Технические науки

«Плато разочарования»

Чего не хватает российским инновациям

Armando Arias/Getty Images

Ключевой темой форума «Глобальное технологическое лидерство», проведенного РВК и «Платформой НТИ» в Сочи на прошлой неделе, стали новые дорожные карты по развитию сквозных цифровых технологий. Но были и другие обсуждения. В первый день форума участники сосредоточились на текущем состоянии инновационной экосистемы России. Почему в своей поддержке инноваций государство напоминает Карлсона, «закончились» ли в стране стартапы и зачем необходимо поощрять культуру провала — в репортаже корреспондента Indicator.Ru.

На первом пленарном заседании, открывшем форум, перед залом и перед спикерами ставились достаточно общие вопросы: что было сделано для технологического рывка в последние 5–15 лет, что выстрелило, что не получилось, чего не хватило для успеха. В ответ прозвучало несколько оценок. Подробнее всего ситуацию описал специальный представитель Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков. По его словам, долгие годы технологической политике страны не хватало правильного планирования и инвестиций: масштабы инвестирования были недостаточны, а тратились средства одновременно на десятки разных приоритетов. «Впервые в последние три года появился перечень сквозных технологий, который не остался на бумаге, как до этого случилось со списком критических технологий, но стал основой для ресурсного планирования», — обнадежил Песков. Выбранный фокус достаточно адекватен, по его мнению, так как вполне отвечает и появляющимся стратегиям других стран, и прогнозам мировых экспертов. Что касается предыдущих и действующих проектов, провальным Песков не считает ни один: в большинстве инициатив, которые запускал он (от форсайт-флотов до «Точек кипения»), инвестиции государства гораздо меньше, чем частное софинансирование. А главное, что все эти инвестиции были востребованы, уверен спецпредставитель президента.

Вопрос о провальных проектах стал поводом поговорить об особенностях мышления российских предпринимателей и всех причастных к технологическому развитию. «С моей точки зрения, провалившийся стартап — это невероятный успех, потому что мы инвестируем в главное, в технологическую команду ребят, которые приобретают опыт», — пояснил Песков. Культуру провала надо поощрять, согласились и другие участники дискуссии. «Дело не в инструментах. Это исключительно поведенческая модель — в смысле амбиций и готовности идти до конца», — прокомментировал генеральный директор РВК Александр Повалко результаты зрительского голосования, в котором большинство ответили, что Россия сможет стать глобальным технологическим лидером, только изменив инструменты и приоритеты поддержки научно-технологического развития. Мало кто из бизнесменов имеет в виду себя, когда говорит, что вклад в технологии должны вносить и государство, и бизнес, дополнил Повалко позже свою мысль. Скорее, в таком ответе подразумеваются госкорпорации, компании с государственным участием. А рисковать своим и, допустим, продавать квартиру, чтобы вложить полученные деньги в развитие своего проекта, редко кто готов.

Через несколько часов на другой пленарной дискуссии вокруг этого вопроса развернулся спор: должен ли человек рисковать благополучием своей семьи ради бизнеса? Сама эта необходимость — не показатель ли социальной незащищенности и недостатка поддержки технологическим инициативам? Главный экономист государственной корпорации развития ВЭБ.РФ Андрей Клепач счел, что такие риски нельзя перекладывать на человека: «Надо уметь защищать инноваторов, что бы с ними ни было». Повалко отстаивал свою позицию: предприниматели должны понимать риски на старте, ведь на мировом рынке они столкнутся с конкурентами! Саму необходимость массово готовить предпринимателей, как защищая их, так и готовя к жесткой конкуренции, под сомнение поставила президент InfoWatch Наталья Касперская. По ее словам, работающему российскому бизнесу не нужны тысячи провальных стартапов, а нужна стабильность в программах господдержки и подготовленные и вовлеченные в процесс работники.

О стабильности господдержки на форуме тоже говорили не раз. Лучшую метафору предложил Олег Фомичев, ныне директор по стратегическому планированию и развитию «КомплексПром», а в прошлом — заместитель министра экономического развития. На первой дискуссии он напомнил, что всей инновационной политике в современной России от силы 15 лет, и значит, она сама еще не вышла из состояния стартапа. С другой стороны, почти все эти годы забота государства о технологическом развитии выглядела как забота Карлсона о персиковом зернышке: выкапывать его каждый день и смотреть, не проросло ли. Новые инициативы в этой области, по оценке Фомичева, появлялись каждые три года, и многие закончились, успев только начаться. Проекты, мгновенного результата от которых не было, не получали дальнейшей финансовой поддержки. Тем не менее удалось создать инновационную инфраструктуру. Чего в ней не хватает, по мнению Фомичева, так это активности бизнеса. «Поверх этой истории должна находиться система технологических приоритетов. Это наложение на общую конструкцию, где бизнес инновационен, где он вкладывает деньги в развитие технологий, того, что государство считает направлениями прорыва. Это у нас, как ни странно, более-менее работает, но из-за того, что первая часть не достроена, немного висит в воздухе. Тяжело набирать необходимую массу бизнесов, проектов, готовых вкладывать в прорывные технологии».

Что может поддержать инновационную активность бизнеса, кроме наконец-то стабильных мер государственной поддержки? Многие спикеры форума отмечали, что до недавнего времени у большого числа проектов поздних стадий технологической зрелости в стране не было возможности получить поддержку. Например, генеральный директор VEB Ventures Олег Теплов заявил, что только сейчас сложилась ситуация, когда все институты развития «не толкутся у одного водопоя». О том же говорили на совместной сессии с представителями компаний-лидеров, ответственных за разработку дорожных карт по сквозным технологиям, генеральный директор Российского фонда развития интернет-технологий Дмитрий Крюков и старший вице-президент по инновациям фонда «Сколково» Кирилл Каем. Их новые программы нацелены уже не на поддержку стартапов, а на внедрение технологий у индустриальных партнеров и в регионах.

С точки зрения бизнеса, много ошибок и в поддержке проектов на ранних стадиях. Больше всего снижают ее эффективность, на взгляд председателя совета директоров «ХимРар» и лидера рабочей группы NeuroNet Национальной технологической инициативы Андрея Иващенко, перевес в наукометрию, из-за которого российские исследовательские группы настроены публиковать результаты, а не патентовать их и реализовывать в России, и «грантоедство» стартапов. «Уже на втором шаге они забывают о своем клиенте, начинают ориентироваться на требования к гранту, <…> потом деньги кончаются, и им ничего не остается, как подаваться на следующий грант Фонда Бортника», — посетовал Иващенко. Чтобы команды работали на рынок, а не на фандрайзинг, надо уже на ранних стадиях связывать стартапы с крупным бизнесом, переориентировать их на реальные задачи. Однако это будет невозможно, пока сами корпорации не перестанут консервировать старый технологический уклад.

Другую проблему взаимоотношений бизнеса с командами научно-технологических стартапов и университетов продемонстрировало выступление Натальи Касперской на вечерней пленарной сессии в первый день форума. Помимо нестабильной инновационной политики, в которой постоянно меняются приоритеты и условия получения поддержки, она раскритиковала компетенции университетских научных коллективов и их отношение к совместным проектам с бизнесом. «Я видела тех исследователей, которые получают гранты, участвовала в федеральной целевой программе по исследованиям и разработкам. Туда приходят специфические люди с потребностями получить деньги на существование университета, делают задачу для сферического коня в вакууме, который там же и умирает, а потом многократно подают ее на следующие гранты», — отметила предпринимательница. Университеты, по словам Касперской, пропагандируют иностранные компании, сажают у себя кафедры «гугла и айбиэмов», а к реальному сотрудничеству с отечественным бизнесом не готовы. Прежде всего — из-за того, что никто не ставит университетам конкретные задачи по развитию технологий. За ученых вступились вице-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Княгинин и модератор дискуссии — декан экономического факультета МГУ Александр Аузан. По их мнению, университеты по крайней мере решают еще задачу подготовки работников, но переубежденной президент InfoWatch не выглядела: кафедра компании в университете — это одно, а в технологических проектах университетские исследователи сейчас не помощники.

Об инструментах, которые помогают переводить исследовательскую повестку в технологические проекты, говорили на пресс-конференции по итогам первых пяти лет реализации Национальной технологической инициативы. Представив первые количественные результаты (51 проект в портфеле, 242 зарегистрированных результата интеллектуальной деятельности, всего профинансировано 8,4 млрд рублей из бюджета и 3,7 — частных), Александр Повалко подчеркнул, что одним из источников новых проектов уже становятся центры компетенций НТИ на базе университетов. Их научные результаты «востребованы окружающим миром»: в пример Повалко привел проект МФТИ и Сбербанка по развитию диалогового искусственного интеллекта «iПавлов». Расширение воронки проектов за счет расширения сообщества НТИ и вовлечения в идею технологического лидерства страны большего числа людей наряду с выводом российских компаний на экспорт будут основными задачами НТИ на следующие пять лет.

Задачи выглядят особенно сложными с учетом того, что, как считает Дмитрий Песков, в стране закончились стартапы. Они, конечно, продолжают появляться, успокоил всех спецпредставитель президента, но качество проработки их проектов в последнее время — крайне низкое. «Мы вынуждены идти на еще более ранние стадии, еще до стартапов вкладываться в подготовку команд проектов на стыке бизнеса, науки и технологий», — рассказал Песков. На повышение качества проектов будет работать и новый национальный сетевой акселератор технологических стартапов (НСА). Результаты первых пяти лет НТИ нельзя рассматривать как окончательные, было ожидаемо, что так быстро технологические лидеры не родятся, напомнил Песков: «Первый этап реализации НТИ — ниже ватерлинии, то есть не привлекая внимания; второй — «быстрые успехи», когда мы реализуем проекты высокой степени готовности; третий — плато разочарований, когда мы понимаем, что зарубежные конкуренты двигаются гораздо быстрее, когда кажется, что ничего не получается. Он у нас по плану между 2020 и 2022 годом». Уже на следующем этапе, по его оценке, начнут массово работать инвестиции, сделанные в сообщество раньше. Так что выкапывать «зернышко Карлсона» пока рано, стоит дать ему прорасти, продолжая развивать команды и готовить их к реализации глобальных амбиций.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.