот опыт, скорее всего, ни он, ни большинство других людей не назовут его геем. А если два раза? А если захотел, но не повторил? Таких «если» можно придумать дюжины. Примерно так рассуждал и американский биолог Альфред Кинси. До него сексуальную ориентацию воспринимали как рубильник, у которого есть всего два положения: гомосексуал и гетеросексуал. Кинси, занимаясь исследованиями сексуальности, первым предположил, что сексуальные предпочтения проще представить как континуум, где на одном конце шкалы — мужчины или женщины, которых привлекают исключительно представители своего пола, а на другом конце — те, кто испытывает сексуальное желание только по отношению к представителям противоположного пола. Все, что между этими двумя состояниями, — люди, которые в разной степени и с разной частотой чувствуют возбуждение при виде как мужчин, так и женщин. Кинси разбил свою шкалу на семь делений (плюс еще одна категория — для асексуалов), хотя, конечно, это не менее условно, чем деление на «гомо» и «гетеро».

При таком подходе к ориентации самый простой способ посчитать гомосексуалов — опросить людей и поставить галочку только напротив тех, кто сам считает себя геем или лесбиянкой. Разумеется, надо учитывать, что кто-то из людей может со временем изменить свои представления о собственной ориентации, кто-то — соврать, а кто-то — считать себя гетеросексуальным, потому что с людьми своего пола, к примеру, «не было ничего серьезного». Учитывая все эти оговорки, можно наконец перейти к цифрам. Согласно последним масштабным исследованиям, проведенным в США, в Америке около 3,5% жителей считают себя гомосексуальными или бисексуальными, из них 1,8% бисексуальны, а остальные 1,7% отнесли себя к гомосексуалам.

Конечно, на ответы респондентов влияла и окружающая их действительность. Опрос проводился в Америке в 2011 году, то есть в том месте и в то время, когда гомосексуальность уже не считалась, согласно медицинским учебникам, заболеванием, а папа римский Франциск I призвал церковь попросить у геев прощения. Отношение к однополому сексу на протяжении истории человечества менялось многократно, и не только от эпохи к эпохе, но и от культуры к культуре.

Древние греки воспевали однополую любовь в литературе и живописи, превознося ее за благотворное влияние на мораль молодых мужчин (отношения, как правило, строились по модели «учитель — ученик», а партнеры были заметно разного возраста). А вот иудейские религиозные лидеры в VI веке до н. э., напротив, наложили запрет на однополый секс (он касался почти исключительно мужчин, потому что женщины людьми в полном смысле этого слова не считались). Библейский город Содом был уничтожен, в частности, за однополые отношения между его жителями (наверняка вы хоть раз слышали выражение «содомский грех»). «Содомитов» пытали и казнили в Средневековье, причем как католики, так, позднее, и протестанты. И все же гомоэротические мотивы проникли в искусство эпохи Возрождения — они переплетаются с христианскими мотивами в картинах и статуях Донателло, Леонардо, Микеланджело, Челлини, Караваджо. Но искусство искусством, а судебного преследования и общественного осуждения все же никто еще не отменял. К XVIII веку в моду вошла «медикализация греха» — явления, которые до этого осуждались как противные Богу, теперь описывались как невероятно вредные или являющиеся признаком ужасной болезни. Ученые того времени искренне верили, например, что онанизм приводит к усыханию головного мозга. В это же время гомосексуальность начала изучаться и рассматриваться как болезнь, приобретенная или врожденная.

