Сельское хозяйство

Гордость и предубеждение, ненависть и страх: что (не) чувствуют коровы

Как людская привязанность «повысила» интеллект крупного рогатого скота

clariceeee/Flickr

Есть ли у коров «интересы», насколько выгоднее обращаться к ним по имени и страдают ли телята при разлуке с матерью, рассказывает новый выпуск рубрики «Шнобелевская премия — это серьезно».

Задумывались ли вы когда-нибудь, сколько на Земле коров? В 2014 году ученые оценили количество крупного рогатого скота (сюда входят коровы, быки и телята) в 1,43 миллиарда голов. Получается, что по численности эти млекопитающие занимают второе после человека место. Наши сельскохозяйственные нужды сделали коров чрезвычайно успешным с точки зрения эволюции видом: им даже близко не грозит вымирание, человек прилагает массу усилий для их разведения и создания новых пород, обеспечивает их едой и предоставляет уход. В то же время мы, как правило, относимся к коровам как к исключительно утилитарным животным: они дают нам мясо и молоко, а их помет можно использовать в сельском хозяйстве как удобрение.

Между тем, коровы — весьма высокоразвитые животные, которые, по мнению ученых, могут испытывать эмоции, обладают индивидуальным характером, нуждаются в социализации и общении, а также могут учиться. На эту тему проведено множество исследований, и авторы одного из них стали лауреатами Шнобелевской премии 2009 года в номинации «Ветеринарные науки»: Кэтрин Дуглас и Питер Роулинсон из Ньюкаслского университета (Великобритания) получили награду с формулировкой «за демонстрацию, что коровы, у которых есть имя, дают больше молока, чем безымянные животные».

Специалисты полагают, что психологическое состояние сельскохозяйственных животных напрямую влияет на их продуктивность — в данном случае, объем даваемого молока. А психологическое состояние, разумеется, зависит от того, насколько гуманно работники ферм относятся к коровам. «В научной литературе до сих пор бытует мнение, что самая распространенная эмоция животных на молочных фермах — это страх перед людьми», — пишут Дуглас и Роулинсон. Чтобы разобраться, так ли это, они провели опрос представителей 516 молочных ферм Великобритании и узнали их мнение об отношении сотрудников хозяйств к животным — лишь 21% фермеров заявили, что коровы боятся людей. При этом опрошенные согласились с тем, что люди напрямую влияют на состояние животных: если работники хорошо обращаются с коровами, это делает последних более послушными, а жестокость может снизить объем надоев. 90% респондентов полагают, что у коров есть чувства, а 78% назвали животных умными.

И наконец, самое интересное. 93% ответивших на вопросы считали, что фермеры должны «знать в лицо» всех животных в стаде, а в 46% хозяйств работники обращались к коровам по имени — и именно в этих стадах надои молока оказались выше среднего (ежегодно каждая корова давала примерно на 258 литров молока больше, чем ее безымянные соплеменники). Кэтрин Дуглас и Питер Роулинсон подчеркивают, что полученные ими данные субъективны (все-таки опрошенные заполняли анкеты самостоятельно) и требуют проверки, но общий тренд вырисовывается вполне четко: британские фермеры придерживаются мнения о том, что коровы стоят на достаточно высокой ступени развития и испытывают эмоции, а гуманное обращение с ними хорошо не только с точки зрения общечеловеческой морали, но и для финансовой выгоды. При этом авторы не исключают, что отвечавшие на вопросы фермеры могут значительно переоценивать интеллектуальный и эмоциональный потенциал коров: все же они работают с этими животными постоянно и, скорее всего, склонны очеловечивать их — так же, как мы очеловечиваем наших собак и кошек. Как бы то ни было, исследование Дуглас и Роулинсона заставляет задуматься: что же представляют из себя коровы — животные, которых мы привыкли рассматривать в качестве источника пищи?

В 2017 году американские ученые Лори Марино (основательница и исполнительный директор зоозащитного центра Kimmela) и Кристин Аллен (Университет штата Флорида) опубликовали обзорное исследование под названием «Психология коров». Марино и Аллен проанализировали научные публикации из базы статей Web of Science, посвященные исследованиям психологии, интеллекта, поведения, памяти и других особенностей крупного рогатого скота, а затем обобщили эту информацию и сделали пять общих выводов:

  1. Коровы могут запоминать и различать предметы, а также узнавать своих сородичей и людей — так, они боятся человека, который ранее обижал их.
  2. Они не только испытывают простые эмоции (такие как страх или радость), но и подвержены влиянию более сложных психологических процессов, например эмоционального заражения — эффекта, при котором психологическое состояние одних людей распространяется на других. Особенно ярко это проявляется на обширных пространствах с большим скоплением народа: например, когда толпу охватывает паника или футбольных фанатов на стадионе — агрессия.
  3. Коровы эмоционально реагируют на обучение (возбуждаются при успешном прохождении лабиринта и демонстрируют нарастающее волнение при приближении к разгадке). Более того, они осознают себя как субъектов — то есть понимают, что некоторые действия порождены их волей.
  4. Обладают индивидуальными характерами.
  5. Их коллектив имеет несколько уровней социального устройства, а сами животные учатся у сородичей, испытывают потребность во взаимодействии и общении с другими коровами, а также страдают при разлуке (например, матери с телятами).

Разумеется, работа Марино и Аллен широко освещалась в СМИ — но многие журналисты писали вовсе не о том, что фермам стоит пересмотреть стандарты содержания животных. В некоторых материалах акцент делался на том, что обывателям пора перестать воспринимать коров как будущие стейки и котлеты и, возможно, надо даже сменить пищевые привычки.

Однако, если внимательно прочесть обзор «Психология коров», можно заметить — многие выводы авторов проиллюстрированы не очень подходящими примерами и экспериментами, а логика изложения материала местами хромает. Разумеется, специалисты тотчас заметили недостатки работы и прокомментировали их.

Так, профессор Университета Святой Марии (штат Техас, США) Хизер Хилл — специалист по поведению и психологии животных — опубликовала ответ на статью Марино и Аллен. По ее мнению, «Психология коров» построена на неверных интерпретациях экспериментов, а авторы предвзяты: с самого начала они заявляют, что обитающие на фермах коровы подвергаются жестокому обращению, а затем приписывают им качества, свойственные скорее человеку.

Например, что имеется в виду под «интересами» коров? Решение о том, давать сегодня молоко или не давать? Выбор того животного, рядом с которым они будут пастись?
Хизер Хилл
Профессор Университета Святой Марии

Ответа на эти вопросы в «Психологии коров» действительно не дается.

Далее Хилл пункт за пунктом критикует выводы Марино и Аллен. Так, зоопсихолог пишет, что утверждение о высоких интеллектуальных способностях коров подтверждалось экспериментами, в которых животные демонстрировали лишь базовое умение учиться: они запоминали расположение кормушек или свидетельствующие об опасности звуки; учились поворачивать направо или налево по световому сигналу… Все это — поведение, напрямую связанное с потребностями в еде или безопасности, а не демонстрация высокого интеллекта.

Далее, несмотря на то что Марино и Аллен пишут о «широком спектре эмоций», которые испытывают коровы, во всех примерах речь идет только о двух основных негативных эмоциях: страхе и беспокойстве. Другие эмоции — удивление, гнев, вина, радость — в обзоре не фигурируют. Кроме того, Хилл отмечает, что тесты, использованные для измерения страха и беспокойства, считаются ненадежными: во время эксперимента животные находятся в новом для них месте на большом открытом пространстве и отделены от своих соплеменников, а значит, их поведение может существенно отличаться от привычного.

При описании социального устройства коровьего общества Марино и Аллен прибегают к некорректному использованию терминов, подменяя одни понятия другими — они используют слова «привязанность» и «избегание», которыми в «человеческой» психологии описываются вполне конкретные вещи. Привязанность — это отношения, при которых два человека получают друг от друга эмоциональную поддержку, а расставание вызывает у них подавленное настроение. Словом «избегание» психологи описывают ситуацию, в которой один человек не ожидает от другого поддержки и поэтому при взаимодействии они не испытывают ни положительных, ни отрицательных эмоций. Марино и Аллен же под «привязанностью» имеют в виду физическое соседство двух коров — ситуацию, когда животные пасутся рядом или когда теленок держится рядом с матерью, а под «избеганием», соответственно, то, что коровы находились в разных концах загона и занимались своими делами.

Доказывает ли это, что коровы — неразумные животные, не способные чувствовать боль или радость? Конечно, нет — как, впрочем, не доказывает и обратное. Эти неидеальные исследования (а в случае Кэтрин Дуглас и Питера Роулинсона — скорее всего, еще и невоспроизводимые) означают только одно: Шнобелевская премия в номинации «Ветеринарные науки» 2009 года в очередной раз выполнила свою задачу, заставив сначала улыбнуться, а потом задуматься. При очередном доказательстве разумности и эмоциональности коров весь мир не перейдет на вегетарианство (а если и перейдет, то вопросы возникнут уже у швейцарского Федерального этического комитета по вопросам биотехнологий из предыдущей главы), но вот остановиться и подумать о необходимости гуманного обращения с окружающими нас живыми существами могут многие. А еще эта премия в очередной раз доказывает, что наука не всезнающа, а многие вещи — не измеримы.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.