01
А
Астрономия
02
Б
Биология
03
Г
Гуманитарные науки
04
М
Математика и CS
05
Мд
Медицина
06
Нз
Науки о Земле
07
С
Сельское хозяйство
08
Т
Технические науки
09
Ф
Физика
10
Х
Химия и науки о материалах
Гуманитарные науки
24 мая
Количество российских публикаций в Scopus за год превысило 100 тысяч. Что дальше?

Как публиковаться быстрее, выше, влиятельней

PeakPx/Sergey Nivens/Picfair/Indicator.Ru

Приняли ли российские ученые политику, основанную на наукометрии, как российская наука преодолела знаковую отметку в Scopus и что нужно сделать, чтобы занять заветное место в Scimago Country Rank, рассказали в своей аналитической заметке специально для Indicator.Ru директор Государственной публичной научно-технической библиотеки СО РАН Андрей Гуськов и заместитель директора ГПНТБ СО РАН по развитию Денис Косяков.

С 2012 года одним из основных показателей развития российской науки является количество публикаций, проиндексированных в международной базе данных Web of Science, а в последние годы — и в Scopus. Несмотря на обильную критику методов управления, основанных на наукометрии, следует признать, что научное сообщество приняло новые правила игры. Это подтверждается устойчивым ежегодным ростом количества публикаций на 10—20%, который обгоняет среднемировые темпы.

2018 год не стал исключением. Несмотря на то, что индексация публикаций за этот год еще не закончилась, по данным Scopus количество публикаций всех типов с российской аффилиацией впервые превысило 100 тысяч. На 14 мая 2019 года в базе данных таких насчитывалось 101134 едининцы, что на 12,5% превышает результат 2017 года.

88589e10b3f263ac8e388f6a0accfa5d057e73cf
Динамика публикаций всех типов с российской аффилиацией в Scopus.
ГПНТБ СО РАН

По количеству публикаций Россия вышла на 11 место в мире, обойдя Нидерланды, Бразилию, Южную Корею и Испанию. В процентном отношении публикации с российскими аффилиациями составили в 2018 году 3,23% от мирового объема. Выше в рейтинге расположились Австралия (3,4%), Канада (3,6%), Италия (3,85%), Франция (3,9%) и Япония (4,2%). Их доля в последние годы не увеличивается — эти страны демонстрируют рост публикаций на среднемировом уровне и ниже. Если такая динамика сохранится, то даже ежегодный прирост публикаций на 10% позволит России к 2024 году выйти на уровень в 180 тысяч публикаций в год. Этого может оказаться достаточно, чтобы занять заветное пятое место в рейтинге Scimago Country Rank.

De292ff089295656d078ec7b06f90466aeb22cec
Рейтинг стран по общему количеству документов в базе данных Scopus
ГПНТБ СО РАН

Что касается Web of Science, то данные за прошлый год, скорее всего, еще недостаточно полны. Количество публикаций всех типов, проиндексированное в этой системе (индексы SCI-EXPANDED, SSCI, A&HCI, CPCI-S, CPCI-SSH, BKCI-S, BKCI-SSH, ESCI), составило 77904 против 80162 в 2017 году. Пока что Россия занимает в рейтинге 2018 года 14-е место (в 2017 году была 13-й).

При изучении подобных отчетов чаще всего возникают два вопроса — насколько увеличение количества публикаций вредит их качеству и как скоро у нашей страны исчерпается ресурс для такого форсированного роста.

В самом деле, в немалой степени этот результат достигнут за счет публикаций материалов конференций – за последние годы их доля увеличилась с 16 до 27%. Если рассчитывать рейтинг только по документам типа Article и Review, то позиции России окажутся скромнее – 13-е место, но и в этой части достигнут прогресс, так как в 2014–2017 годах страна была 14-й.

Однако нельзя не отметить, что с 2012 года количество российских статей в журналах каждого квартиля (Q1–Q4, согласно данным Scimago Journal Rank) примерно удвоилось. При этом меньший рост наблюдался в наименее привлекательном Q4 (69%), а наибольший — в Q2 (137%). Всего же число публикаций в первых двух квартилях, где расположены наиболее именитые журналы, увеличилось с 14694 статей в 2012 году до 30614 статей в 2018 году. Иными словами, наблюдается уверенный качественный рост, хотя он уже и не такой стремительный, как количественный.

Эти данные согласуются с нашим тезисом о том, что российские исследователи не только приняли новые правила наукометрической политики, но и стараются продемонстрировать все более хорошие значения ключевых показателей. Те, кто раньше был далек от публикации статей в индексируемых в международных базах изданиях, начинают с трудов конференций и журналов с низким импакт-фактором. Те, кто уже имел опыт зарубежных публикаций, стараются повышать уровень своих работ и чаще заявляют свои работы в престижные журналы. Наконец, те, кто и так занимался наукой на мировом уровне, просто стали разборчивее в выборе места размещения своих статей.

Импакт-фактор — показатель, отражающий частоту цитирования статей научного журнала за определенный период (как правило, два года). Например, для одного из самых крупных медицинских журналов The Lancet импакт-фактор составляет порядка 53, а в среднем для хороших журналов он составляет 4.
Indicator.Ru
Справка

В этих рассуждениях можно найти ответ и на второй вопрос. Наши исследования публикационной активности вузов из Проекта 5-100 показали, что даже в лучших университетах средняя результативность одного исследователя составляет около одной публикации в год, а в целом по России и того ниже – от 0,6 до 0,7 публикации в год. И у нас нет оснований полагать, что ее можно существенно увеличить (по крайней мере, в масштабах страны). Это означает, что необходимо постоянно вовлекать в науку мирового уровня новых ученых, как молодых, так и уже состоявшихся. Особенно это важно в тех научных дисциплинах, где результаты страны пока не так заметны, но есть потенциал для роста. Согласно статистическим данным, в России сейчас работает около 370,4 тысячи исследователей, и это очень значительный резерв.

Комментарии

Все комментарии
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ
Обсуждаемое