01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Химия и науки о материалах
24 апреля
«В России есть очень большой плюс – свобода в выборе действий и механизмов»

Константин Чесноков о химии и работе ученого

Константин Чесноков
Лидеры Перемен/Max Pixel/Indicator.Ru

Почему лениться бывает полезно, где лучше работать ученому — в России или за границей, к чему должен быть готов молодой ученый и какими будут профессии будущего, рассказал в интервью Indicator.Ru Константин Чесноков, младший научный сотрудник Института химии твердого тела Уральского отделения РАН.

— Константин, расскажите, где именно вы работаете и какая у вас специальность?

— Я работаю в Институте химии твердого тела Уральского отделения РАН младшим научным сотрудником и ведущим специалистом научно-организационного отдела управления научных исследований Уральского отделения РАН. Также я председатель Совета молодых ученых Уральского отделения РАН и Совета молодых ученых и специалистов Уральского федерального округа. Область моих научных интересов – это химия твердого тела. А конкретнее — оксидные материалы с перовскитоподобной структурой.

Был такой минералог Густав Розе, в 1837 году он нашел на Урале минерал, который назвал «перовскит», в честь выдающегося географа и первооткрывателя Перовского. Перовскит, по сути, это два металла и три кислорода в определенном стехиометрическом соотношении. Под землей — если брать не поверхность земной коры, а в целом — больше всего металлов находится именно в структуре перовскита. Перовскитные материалы используются очень широко: в дисплеях, чернилах, светодиодах, в самолетах, кораблестроении… Можно перечислять бесконечно. Наша лаборатория занимается перовскитоподобными оксидными системами для кислород-проводящих мембран, которые, в свою очередь, могут быть использованы для переработки попутных нефтяных газов.

— Какие практические задачи помогает решать ваша работа?

— Моя работа важна в ряде значимых вопросов. В первую очередь, это переработка попутных нефтяных газов с помощью перовскитоподобных материалов. Они помогают превращать исходные продукты в вещества, необходимые для получения электрической энергии, и различные полимеры. Если брать именно попутные газы, то из них получается диметиловый эфир и другие производные, из которых в дальнейшем получают полиэтилен, пластмассы. Это очень важная для нашей страны проблема, потому что в России сжигается больше 11 млрд кубометров попутного газа в год, а этот газ можно активно перерабатывать: делать из него так называемый синтез-газ, а из него уже метанол, диметиловый эфир — почти дизельное топливо — и тому подобное. Собственно, 95% всей легкой промышленности завязано на этом: краски, та одежда, которую мы носим. Очень многое сделано благодаря метанолу и его производным.

— Какова глобальная цель ваших исследований? К чему вы стремитесь?

— Это, конечно, обеспечение людей энергией — чтобы у каждого в доме был свет, чтобы человек мог зарядить свой девайс, придумать что-то новое, доброе, полезное и интересное. А еще мне нравится идея Science for Peace. Я хочу, чтобы наука служила для объединения, а не для разъединения людей. Чтобы она способствовала их социализации и пониманию. У нас часто получается, что новые технологии имеют не только положительный эффект, но и отрицательный.

— Как вы видите будущее научной сферы, в которой вы работаете? Пофантазируйте.

— Если такими темпами пойдет развитие IT-технологий, больших данных и прогнозирование процесса синтеза новых соединений, то нас точно оставят без работы. Но я думаю, что мы будем заниматься еще более интересными задачами. Даже боюсь предположить, какими. Но пока есть новые материалы, у нас есть работа.

Вообще, я думаю, мы будем творить более свободно. Новые профессии будут связаны с творческим подходом. Сейчас мы уже стоим на пороге, когда у нас нет определенных дисциплин — физика твердого тела, химия твердого тела… Мы находимся на стыке дисциплин — физики, химии, биологии, математики. Сейчас любой процесс, который мы исследуем, должен иметь мощный математический аппарат. Любое действие, которое мы делаем, должно описываться физическими законами и методами, потому что они более точные, чем химические, и так далее. Любое исследование сейчас — это целый комплекс работы, набор компетенций, набор различных дисциплин. Это всегда большая коллаборация.

