Химия и науки о материалах
7 мин.

НауКавказ. Материаловед из «Аула профессоров»

НауКавказ. Материаловед из «Аула профессоров»
Новый проект Indicator.ru, телеграм-канала «Зоопарк из слоновой кости» и Совета молодых ученых Северо-Кавказского федерального округа посвящен молодым и талантливым кавказским ученым и призван показать, что Кавказ – гораздо шире и глубже стереотипов о нем. Наш первый герой – уроженец дагестанского аула Чох Карим Амиров.

Северный Кавказ… Попросите среднестатистического россиянина назвать ассоциации, которые у него вызывает это словосочетание. Они будут разными - позитивными и негативными. Что-то будет правдой, что-то – стереотипом. Крутые спортсмены, особенно единоборцы, выигрывающие медали на олимпиадах – и заниженные «приоры». Замечательная самобытная кухня – и крепкие парни – вечные troublemakers в крупных городах. Уникальное разнообразие языков – и традиция стрелять в воздух по разным поводам (и без них). Вековые традиции гостеприимства – и недавние войны.

Но вряд ли кто-то скажет «Северный Кавказ - это наука». И будет совершенно неправ. Наука здесь есть, и наука серьезная.

Indicator.ru, телеграм-канал «Зоопарк из слоновой кости», Совет молодых ученых Северо-Кавказского федерального округа при поддержке депутата Народного собрания Республики Дагестан, директора Института экологии и устойчивого развития Дагестанского государственного университета Алимурада Гаджиева представляют проект «НауКавказ». Мы расскажем вам о молодых ученых из республик Северного Кавказа, об их пути в науку, их достижениях, мечтах – и о том, как традиции помогают им в их профессиональной жизни. И наш первый герой – дагестанец Карим Амиров, которого научная судьба ныне забросила на самый запад нашей страны.

Расскажи, откуда ты родом?

Моя малая родина – аул Чох в Гунибском районе Дагестана. Это очень древний (на этом месте даже были неолитические поселения) и очень интересный аул, поскольку у нас всегда было много врачей и ученых. Дмитрий Крылов в своей передаче назвал его «аулом профессуры». У нас шутят, что девушку за тебя замуж не отдадут, если ты не кандидат наук.

Прости, что перебью – ты же, насколько я знаю, женат. Ты сначала стал кандидатом наук или все же нет?

(смеется) Нет, мне в жены девушку выдали «авансом» - так что пришлось оправдать ожидания.

НауКавказ. Материаловед из «Аула профессоров»

Как ты пришел в науку? Как родные отнеслись к твоему выбору профессии и как они относятся к твоей работе сейчас?

В пути человека в науку всегда есть личный пример. Для меня это, во-первых, история нашего аула – его научные традиции – уже сами по себе были мотивирующим фактором. Во-вторых, мое окружение. Моя семья всегда была читающая, до сих пор дома нахожу журналы «Наука и жизнь», «Юный техник», «Здровье». У меня всегда был интерес к точным наукам.

Как проходило лето сельского школьника? Надо пасти овец, надо пасти телят. Я в сумку закидывал книги по истории, географии, литературе – которые выдали на следующий год – и читал. Поэтому в течение года я не читал эти учебники, а пересказывал то, что прочитал летом.

Потом, когда пошла химия, я пытался самостоятельно повторять опыты, описанные в учебниках. Разбирал отцовскую радиолу, чтобы собрать радиоприемник. Так что экспериментом я занимался с детства.

Еще одним личным примером для меня стал человек, именем которого названа наша школа, наш земляк Али Алиев, пятикратный чемпион мира по вольной борьбе, один из основоположников этого вида спорта в Дагестане. Ему стоят памятники и в Чохе, и в Махачкале, и даже в Швейцарии – где расположена штаб-квартира FILA. И при этом Али Алиев был очень интеллигентным человеком, кандидатом медицинских наук. Реализовавшись в борьбе, он еще и работал главврачом одной из махачкалинских больниц, и я много раз слышал от односельчан, что Али Алиев всегда ставил во главу угла не спорт, а образование и науку. Для меня он стал тем самым идеалом, который развит и физически, и умственно. Поэтому я в школе занимался и борьбой, и шахматами, и участвовал в олимпиадах по физике и по другим предметам.

В нашем роду были в основном медики, и я собирался стать врачом. Но так сложилось, что в медицинский институт я не поступил, а стал учиться в Дагестанском государственном университете на физическом факультете, который славился своей научной школой. Там работал ученик основателя советской магнитологии Константина Белова, член-корреспондент РАН Ибрахимган Камилов, который стал моим научным руководителем. Мы активно сотрудничали с еще одним научным учреждением – Институтом физики имени Х. И. Амирханова, директором которого был Ибрагимхан Камилович. Там я проходил практику.

Затем я поступил в аспирантуру, защитился в Южном федеральном университете, а затем я переехал в Балтийский федеральный университет по программе 5-100 как приглашенный молодой ученый. Так там и осел, большую часть времени я провожу в Калининградском анклаве, хотя в Махачкале тоже сохранил позицию.

НауКавказ. Материаловед из «Аула профессоров»

Расскажи поподробнее о том, что из себя представляет твоя наука, почему ты выбрал ее и чем конкретно ты занимаешься.

То направление, которым я занимаюсь, называется «умные материалы». Материалы, которые меняют свои свойства под действием различных сил. Это довольно широкий класс материалов. Один из классов таких материалов – это магнитоэлектрические материалы, мультиферроики. По ним я защищал свою кандидатскую диссертацию. Они могут под действием магнитного поля менять свои электрические свойства и наоборот.

Второй класс умных материалов, которыми я занимался в Махачкале (и продолжаю заниматься) – это мультикалорические материалы, которые меняют свою температуру под действием магнитного поля. Их можно использовать, например, в так называемом магнитном холодильнике.

Сейчас я больше занимаюсь тем, что делаю «умные материалы» еще умнее, если можно так сказать: объединяю различные материалы друг с другом, создавая «умные композитные материалы».

Помимо этого я занимаюсь поиском материалов для разных конкретных задач, например, термочувствительными полимерами. При этом все мои исследования сфокусированы на практическом применении этих материалов в биомедицине.

Почему именно так?

Наверное, потому, что мечтал стать врачом и, став физиком, теперь через свои исследования реализую свою мечту.

Как сейчас к тебе, уже состоявшемуся ученому, относятся в родном селе?

Сейчас относятся с уважением, часто расспрашивают про то, чем я занимаюсь, а пожилые иногда могут дать мудрый совет, как вести себя в науке. Повторюсь – у нас аул профессуры (смеется).

Как коллеги из Калининграда реагируют на твое кавказское происхождение?

Знаешь, единственное «особое» отношение как к парню с Кавказа – это то, что на меня теперь ложится ответственность за шашлычно-мангальные секции на всех конференциях. Увы, однажды даже перепутали Кавказ со Средней Азией и подарили котел.

Кстати, если продолжать говорить о традициях Кавказа. Сейчас ты работаешь в лаборатории, которой руководит молодая девушка. Как тебе работается под женским началом? Как к этому относятся дома?

Да нормально все. К слову, поскольку у нас лаборатория вообще молодая, я в любом случае в свои три десятка с лишним лет выполняю иную роль: аксакала лабы.

Кем ты себя видишь в науке через 5-10 лет?

Этот образ сочетает в себе элементы прагматизма и романтизма. Романтизм – в том, что я надеюсь, что мы сможем внести вклад в фундаментальное понимание свойств тех материалов, которыми я занимаюсь, чтобы мы могли оставить след в мировом научном знании. Ну и конечно, хотелось бы, чтобы те материалы, которыми я занимаюсь, нашли бы практическое применение в реальных приложениях.

Ну а что до прагматики - я, наверное, хотел бы расти профессионально дальше, стать доктором наук. Я вижу себя по-прежнему вдохновленным и увлеченным наукой в окружении команды, таких же вдохновленных и увлеченных наукой людей, и продолжающим свое любимое дело.

Что бы ты хотел посоветовать своим юным соотечественникам (да и всем российским школьникам), которые думают идти в науку?

Нынешнему поколению я бы пожелал не проходить тот этап роста, который пришлось проходить нам. Я – школьник 90-х, студент конца 90-х – начала 2000-х, и сейчас возможностей для развития, для самореализации гораздо больше. Вот, например, шаблон аспирантской работы: первые годы ты сначала собираешь установку – из того, что есть под рукой, и только потом у тебя руки доходят до науки, до эксперимента. Этот путь был более тернист и долог. Сейчас есть много молодежных грантов, много возможностей для научной мобильности. Поэтому хочу пожелать терпения, настойчивости, упорства. Когда ты молод, хочется всего и сразу, и быстро. А наука – это сфера, которая дает плоды, как принято говорить, в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Поэтому те бизнес-подходы, которые часто пытаются применить в науке, здесь не работают.

Поэтому – терпения, настойчивости и упорства. И, конечно же, мотивации. Одним терпением не обойтись – нужна работа над собой.

Путь в науке стал легче – но все в ваших руках.