В 1886 году вышла книга австрийского психиатра Рихарда фон Крафт-Эбинга «Половая психопатия» (Psychopathia sexualis), ее принято считать первым в истории трудом по сексологии. Крафт-Эбинг описал в ней все то, что, по его мнению, относилось к сексуальным извращениям. К ним, к слову, он причислял и просто любой секс ради удовольствия. Однако, помимо него, автор рассматривал множество других «извращений». Он первым ввел понятия садизма, мазохизма и зоофилии, а также выдвинул свою гипотезу развития гомосексуальности (одного из многочисленных извращений, по версии автора). По мнению Крафт-Эбинга, любое гомосексуальное влечение без исключения — «функциональный признак деградации», то есть нервная система людей, его испытывающих, неизбежно и довольно скоро начнет разрушаться. Деградацией, или дегенерацией, объяснялось многое из того, что считалось психическим отклонением. А носителей этих признаков умственного упадка связывали с развитием преступности и социальными проблемами вообще. Отсюда уже рукой подать до теории о том, что путь решения всех общественных проблем — избавление от деградантов.

E98d8734e33d28125d3bd3a07c2dac97a1bfdc67
Рихард фон Крафт-Эбинг
Wikimedia Commons

Где-то здесь и берут свое начало теория «чистоты расы», евгеника (наука о том, как этой чистоты добиться) и уголовное преследование гомосексуалов в фашистской Германии. По иронии за свой труд сам Крафт-Эбинг подвергся осуждению и значительно подпортил им себе репутацию. Все дело в том, что, несмотря на описываемые ужасы, он все же призывал относиться ко всем этим очевидно больным людям с сочувствием.

Всерьез сексологию начали изучать на рубеже XIX и XX веков. Среди множества тем, поднимавшихся тогдашними учеными, был и вопрос однополого влечения. Английский врач Хэвлок Эллис, наблюдая за гомосексуалами (надо отдать ему должное: найти их в те времена, когда однополый секс уголовно преследовался, было непросто), пришел к выводу, что во всем остальном, кроме сексуальных предпочтений, они очень похожи на «нормальных людей». Его современник, немецкий врач Магнус Хиршфельд, сам будучи геем, пошел еще дальше: он заявил, что гомосексуальное влечение — разновидность нормы. Он же стал основателем первой в истории правозащитной организации гомосексуалов. Хиршфельд был очень убедителен и добился удивительных успехов: благодаря его усилиям власти амнистировали около 2000 человек, попавших в тюрьму за однополый секс. В 1919 году доктор основал Институт сексуальных исследований, получивший большую известность; гостями Хиршфельда в нем были Сергей Эйзенштейн, поэт Уистен Оден, писатель Андре Жид и другие знаменитые современники.

Лидером второго поколения сексологов стал Альфред Кинси — тот самый, который придумал шкалу гомосексуальности. Это, к слову, не единственное его достижение. В одном из своих исследований он собрал более 12 000 личных интервью (!) о половой жизни мужчин и женщин. Удивительных находок оказалось много, и среди них — то, что больше трети мужчин хотя бы раз в жизни получали оргазм во время контакта с мужчинами.

9812ab6921cb1b988523a59c43c5a85dfa635b7d
Альфред Кинси
Wikimedia Commons

Впрочем, такие скандальные цифры могут объясняться несовершенством методологии. Позднейшие исследования дополнили картину, например, оказалось, что вне зависимости от эпохи и страны, процент негетеросексуальных людей примерно одинаков (измеряют, как написано выше, различными способами, но везде он меньше 5%). Влечение к своему полу по-разному проявляется у мужчин и женщин. Женщины куда чаще говорят о бисексуальности, чем о влечении исключительно к своему полу, в то время как с мужчинами все ровно наоборот. Для мужчин однополый секс в первую очередь обусловлен эротическими стимулами, в то время как для женщин это куда чаще продолжение близких эмоциональных отношений с другой женщиной. Отношение к гомосексуальности определяется тем, что люди считают ее причиной. Те, кто не воспринимает однополый секс как что-то неправильное, чаще говорят о том, что сексуальная ориентация определяется не социальными факторами, а биологическими, например, генетикой. Гомофобы, напротив, как правило, считают причиной гомосексуальности социальные факторы, такие как ранний опыт однополого секса или одобрение обществом негетеросексуальности. Ученые, разумеется, изучили обе эти гипотезы. Расскажем о них по очереди.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое