«Меня приятно удивил уровень науки, оборудования, а также образования и опыта сотрудников»

Из Оксфорда в Долгопрудный

Евгений Колычев

Пресс-служба МФТИ

Какие пути ведут из Оксфорда в Долгопрудный, как междисциплинарные исследования заставили химика сменить профиль и чем российские ученые отличаются от зарубежных коллег, рассказывает в своей колонке Евгений Колычев, научный сотрудник лаборатории нанобиотехнологий МФТИ.

В Англию с пересадкой в Брауншвейге

Я закончил химфак МГУ в 2008 году и там же защитил диссертацию в 2011, занимался в основном катализом, органической и металлоорганической химией. Потом встал вопрос, что делать дальше. Ситуация в России была такой, что никаких перспектив для развития я не видел, и все советовали мне уехать. Я нашел лабораторию в Германии и около трех лет работал в Техническом университете Брауншвейга. Там я занимался фундаментальными аспектами дизайна новых эффективных катализаторов, которые при меньшем количестве будут обеспечивать проведение химических реакций на более высоких скоростях.

В основном сложные каталитические превращения происходят с использованием соединений благородных металлов, но на Земле их мало, добывать их сложно, а потребности человечества с каждым годом растут. Однако ученые могут сделать катализаторы без использования дорогих металлов и даже без использования металла вообще. Это одна из моих научных тем — нескомпенсированные Льюисовы пары (англ. frustrated Lewis pairs): соединения либо смеси веществ, в которых содержится сразу и электрон-дефицитный, и электрон-избыточный атом неметалла (кислота и основание Льюиса). Они могут одновременно проводить реакции активации малых молекул, ранее возможные только при использовании соединений благородных металлов. В 2014 году я выиграл грант имени Марии Кюри и поехал в Оксфордский университет. Это был престижный грант, по которому я проработал три года, продолжая исследования по тем же направлениям.

Из науки в индустрию и обратно

После окончания проекта я решил попробовать себя в индустрии и нашел подходящий вариант в России, так как визовое законодательство Англии не позволяло более оставаться в стране. Я устроился в Научно-исследовательский институт космических и авиационных материалов в Переславле-Залесском, где занимался разработкой новых материалов для космической промышленности. Это был очень позитивный опыт, и я был удивлен, что коммерческая компания в России производит высокотехнологичные материалы на довольно хорошем уровне. Однако вскоре работа на заводе стала для меня монотонной и неинтересной. В то же время мне захотелось изменить область исследований — я смотрел в сторону химии материалов или медицинской химии. Я нашел информацию о конкурсе по отбору ученых с международным опытом работы и поговорил с сотрудником лаборатории нанобиотехнологий Константином Шевченко, который красочно описал перспективы работы в МФТИ.

Оказалось, что в этой лаборатории занимаются созданием наноматериалов для медицинского применения. И она отвечала обоим интересующим меня направлениям. Я выиграл конкурс и в апреле приехал в Физтех. За время работы здесь меня приятно удивил уровень науки, технического оснащения, а также образования и опыта сотрудников. Наблюдаю я и отличия от немецких и английских ученых и студентов. Так, в Германии основная масса студентов была нацелена на то, чтобы просто получить образование и потом найти себе работу в областях, далеких от науки. В Англии я встречал много людей, которые не мотивированы сделать что-нибудь интересное — есть такое понятие, как «сделать карьеру в науке», для этого нужно публиковать как можно больше статей, чтобы в конце получить независимую позицию. Ты не будешь тратить год на одну статью, потому что дальше тебя уже никто не возьмет из-за небольшого количества публикаций.

От катализа к умным лекарствам

С начала работы здесь я потратил много времени, чтобы освоиться в абсолютно новой для меня области. Сейчас я уже чувствую, что могу работать самостоятельно. Раньше я занимался фундаментальной элементоорганической химией, научных статей по данной теме сравнительно мало, и люди, которые работают в этой области, в основном знают друг друга, что позволяет им создавать качественную литературную базу. Тематики нашей лаборатории (например биохимия) — одни из самых обширных областей современной экспериментальной науки. В особенности это касается наномедицины – одного из наиболее быстро развивающихся направлений. Чтобы в этом разбираться, нужно прочесть очень много литературы, а затем еще понять, какая важна, а какая нет, ввиду того, что публикаций низкого качества довольно много.

Основная моя задача в лаборатории — поиск новых методов синтеза либо синтез новых наночастиц. Дальше мы производим модификацию поверхности частиц, ищем частицы с интересными свойствами, которые помогут нашей основной цели — созданию «умных лекарств» для борьбы с раком и резистентными бактериями. Такие лекарства представляют собой наночастицы, чью поверхность мы можем «программировать» с помощью различных последовательных модификаций, чтобы они могли находить потенциально опасные клетки или бактерии и селективно убивать их, не затрагивая здоровые. Наночастицы должны соответствовать определенным критериям — они должны быть стабильными, нетоксичными и так далее. Сейчас я работаю в этом направлении, и мы уже опубликовали одну статью про новый метод синтеза таких наночастиц.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.