Нефтегаз и коронавирус: что делать?

Какие тренды вызвала пандемия COVID-19

Essam Al-Sudani/Reuters

Как нефтедобывающие компании реагируют на резкое падение цен и пандемию коронавируса и что ожидает отрасль, в своем тексте для Indicator.Ru рассказала советник по развитию негосударственного института развития «Иннопрактика» Анна Исаева.

Выученные цифровые уроки

В первой половине 2020 года нефтегазовая отрасль столкнулась с двумя серьезными вызовами. Во-первых, произошло значительное снижение цен на углеводородное сырье на мировом рынке. Во-вторых, компании были вынуждены оперативно перестраивать свои бизнес-процессы с учетом ограничений, возникших в связи с распространением коронавирусной инфекции. Разумеется, существенные колебания цен на углеводородное сырье не стали новым явлением для отрасли: только за последние 15 лет цены на нефть несколько раз сильно снижались, но затем восстанавливались до определенного уровня. Поэтому ведущие отраслевые игроки учитывают подобные колебания в своих стратегиях. В то же время стремительное шествие пандемии коронавируса стало нерядовым событием. Компаниям потребовалось в кратчайшие сроки принять комплекс мер для сохранения здоровья своих сотрудников и обеспечения бесперебойной операционной деятельности в условиях эпидемии.

Следует отметить, что нефтегазовая отрасль во всем мире активно адаптируется к новым условиям. К примеру, в Shell и ExxonMobil увеличили производство изопропилового спирта, который входит в состав дезинфицирующих средств для рук. «Газпром нефть» наладила выпуск антисептиков на своих предприятиях в Московской области и Нижнем Новгороде. С мая дочерние предприятия «Газпрома» перешли на новые правила смены вахт (прибывающий на смену персонал обязан предоставлять справки об отрицательном тесте на коронавирус, а также проходить 14-дневный карантин в пунктах временного пребывания). Аналогичные меры принимались в «Роснефти». Продолжительность вахты для ряда работников компаний российской нефтегазовой отрасли была увеличена до 90 дней (вместо 30). Большая часть офисных сотрудников была переведена в дистанционный режим работы. Правила пребывания персонала на производственных объектах адаптируют BP, Total, Equinor и другие компании. Сотрудники Saudi Aramco с июня ведут работу в условиях комендантского часа на территории Саудовской Аравии. По всему миру компании нефтегазовой отрасли организуют тестирование своих работников на коронавирус, проводят дезинфекцию помещений, принимают меры, направленные на сокращение количества очных контактов персонала и клиентов, массово переводят сотрудников на удаленную работу. В целом отрасль справляется с текущими вызовами: компаниям удается поддерживать непрерывность производственных процессов.

Планорезка

В то же время очевидно, что диспропорции на рынке нефти, а также вызванное пандемией значительное падение спроса на углеводородное сырье скажутся на развитии нефтегазовой отрасли в среднесрочной перспективе. Ожидается сокращение инвестиционных программ компаний. К примеру, в ExxonMobil уже сообщили о сокращении капитальных затрат в 2020 году на 30% (с 33 млрд долл. США до 23 млрд). Годовые капитальные затраты BP снизятся на 25% по сравнению с 2019 годом. В «Роснефти» планируют реализовать годовую инвестпрограмму в размере 750 млрд рублей, что примерно на 20% меньше аналогичного показателя 2019-го. В «Газпром нефти» также оценили возможное уменьшение объема инвестиционной деятельности в 20%. Таким образом, ведущие отраслевые компании во всем мире пересматривают портфели планируемых инвестиций. Понятно, что реализация некоторых крупных проектов может быть теперь перенесена на более поздний срок. Так, к примеру, ExxonMobil отложит строительство третьей плавучей установки для добычи, хранения и отгрузки нефти на месторождении Payara (шельф Гайаны), а также перенесет принятие окончательного инвестиционного решения о строительстве завода по производству сжиженного природного газа Rovuma в Мозамбике.

Однако уже сейчас можно ожидать, что пересмотр инвестиционных программ не будет «механическим», сводящимся только к оптимизации затрат и переносу сроков на более поздний период. Во-первых, решения о корректировке параметров значимых проектов компаниям придется принимать, ориентируясь на действия конкурентов и партнеров. Отложенный ввод новых добывающих мощностей может привести к потере доли рынка или вынужденной смене ключевых подрядчиков. В то же время распространение информации о потенциальном уменьшении добычи подталкивает цены на углеводородное сырье к росту. В текущей ситуации такая тенденция, естественно, благоприятна для всех нефтегазодобывающих компаний.

Во-вторых — что представляется более интересным и существенным — вынужденная адаптация компаний нефтегазовой отрасли к событиям первой половины года уже заметно трансформировала их привычные бизнес-процессы. Количественно оценить все эффекты такой трансформации еще только предстоит. Однако можно ожидать, что компании проанализируют полученный опыт и учтут его при корректировке своих кратко- и среднесрочных планов. Структурно можно выделить ряд тенденций, которые, по-видимому, окажутся в фокусе внимания компаний вследствие произошедших изменений.

Цифровизация

Востребованность цифровых решений в условиях ограничений, вызванных пандемией коронавируса, сложно переоценить. Цифровизация стала главным надотраслевым трендом, вышедшим на передний план. Массовый перевод офисных сотрудников на дистанционный режим работы вызвал бум использования онлайн-сервисов. Компаниям пришлось оперативно наращивать ИТ-инфраструктуру, чтобы обеспечить необходимое количество удаленных подключений. Согласно опросу EY, в условиях пандемии 36% компаний уже предприняли шаги по ускорению автоматизации бизнеса, а еще 41% опрошенных признали необходимость пересмотра своих текущих планов для ускорения автоматизации в ближайшем будущем. За последние два — четыре месяца максимальная автоматизация и перевод бизнес-процессов в дистанционный формат из желательных стали обязательными. Ускорение изменений, в том числе на уровне пересмотра стратегий компании, прогнозируют 72% опрошенных EY.

Ведущие компании нефтегазовой отрасли были вовлечены в процесс цифровой трансформации задолго до событий первой половины 2020 года. Однако теперь ставка на цифровизацию возросла. Так, к примеру, в BP ожидают сэкономить около 2,5 млрд долларов к концу 2021 года в сравнении с 2019-м за счет развития цифровизации. В Equinor ставят перед собой непростую задачу продемонстрировать возможность достижения нефтеотдачи в 70% на третьем по величине запасов месторождении на шельфе Норвегии Johan Sverdrup. Учитывая, что глобально по отрасли среднее значение нефтеотдачи не превышает 30–35%, задача Equinor представляется амбициозной. В качестве определяющего технологического фактора, который позволит достичь такой высокой степени извлечения углеводородного сырья, в Equinor называют цифровизацию. По оценкам специалистов, даже с учетом текущего высокого уровня цифровизации в российской нефтегазовой отрасли имеется значительный резерв для повышения операционной эффективности. Так, развитие технологий для «умного бурения» может ускорить процесс проектирования и строительства скважин до двух раз.

Следует отметить, что цифровизация в нефтегазовом секторе имеет свою специфику. С одной стороны, отрасль активно внедряет современные подходы в области анализа временных рядов и изображений, машинное обучение, методы предиктивной аналитики. Аналогичные процессы происходят в настоящее время во многих областях. С другой стороны, источником значительного объема отраслевых данных являются измерения физических параметров различных процессов и систем. Полученные таким способом данные отличаются от данных, описывающих, к примеру, действия пользователя в социальной сети или на сайте интернет-магазина. Существенным фактором правильной интерпретации данных, получаемых от средств измерений, является согласованность используемых методов и алгоритмов обработки данных с метрологическим обеспечением измерений. Такая работа на стыке метрологии и современных методов обработки данных представляется востребованной и своевременной для отрасли.

Также к текущему моменту в нефтегазовой отрасли накоплен большой объем знаний о характере физических процессов, которые происходят при бурении скважин, в ходе извлечения углеводородного сырья, при его транспортировке в трубопроводах и так далее. Эти знания воплощены в математических моделях соответствующих процессов. В отличие от эмпирических моделей, основанных исключительно на анализе данных, такие модели отражают физический механизм рассматриваемых процессов. Поэтому сочетание «классических» и новых, основанных на данных, моделей представляет особый интерес. Именно такой интегрированный подход, по-видимому, будет наиболее востребован при практической реализации концепции так называемых цифровых двойников. Следует отметить, что его внедрение уже происходит. К примеру, специалисты ООО «Газпром добыча Ямбург» в составе коллектива описывают свою интерпретацию концепции цифровых двойников и практический опыт ее применения на Ямбургском нефтегазоконденсатном месторождении. «Роснефть» на базе Илишевского месторождения «Башнефти» запустила в опытно-промышленную эксплуатацию информационную систему «Цифровое месторождение», контролирующую основные процессы нефтедобычи и логистики на объекте. Применение цифровых двойников в нефтегазовой отрасли будет расширяться: при бурении (цифровые двойники буровых), для анализа работы внутрискважинного и наземного оборудования, для непрерывного мониторинга разработки месторождений.

Роботизация

Во время пандемии компании нефтегазовой отрасли столкнулись с нетривиальной ситуацией, когда появление дополнительных специалистов на производственных объектах само по себе стало фактором риска из-за возможности распространения заражения. Усиление спроса на автоматизацию бизнес-процессов применительно к операциям, выполняемым рабочими кадрами, приведет к расширению роботизации производственных процессов. Разумеется, роботизация уже востребована в отрасли. В качестве недавнего примера можно привести испытания «Газпром нефтью» беспилотного электромобиля ГАЗель Next на Южно-Приобском месторождении. Планируется, что беспилотная техника под контролем искусственного интеллекта сможет взять на себя большую часть логистических операций. Так, тренд на минимизацию присутствия персонала на производственных объектах и внедрение так называемые безлюдных технологий уже присутствует в отрасли. В то же время в связи с распространением коронавирусной инфекции COVID-19 специалисты «Газпром нефти» опубликовали новый обзор, в котором значительное внимание уделено роботизированным решениям, в том числе выделены решения, которые компания может внедрить в практику в ближайшей перспективе (робот для дезинфекции офисных и производственных помещений). Можно ожидать, что востребованность роботизации в отрасли будет расти.

Локализация

Стремительное распространение новой коронавирусной инфекции в первой половине года приводило к остановке предприятий в различных регионах мира. Первые сбои в функционировании организаций произошли в Китае, что сказалось на поставках продукции из этой страны. Компании были вынуждены оперативно перестраивать свои цепочки поставок, искать варианты замены необходимых материалов и комплектующих. Согласно все тому же опросу EY, 52% компаний уже внесли изменения в свои международные цепочки поставок, а еще 40% планируют их пересмотреть в ближайшем будущем. Таким образом, пандемия может подтолкнуть компании проводить локализацию производства в рамках национальных границ, сокращать объемы международных поставок и аутсорсинг.

В российской нефтегазовой отрасли глобальный тренд на локализацию бизнеса может укрепить процессы импортозамещения. Такие процессы заметны в отрасли последние пять лет. В пользу их усиления сыграет не только глобальная тенденция на локализацию производств, но и результаты, уже достигнутые российскими компаниями. Так, например, в мае 2020 г. судостроительный комплекс «Звезда» (проект развивает консорциум инвесторов во главе с ПАО «НК "Роснефть"») осуществил спуск на воду первого российского танкера типа «Афрамакс» «Владимир Мономах» дедвейтом 114 тыс. тонн. Сообщается, что в портфеле «Звезды» находится 12 заказов на суда такого типа.

Обучение и переобучение персонала

Внедрение новых технологических решений невозможно проводить без подготовки специалистов, которые будут обладать необходимыми компетенциями для продуктивной работы в новых условиях. С точки зрения форматов обучения можно ожидать рост популярности онлайн-обучения, микрообучения, развития обучающих мобильных корпоративных сервисов.

Кибербезопасность

Тема кибербезопасности стабильно набирает популярность в контексте развития цифровизации. К примеру, ожидается, что тренд на расширение дистанционной работы сохранится в послекризисный период. Как следствие, ИТ-инфрастуктура организаций должна будет обеспечивать безопасное подключение для большого количества удаленных пользователей, которым нужно будет работать с конфиденциальной информацией компании.

К сожалению, специалисты считают, что пока усилия по обеспечению высокого уровня информационной безопасности отстают от бурного роста применения цифровых технологий. При этом существует риск, что вслед за коронавирусом произойдет распространение вирусов цифровых. Так, специалисты FortiGuard Labs зафиксировали в марте увеличение количества компьютерных вирусов на 131%. Возросло количество атак с использованием вирусов-вымогателей, так как киберпреступники пытались использовать скомпрометированные устройства конечных пользователей в качестве канала доступа в базовую сеть организаций. Для устойчивого развития в новых условиях компаниям необходимо уделять больше внимания информационной безопасности, а также повышать уровень подготовки своих сотрудников в этой области.

Снижение углеродных выбросов

Следует упомянуть еще один важный тренд — декарбонизацию. Декарбонизация подразумевает сокращение антропогенных выбросов диоксида углерода. Этот тренд не связан напрямую с пандемией, однако в ближайшее десятилетие его влияние на нефтегазовую отрасль может оказаться значительным.

Компании нефтегазовой отрасли уже учитывают тренд декарбонизации в своих стратегиях. Важно, что ответом на низкоуглеродную повестку компании видят технологическое развитие. К примеру, ExxonMobil делает ставку на развитие технологий улавливания и хранения диоксида углерода (в настоящее время на производствах корпорации уже улавливается около 7 млн тонн углерода в год).

Перспективы развития

Учитывая масштаб последствий пандемии коронавируса, очевидно, представители государственной власти практически всех стран будут предпринимать меры, направленные на поддержку определенных групп населения и компаний. Характер мер может повлиять на дальнейшие изменения в экономике. Так, возможен сценарий, при котором правительства развитых стран сделают ставку на ускорение перехода к низкоуглеродной модели функционирования экономики. К примеру, государственную поддержку смогут получить в первую очередь компании, развивающие соответствующие технологии, нацеленные на снижение углеродного следа своей продукции.

Такие действия могут усилить давление на нефтегазовую отрасль в дополнение к последствиям пандемии коронавируса и понижения цен на углеводородное сырье. В результате может произойти реструктуризация отрасли, изменятся позиции ее ключевых игроков.

Российская нефтегазовая отрасль осознает роль государственных мер в успешном преодолении негативных явлений. К примеру, государству представители отрасли адресуют запрос на смягчение банковской политики, относящейся к доступности кредитования. Такая мера актуальна не только для компаний-недропользователей, но и для их подрядчиков и поставщиков. Понятно, что компании-недропользователи не могут в одиночку преодолеть кризисные явления и одновременно перейти на новый уровень технологического развития компаний, отвечающий современным трендам. Такой результат возможен только в кооперации с их партнерами, подрядчиками, и в первую очередь – с нефтесервисными организациями, которым сложнее пережить падение спроса на их услуги в период кризиса (сокращение объемов геолого-технических мероприятий, бурения и так далее). Поэтому в целом успешное преодоление кризисных явлений в отрасли зависит от согласованности действий всех игроков.

Пандемия коронавируса и значительное снижение цен на углеводородное сырье стали серьезным вывозом для нефтегазовой отрасли. Можно ожидать, что глобально отрасль отреагирует на эти вызовы усилением технологической повестки. Ввиду глобальной конкуренции на энергетических рынках и тренда на декарбонизацию экономики невнимательное отношение компаний к своему технологическому развитию может привести их к потере текущих позиций. События первой половины 2020 года продемонстрировали преимущества игроков со значительным технологическим заделом (высокая доля автоматизации производства и бизнес-процессов онлайн). В то же время успешное преодоление кризисных явлений и перевод нефтегазовой отрасли на новую ступень технологического развития зависит от согласованности действий всех участников: компаний-недропользователей, их партнеров и подрядчиков, государства.

Автор: Анна Исаева

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.