— В каком возрасте и почему вы решили стать ученым?

— Когда-то в мою школу пришел молодой ученый — так же, как я сейчас прихожу, — и сказал: «Заниматься наукой – это интересно. Попробуйте, и вас уже будет не оторвать». И он был абсолютно прав. Если вы вступили на этот путь, все остальные работы покажутся вам значительно менее интересными. Опыта исследователя, первооткрывателя, который есть у ученого, больше нет ни у кого.

— А почему именно химия?

— Мой дедушка говорил: «Химия – область чудес. В ней скрыто счастье человечества». На самом деле, впрочем, это сказал Максим Горький, но это я узнал спустя несколько лет, когда стал читать книги. Сначала в школе я учился на тройки, но моя первая учительница математики, классная руководительница — Татьяна Геннадьевна Сумина — заинтересовала меня возможностями науки. Она всегда говорила: «Неважно, как вы решаете. Думайте. В первую очередь, думайте. Предлагайте нетривиальные варианты». Она очень часто вывозила нас на научно-практические конференции, на олимпиады, и это породило в нас хороший азарт бороться, создавать новые варианты, не бояться предлагать новые решения. А наука как раз дает возможности таким решениям реализоваться. Впоследствии встреча с молодыми учеными, приехавшими в нашу школу, вселила надежду, что это и мой будущий путь.

— Поддерживает ли государство ваши исследования?

— Государственная поддержка есть — помимо госзаданий, которые выделяются во всех институтах, существуют также гранты РНФ, РФФИ, гранты некоторых международных фондов. Правда, сотрудничество с ними бывает очень затруднено, это происходит через аффилированные страны. Я думаю, мы постараемся обратить на это внимание наших органов государственной власти и как-то решить проблему, чтобы все было более открытым.

Впрочем, много возникает вопросов. Задачи майских указов президента поставлены, средние заработные платы доводятся до определенных показателей, 200% от регионального уровня, но фактически молодой ученый — самый молодой, младший научный сотрудник, аспирант, инженер, человек, который делает исследования руками, — к сожалению, таких средств не получает. Очень часто молодежь думает о том, как бы защититься и поскорее перейти на ставку постодока в приличный университет либо уйти в промышленность на какую-нибудь другую позицию. Ключевой параметр здесь – это научный руководитель, группа, идея. Если идея интересная, проект начинают «продавать», искать хоздоговоры. Так образуется та ниша, которую мы называем «инновационность», и прикладные применения разработки. Если исследование выходит на прикладное применение, то ученый и финансово обеспечен, и наукой занимается, и на международные конференции ездит, и все у него хорошо. Мы стремимся к этому.

— А что насчет работы за границей? Думали ли вы когда-нибудь о том, чтобы уехать? И какие советы вы бы дали тем, кто еще не принял это решение?

— Можно поехать и можно потом вернуться. Я знаю много успешных примеров, когда ученые из России уезжали и возвращались. Хотя бывает, ты сидишь на конференции и видишь: пять человек из России, еще 25 — из других стран, но 15 из них на самом деле русские, хотя имеют другие гражданства.

Вопрос в другом. Надо понимать, чего ты хочешь: делать какое-то определенное исследование или в целом развиваться как ученый. Когда ты занимаешься своим исследованием, в России есть очень большой плюс – свобода в выборе действий и механизмов. А когда ты приезжаешь в другую страну, у тебя есть четкая задача, проект, ты должен делать свое дело. Там очень тяжело выйти на позицию, которая позволяет самому предлагать идеи. В России проще: если у тебя хорошая научная группа, ты можешь прийти к своему научному руководителю и сказать: «Я хочу делать вот это, потому что это интересно и за этим будущее». И он скажет: «Ну что ж, дерзай». Конечно, бывают обратные ситуации, когда вам не дают такую возможность, но можно прийти еще раз, и еще раз, и все-таки добиться своего. Главное, не терять надежды и четко понимать – если идея систематизирована, если понятен первичный результат и последующий, то все получится. Работу просто нужно строить системно. И тогда не придется никуда уезжать, не придется никуда бегать. Можно в любом месте заниматься наукой. Можно организовать вокруг себя коллектив ученых, подтянуть оборудование и все остальное. Только тут, конечно, важно быть не только ученым, но и немножко организатором.

— То есть не место красит человека?

— Да. Главное — люди, личности. Мы проводили среди молодых ученых всей России опрос: «Что для вас самое главное?» Да, уровень финансового обеспечения называли, но он был лишь на третьем месте. Первое занял авторитет научного руководителя. Второе – инфраструктура, наличие оборудования.

— О чем бы вы хотели предупредить молодых людей, которые только начинают исследовательскую работу? К чему должен быть готов молодой ученый?

— Молодой ученый должен быть готов, в первую очередь, оценивать все ситуации комплексно. То есть смотреть не только на проблему, которую ставит научный руководитель, но и выходить за ее рамки, понимать, чем он занимается и для чего. Тогда он сможет планировать дальнейшие шаги и в своей научной карьере, и в конкретном научном исследовании, чтобы оно действительно принесло важный и значимый результат. Когда вы копаете канал только у себя в огороде, вы не видите, что делает сосед, — может, он тоже копает такой же канал, а вдвоем копать всегда легче. Когда есть широкое видение проблемы и научная коллаборация, тогда есть значимый результат.

— Как вы думаете, молодым людям вообще стоит сейчас идти в науку? В чем привлекательность науки для молодежи в наше время?

— В науке всегда было непросто. У каждого свой путь — кого-то приводят, кто-то сам приходит. Кто-то идет просто так, не зная, что это такое, кто-то осознанно. Когда человек приходит в науку, у него появляется возможность заниматься чем-то новым, интересным, по-настоящему раскрывать новые горизонты, и поверьте, это действительно окрыляет. Даже если ты решаешь маленькую задачу, ты знаешь, что она помогает сделать новый большой шаг. И ты идешь домой счастливый. Или не идешь. Никогда не понимал людей, которые работают с определенного времени до определенного. Всегда хочется больше. В нашей лаборатории все работают допоздна. Ночь, вечер, день – неважно. Если есть интересная задача, коллектив ее решает.

— Какие советы вы бы дали студентам, чтобы добиться успехов в научных исследованиях?

— Я бы дал три совета. Первое: ленитесь, но правильно. Нужно понимать, когда можно полениться, а когда нужно сделать. Простой пример: однажды мы не хотели обрабатывать огромный массив данных. Там была куча информации для лабораторных работ, графиков, систем. Мы написали программу для этого, применили систему автоматического распознавания. Писали мы ее дольше, чем обрабатывали бы данные вручную. И тем не менее, когда мы ее сделали и показали коллегам, они были приятно удивлены. Это была новая ступень, новый шаг для решения вопросов. Точно так же когда-то наши коллеги придумали «химический калькулятор» — можно не решать реакции, не писать, не считать, а вбить данные и сразу получить результат. Видимо, у них была схожая мотивация — неинтересно было считать каждый раз однотипную задачу, и они придумали, как это можно сделать значительно проще.

Второй важный совет – это систематический подход к действиям. Часто бывает, что человек начинает заниматься наукой и абсолютно выпадает из реального мира. Упускает вопросы здоровья, общения с близкими и друзьями. Это тоже неправильно. Постепенно это скажется и на работе: он потеряет связи, контакты, сядет в лабораторию, зароется в пыль… А потом кто-то вспомнит, что у нас где-то там, на десятом этаже, есть научный сотрудник. Но он не ездит на конференции, его тематика не очень перспективна. Объединяйтесь, старайтесь думать, общайтесь. Это важно. Когда вы коллектив, вы — сила.

И третий совет – найдите то, что вас вдохновляет. Будь то хобби, или, например, спорт, или любимая девушка, или искусство. Это будет вашей музой, вашим движением вперед. Всегда есть что-то, что человека вдохновляет. Это очень сильно помогает. Мне точно.

