Технические науки

Десять друзей Nature

Кто оказал наибольшее влияние на науку в 2017 году по мнению журнала Nature

Nature/Indicator.Ru

В науку в уходящем году вложились не только ученые: биологи, астрофизики или математики. Свой вклад внесли и политики, и «инквизитор», и даже маленькая девочка. Кого журнал Nature включил в десятку самых-самых людей науки 2017 года, читайте в материале Indicator.Ru.

Когда начинаешь заниматься наукой как ученый или как научный журналист, одно из главных открытий, которые ты совершаешь, — это понимание того, что ученые точно такие же люди, как и все. И ничто человеческое им не чуждо. Научные журналы подчиняются тем же правилам, что и все остальные СМИ. В конце года все медиа публикуют хит-парады. Самое-самое за год. Топ-100 красивых женщин в мире музыки, топ-20 новых гаджетов, открытия и закрытия года. С научными журналами та же самая история. В последнем номере журнала Nature (который, кстати, начинался как популярное издание для увеселения почтеннейшей публики научными новостями) уже опубликован первый (но не последний) список этого года. В публикации «Десятка Nature» (Nature's 10, сразу же ощущается аллюзия на Ocean's 11-12-13) редакция представила список из десяти «человек, имевших значение в мире науки в этом году». Список, пожалуй, медийно идеален: здесь есть и соавторы самых громких открытий, и борцы за гендерные права, и пацифисты, и даже смертельно больная девочка. Что же, давайте знакомиться с этой десяткой.

Редактор генов

Открытие системы редактирования генома CRISPR/Cas9 и применение ее в медицине — дело не 2017 года, однако метод был не очень точен и обладал многими недостатками. Биолог Дэвид Лю из Института Броуда, объединяющего Гарвард и Массачусетский технологический институт, говорит, что обычный CRISPR — это «удаление бородавки при помощи мачете». То, что он разработал со своей командой, больше похоже на микрохирургию. Действительно, если обычный CRISPR вырезает большие куски ДНК, то методы Лю работают с отдельными буквами генетического кода. Метод, получивший название ABE7, не приводил в испытаниях к побочным эффектам, а также сводил до минимума вероятности внесения опасных мутаций при редактировании. Поэтому включение Лю в хит-парад абсолютно оправдано.

Дэвид Лю

Harvard University

Ее слиятельство

Конечно, и в прошлом, и в этом году одной из главнейших тем было открытие и наблюдение гравитационных волн. В прошлом году объявили об их открытии, в этом — вручили за это Нобелевскую премию. Поначалу речь шла только об американских детекторах LIGO, однако со вступлением в игру европейского игрока, детектора Virgo, расположенного неподалеку от Пизы, точность «привязки» источника гравитационных волн к небу выросла, и огромные научные коллаборации сумели не только обнаружить 17 августа слияние двух нейтронных звезд по гравитационным волнам, но и увидеть это событие в электромагнитных волнах. Одним из координаторов этой «охоты за слиянием» была Марика Бранчези, член коллаборации Virgo. За существенный вклад в создание гравитационно-волновой астрономии Марика и попала в десятку.

Марика Бранчези

Getty Images

Бульдог Трампа

Включением Скотта Пруитта в список Nature хочет показать, что существует не только положительное, но и отрицательное влияние на науку. После избрания Дональда Трампа президентом США (а мы помним отношение Трампа к идеям о глобальном потеплении), Пруитт стал главой Администрации по охране окружающей среды (EPA). Считай, главным экологом государства. И сразу же принялся воплощать заветы своего работодателя в жизнь. Например, блокировать или отменять десятки экологических нормативов. «У него есть все навыки, чтобы реально навредить окружающей среде и науке экологии», — печально констатируют ученые.

Скотт Пруитт

Joshua Roberts/Reuters

Живое завещание

Редкий случай, но в список самых влиятельных людей в науке попала 12-летняя девочка. Она сумела изменить современную медицину, не сказав ни слова. В июле на заседании коллегии FDA выступал мужчина средних лет. Вдруг из зала поднялась и подошла к нему девочка по имени Эмили. Она ничего не говорила, только держала своего отца за руку, однако именно это сыграло свою роль. FDA одобрило первую в истории генетическую терапию рака, так называемую CAR-T-терапию, при которой лимфоциты пациента извлекаются из крови, генетически модифицируются и возвращаются в кровь, уже обученные убивать рак. Эмили Уайтхед была безнадежной больной и стала первым в мире ребенком, к которому применили это лечение. После введения ей лимфоцитов у Эмили начался так называемый цитокиновый шторм, и, если бы CAR-T не действовала быстро, ответ организма Эмили убил бы ее. Однако теперь Эмили полностью здорова, а FDA одобрило уже два вида терапии CAR-T.

Эмили Уайтхед

Washington Post/Getty Images

Телепортация в космос

В рейтинге современных ученых нельзя обойтись без представителей Поднебесной, как и нельзя не рассказать о чем-то очень высокотехнологичном и небиологическом. Составители рейтинга решили в этом пункте убить двух зайцев сразу. Итак, встречайте, Пан Цзянвэй. В самом Китае его называют «отцом квантов». Что же он такого сделал?

К тому, что существует так называемая квантовая телепортация, передача сообщений способом, который абсолютно невозможно взломать, мы более-менее привыкли. Более того, мы знаем, что можно телепортировать квантовые состояния фотонов на достаточно далекое расстояние. Цзянвэй сумел удивить и тут. В июле 2017 года он телепортировал фотоны на спутник, который находился на 1400-километровой орбите. В сентябре он уже использовал этот спутник для того, чтобы устроить видеочат, зашифрованный квантовой телепортацией, между Веной и Пекином. Это действительно попадает в рубрику «будущее уже сегодня».

Пан Цзянвэй

Tengyun Chen/EPA

Научный инквизитор

Статья об очередном герое списка, Дженнифер Бирн из детской больницы Вестмед в Сиднее (Австралия), начинается так: «Днем она изучает генетику рака, но ночью…» Нет, она не переодевается в черное трико и не идет спасать Готэм. Пока ее муж и дети смотрят боевики или играются в компьютерные игры, Дженнифер заходит в PubMed (базу медицинских научных статей) и ищет «лажу» в статьях. Ее задача — искоренить ошибочные и потенциально опасные статьи.

Она начала с ошибочных последовательностей ДНК, которые авторы — умышленно или нечаянно — публиковали в статьях по хорошо знакомой ей тематике. Потом перешла к некачественным графикам и копипасту из других статей. Бирн бомбардировала письмами редакции журналов, и в итоге они сдались. На счету Бирн уже девять отозванных статей, семь из которых в текущем году. Да, как выяснилось, наука тоже основана на доверии, а ученые (мы уже говорили, что они те же люди) этим доверием порой злоупотребляют. Так что Nature, выбрав Бирн, предлагает сказать «мусорным» статьям «нет».

Дженнифер Бирн

Getty Images

Охотник за землетрясениями

«Землетрясения случаются внезапно. Их предсказать нельзя». Эта парадигма воспроизводится постоянно. Однако Виктор Круз-Атиенца хорошо помнил, как 19 сентября 1985 года его, тогда 11-летнего мальчика, трясло вместе с домом в землетрясении магнитудой 8,1, поразившем Мехико. Это происшествие изменило его жизнь, и Виктор решил заняться изучением подобных катастроф. Круз-Атиенца стал геофизиком и сумел, кажется, разобраться в физике процесса. В любом случае, 19 сентября 2017 года — символичное совпадение, день в день с землетрясением 32-летней давности — в 120 километрах от Мехико снова произошло мощное землетрясение — с магнитудой 7,1. Впервые точно предсказанное человеком. И звали этого человека Виктор Круз-Атиенца.

Виктор Круз-Атиенца

UNAM

Геофизик на страже нераспространения

Конечно же, в пору северокорейской ядерной опасности нельзя было обойтись и без пацифизма. Тем более что Лассина Зербо, генеральный секретарь Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (СТВТО), представляет бедное африканское государство Буркина Фасо, хоть и получал свою степень по геофизике в США, а живет в Вене, где располагается штаб-квартира организации. Именно сейсмические датчики CTBTO позволяют узнать о новых ядерных испытаниях Северной Кореи, что и принесло Зербо место в хит-параде.

Лассина Зербо

Georg Hochmuth/EPA

Антихаррасмент

Список не-ученых среди самых влиятельных людей в науке продолжила адвокат Энн Оливариус. Несмотря на свою достаточно долгую карьеру, она стала известна лишь в последний год в связи с развернувшейся общественной кампанией против сексуальных домогательств в самых разных сферах, в том числе и в науке.

Выпустившись из Йельского университета в 1970-х годах, Оливариус вместе с коллегами начала борьбу против профессоров-мужчин, которые мало того что приставали к своим студенткам, но иногда и насиловали их. Не всегда им удавалось выигрывать дела, но начало было положено.

Позже Оливариус работала в крупных корпорациях (таких, например, как банк Голдман Сакс), и накопленные средства помогли ей открыть собственную фирму, специализирующуюся на делах против сексуальных домогательств. В последнее время из-за флэшмоба #MeToo и внимания СМИ Энн пришлось увеличить штат на 20%.

Энн Оливариус

Ann Olivarius/Twitter

SESAME, откройся!

Еще одна персона призвана подчеркнуть истинную интернациональность современной науки и то, что она делается не только в развитых странах. В 2017 году заработал SESAME. И речь не о растении, открывающем пещеру с сокровищами разбойников, а о Synchrotron-light for Experimental Science and Applications in the Middle East, 133-метровом кольцевом ускорителе высокоэнергетических электронов, который построен неподалеку от столицы Иордании Аммана. Nature отмечает ключевой вклад Халеда Тукана, трижды бывшего министром в правительстве Иордании, без которого, по словам руководителя проекта, Кристофера Ллевелина Смита из Оксфорда, строительство первого на Ближнем Востоке ускорителя, которое велось с 2008 по 2017 год, не состоялось бы.

Халед Тукан

United Nations University

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.