«Вернуть ученых в систему принятия решений»

Опыт российского баркемпа

Oрганизатор Science Barcamp Сергей Савчук

Science Barcamp/ВКонтакте/jxigame/Flickr/Indicator.Ru

С 29 по 31 мая в Москве пройдет Science Barcamp, который призван объединить ученых и активных горожан для совместного решения проблем городского развития, практической антропологии и научного волонтерства. Его организатор Сергей Савчук рассказал Indicator.Ru о необычном формате мероприятия, опыте Science Slam как неформального сообщества ученых и сверх-идее проекта — повысить статус научной экспертизы как инструмента доказательного управления.

— Сергей, вы известны как соучредитель и председатель правления ассоциации Science Slam Россия. Баркемп — это его продолжение?

— Я сказал бы, что это шаг вперед. Слэм сейчас уже можно рассматривать как неформальное сообщество ученых. Оно родилось снизу вверх вокруг простой идеи — мы хотим делиться своими знаниями. Но со временем выросло в некоторую идентичность, которая объединяет и организаторов, и слэмеров — для них важно сказать: «Я — слэмер». Это пример одного из сообществ, где люди находятся по зову сердца, а не «по работе», — и на баркемпе мы хотим объединить такие сообщества на внешней, независимой площадке и помочь им встретиться с неравнодушными горожанами. Я верю в самоорганизацию сообществ неравнодушных, но это сложная задача — и мы предложили формат кемпа, чтобы к ней подобраться.

— Какова цель кемпа?

— Сделать науку ближе к обычным людям, помочь ученым найти пересечения с активными жителями города, сформировать новые горизонтальные связи, которые приведут к новым проектам. Московский Science Barcamp, я уверен, станет важным событием для города, так как именно здесь очень много представителей разных сообществ и энергичных людей, готовых делиться опытом, возможностями, объединяться и действовать.

— Вокруг чего могут создаваться такие связи? Вы уже провели кемпы в Иваново и Самаре, их опыт подсказывает тематики?

— Да, только опыт и подсказывает — мы же не задаем программу, ее формулируют сами участники. Ярко выделилось несколько вещей — научное волонтерство и citizen science, антропология в городской и корпоративной форме, изменение городской среды в разных преломлениях, технологии коммуникации. Это не случайно — в этих темах ярко проявляется возможность ученых помочь горожанам или наоборот.

— Вы остановитесь на этих вопросах на московском кемпе?

— Мы попробуем их взять с собой на московский баркемп, но мы не будем их форсировать. Говорят, что Москва не Россия — и я по начальным дискуссиям вижу, что это будет другой баркемп. Но тренды могут сохраниться. Мы говорим «ученый» и «активный горожанин». А сейчас кажется, что интересно проявить тех людей, которые в себе совмещают эти две роли, — и мы точно увидим их в Москве. В Москве будут очень разные люди. Городские сообщества — муниципальные депутаты, проект «Живые города». С другой стороны, будет достаточное количество ученых, которые смогут коснуться городских тем, активных горожан.

— Сейчас мероприятия запрещены, вам пришлось проводить кемп онлайн. Это работает?

— Хороший вопрос. Конечно, заранее мы не знали. Нам пришлось работать и вести эксперимент одновременно. Можно ли провести баркемп онлайн? Рождается ли связь большая, чем на обычной конференции, можно ли сделать ее глубже? Оказалось, что это другой формат. Участники отмечают, что он становится более эффективным. Говорить одновременно или говорить много онлайн не получается, из-за этого люди говорят более сфокусированно и, кажется, все происходит более организованно. С другой стороны, понятно, что не происходит типичного последнего дня баркемпа — когда люди обнимаются, целуются и не хотят расставаться. Но в какой-то форме это остается. Несмотря на то что после Иваново мы очень интенсивно провели три полных дня онлайн, после этого еще три часа треть людей остается в зуме вместе пить и общаться на личные темы. И это именно новые люди, новое коммьюнити, — не старые друзья, а те, кто не знали друг друга раньше. С другой стороны, знакомства онлайн остаются камнем преткновения. Поэтому для московского кемпа мы вводим новый инструмент — телеграм-бот, который будет работать и после и позволит людям пообщаться один на один и укрепить возникшие контакты.

— Что вы считаете хорошим результатом для кемпа?

— На баркемпе, в отличие от обычной конференции, превалируют люди, а не темы. На конференции из людей видны только спикеры, слушатели — почти нет. А на кемпе и тем больше, и людей виднее. Кроме того, баркемп — это не про масштаб и охват, это про точечную работу. Задача в том, чтобы вывести вперед не только темы, но и личностей — так, чтоб ты в свой мир пустил двух-трех человек, с которыми ты хочешь провести часть жизни, сделать что-то значимое. Это и есть цель, большего не надо желать. У меня самого это так и произошло — я знаю, что есть несколько человек, с которыми я буду делать новые вещи. И я знаю, что это случилось не только у меня. Баркемп — это место качественных встреч.

— Предыдущие кемпы дали такие встречи?

— Да, кое о чем уже можно сказать. После ивановского баркемпа пошли в работу несколько групп, именно на стыке науки и общества. Осознанные натуралисты-биологи решили открыть глаза горожан на природу, в которой живут, сначала в игровом формате, а потом — как научное волонтерство через приложение iNaturalist. Еще одна из тем, которая была поднята, — неэффективность работы в вузах и школах. Вопрос был в том, как бороться с этим — научным методом или технологиями мягкого влияния. Была предложена премия Больцмана за вклад в энтропию тем, кто сеет хаос и отбирает время у большого количества людей. Интересна не только идея, но и вектор, в котором она идет. Если люди, которые возьмут на себя смелость присуждать ее, сами пройдут через процесс «каминг-аута» — посчитают, у кого они отнимают времени и сколько сеют беспорядка, — это может запустить внутренние процессы изменений сложных и ненужных бюрократизированных регламентов. Возможно, у ученых и преподавателей будет больше времени на продуктивные вещи, а не на написание ненужных отчетов. Появилась также прекрасная инициатива (создания — Indicator.Ru) Ивановского клуба ученых — план взаимовыгодного взаимодействия активных ученых и практиков.

— Зачем ученым и горожанам это взаимодействие?

— Знаете, я недавно был в Берлине в музее, где была подписана капитуляция Германии. Там была выставка про Красную армию, и рассказывалось, в частности, о «брендинге». Большевики пришли к власти, и стране нужна была новая символика, были найдены дизайнеры. Изначально были предложены плуг, молот и книга. Плуг превратился в серп, книгу решили убрать, потому что вышло визуально перегруженно. Случайно или неслучайно — книга как символ знаний ушла из публичного дискурса и история пошла в определенном направлении. И у меня было такое чувство, что книгу нужно вернуть — не в звезду, а в дискурс.

Когда мы думаем об управлении, власти, мы представляем парламент, депутатов, правительство, президента. Есть четвертая власть — журналисты. Но мы не говорим об экспертизе. А я думаю, что в эпоху знаний, где важен эксперимент, доказательный подход, когда мы можем понять, что работает, а что нет, экспертиза должна занять свое место в управлении, а ученые — в дискурсе горожан.

Занятно то, что, как я узнал, сейчас в коммунистической партии в новом символе книга есть.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.