— Можете вспомнить ваши школьные годы и дать советы школьникам, которые только выбирают будущую профессию? Как ребенку, подростку для себя решить, идти в науку или не идти?

— Мои родители сказали очень просто: «Ты сам творец своей судьбы, и решай сам, куда пойдешь. Только помни, что решение, которое ты принял, надо нести уже до конца. Не метаться и не бегать влево и вправо». Когда я задал себе вопрос, зачем я хочу этим заниматься, я честно себе ответил, что моя работа действительно помогает людям, она нравится мне, отвечает на мой вопрос «зачем я живу». Я сразу понял, что наука — это мое.

Я считаю, что ученым может быть каждый. Вы всегда можете попытаться сделать лучше остальных, по-своему. Главное — пробовать. У меня есть коллеги, потомственные офицеры, которым говорили, чтобы они пошли по военной стезе. Есть коллеги — потомственные летчики, им тоже говорили, чтобы они выбирали самолеты. Но они все выбрали науку. Науку как ключ для решения самой главной задачи – зачем я живу и зачем, собственно, все это нужно.

— Расскажите о каком-нибудь смешном, необычном случае из вашей исследовательской работы.

— В 2014 году я был на научной конференции по электронной просвечивающей микроскопии в Индии, и там случился один курьезный случай. Был фуршет, великолепный концерт, танцевали красивые девушки, пели артисты, все было замечательно. Было множество закусок, и были вилки, но не было тарелок. Абсолютно. Только салфеточки. А представьте, у вас курица в соусе, в специях. На салфеточку? Она протекает. Люди пытались носить еду на вилочках, но это же неудобно. Я, недолго думая, спустился в бар, указал на проблему сотрудникам отеля, где проходила конференция, и они за мной пошли с тремя горками тарелок. Собственно, я принес тарелки и заслужил всеобщую любовь и ликование. После этого стали открываться не только мои научные, но и организационные способности. В дальнейшем я стал председателем Совета молодых ученых своего института.

— А теперь немного личных вопросов. У вас есть любимая книга?

— Одной книгой я не могу отделаться… Наверное, выделю две. Первая – это Митчелл Уилсон, «Живи с молнией», в ней рассказывается про ученого-физика. Вторая – это Валентин Саввич Пикуль, «Честь имею», в ней говорится о долге, который есть у каждого человека, об ответственности перед собой и перед своим народом.

— Какого художественного персонажа вы бы хотели видеть сотрудником своей лаборатории?

— Наверное, какого-нибудь трансформера типа Бамблби. Захотел – он трансформировался в просвечивающийся электронный микроскоп, захотел — в другую установку, которой у тебя под рукой нет. Это было бы очень полезно для научной работы.

— Какие иностранные языки вы бы хотели выучить?

— Очень хочу итальянский. Я бы попытался петь оперы. Для себя, конечно. А еще мой дедушка имел польские корни, поэтому я немножко говорю по-польски.

— Есть ли у вас какое-то необычное хобби?

— Я люблю пулевую стрельбу, она очень успокаивает. А на день рождения коллеги подарили мне лук, поскольку из всего остального я уже стрелял. Теперь активно тренируюсь стрелять из лука.

— Если бы пять-десять лет назад вы могли отправить себе письмо в 2019 год, что бы вы написали?

— Я бы написал: «Продолжай регулярно заниматься спортом. Никогда не бросай это дело». Потому что для занятий очень важен режим.

— Продолжите фразу: «Я в науке, потому что…»

— Я в науке, потому что девушки любят умных – так шутят мои коллеги. На самом деле, я в науке, потому что наука – это механизм, который поможет людям стать добрее и лучше, помогать друг другу. Я искренне в это верю.

Материал подготовлен при поддержке Фонда президентских грантов.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Пресс-релизы о научных исследованиях, информацию о последних вышедших научных статьях и анонсы конференций, а также данные о выигранных грантах и премиях присылайте на адрес science@indicator.ru.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое