Технические науки

Ваше мнение очень важно для нас: что правительство говорит о будущем Академии наук

Репортаж с президиума РАН

Зал заседаний Президиума РАН

Виталий Белоусов/РИА Новости

Как вице-премьер успокаивала академиков, поверили ли они и рады ли теперь ликвидации Федерального агентства научных организаций, читайте в репортаже Indicator.Ru с заседания президиума Российской академии наук.

Сегодня состоялось заседание президиума РАН, от которого многие ждали новостей. Дело в том, что там должны были обсуждать будущие отношения Академии и Министерства науки и высшего образования. В числе участников значились «профильный» вице-премьер Татьяна Голикова и сменивший ФАНО на новое министерство Михаил Котюков.

Первой выступила Татьяна Голикова, и она сразу же заверила собравшихся, что значимых изменений в отношениях РАН с правительством ждать не стоит: «Никаких кардинальных изменений с точки зрения взаимодействия Российской академии наук и теперь уже ликвидированного агентства научных организаций, вновь созданного Министерства науки и высшего образования не произойдет». Зашел разговор и о правиле «двух ключей» от одной двери, согласно которому наукой должна была заниматься РАН, а у ФАНО были административные функции. Вместе с тем при утверждении госзаданий, разработке плана научных исследований и оценке эффективности научных организаций мнение Академии должно было непременно учитываться. С ликвидацией Агентства правило многие похоронили, но Голикова заверила, что все остается по-прежнему: «Еще раз повторяю, что правило “двух ключей” сохраняется». Правда, она тут же переключилась на другую тему, не пояснив, что же это правило будет значить теперь.

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова

Максим Блинов/РИА Новости

Вопрос об учреждениях, подведомственных ФАНО, решили просто: их не будут делить между двумя министерствами, все перейдет в Миннауки. «Несмотря на разделение полномочий, те учреждения, которые находились непосредственно в ведении ФАНО, вне зависимости от того, относятся ли они к дошкольному образованию, школьному образованию, среднему специальному образованию, — они все равно останутся в ведении вновь образованного Министерства науки и высшего образования и не будут переданы Министерству просвещения». К слову об институтах нового министерства: вице-премьер отметила, что оно будет крупнейшим после Минобороны. По проекту, в него войдет более 1000 учреждений.

На этом зампред правительства не остановилась. Она пообещала, что система действительно будет работать: «Нам очень важно, чтобы взаимодействие вновь образованного Министерства науки и высшего образования, правительства в моем лице и в лице моих коллег было плодотворным, было налажено на должном уровне. Хочу вас заверить, что у вас не должно быть беспокойства по поводу того, что мнение академиков, членов-корреспондентов, обычных сотрудников Российской академии наук не будет учитываться».

Михаил Котюков в начале своего выступления пошутил, что в Президентском зале РАН он чувствует себя как дома, и пообещал, что новое министерство постарается сохранить все лучшее, что было наработано: «Ни разу не сомневался, что конструктивное сотрудничество будет продолжено. Мы много с вами здесь обсуждали непростых вопросов, но практически по всем из них нашли возможность объединить усилия и сделать достаточно неплохие шаги. Сейчас мне представляется очень важным эти успехи закрепить и, более того, развить».

Министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков

Владимир Гердо/ТАСС

Каким образом правительство собирается учитывать мнение Академии? Вице-премьер заверила, что все «чувствительные для науки» вопросы, которые будут обсуждаться в Министерстве науки и высшего образования, не будут проходить мимо РАН и президиума. Министр и вице-премьер предложили Академии выбрать представителя, который войдет в коллегию Миннауки. Зампред правительства также пообещала, что госзаказ будет по-прежнему согласовываться с РАН. Академию пообещали подключать и к обсуждениям работы по национальным проектам, а ее президента, Александра Сергеева, — к участию в еженедельных оперативных совещаниях вице-премьера. Впрочем, сама она тоже не против приехать на заседания президиума, если будет необходимость.

Сергеев согласился, что в обсуждении направлений развития науки без ученых не обойтись: «Пожалуйста, учтите наш интеллектуальный и экспертный потенциал для того, чтобы в этом направлении работать». И заодно запросил дополнительное финансирование под те задачи Академии, которые могут перед ней поставить президентские поправки в закон о РАН (по словам Сергеева, приняты они будут в ближайшие недели). Голикову он попросил поддержать это намерение и пригласил поучаствовать в подготовке празднования 300-летия Академии. Вице-премьер на просьбу о финансировании отреагировала сдержанно: «Я думаю, что вы хорошо понимаете, что предполагается дополнительное выделение финансовых ресурсов на реализацию приоритетных проектов и программ, но вы ведь тоже, наверное, знаете, что это искусство обоснования финансирования. Еще раз обращаю внимание: очень многое зависит от вас и от того, как и насколько качественно это будет сделано».

Слова министра и вице-премьера убедили явно не всех. Бывший президент РАН Владимир Фортов, чей опыт общения с органами власти более чем велик, прямо предложил: «Если мы в документах четким юридическим языком пропишем то, что вы сказали (вы сказали оптимистические вещи, которые позволят работать и не позволят отстранить Академию от тех амбициозных в хорошем смысле задач, которые ставит президент), будет очень здорово. То, что сейчас сказано, должно войти сухим юридическим языком во все документы. Иначе мы будем иметь просто пожелания».

Бывший президент РАН Владимир Фортов

Павел Лисицын/РИА Новости

Еще один академик, Сергей Стишов, окончательно разрушил сложившуюся было идиллию: «Для нас Академия наук всегда была скорее системой институтов, а не просто президиумом. В 2013 году нас разлучили с президиумом, институты передали ФАНО. Я не хочу обижать Михаила Михайловича, но тем не менее мы не были счастливы, работая в ФАНО, в силу объективных причин. Когда объявили, что будет ФАНО расформировано, мы немножечко воспрянули. Но оказалось, что вместо этого возникло Министерство науки и высшего образования, и мы туда войдем. Это вызвало большую фрустрацию в нашей среде». Он же напомнил слова Михаила Ковальчука, сказавшего на ученом совете в Институте кристаллографии, что с Академией наук покончено. Отсюда вопрос: согласны ли с директором Курчатовского института «руководящие товарищи»?

Последующие слова про полный развал Академии стали для Сергеева последней каплей, и он попросил забрать у выступающего микрофон. Забрали, и Голикова стала утешать: «Я думаю, у вас не должно быть никакого беспокойства по поводу статуса РАН. Президент статус подтвердил, никакие действия, которые бы ущемляли права и интересы Российской академии наук и ее учреждений, вас беспокоить не должны».

Когда определится, какие же отношения сложатся на самом деле? Вице-премьер пообещала, что к 15 июня будут утверждены изменения в уставе РАН, предложенные Общим собранием Академии (о том, что там происходило, вы можете прочитать в нашем онлайне, — прим. Indicator.Ru). В конце июня Министерство науки и высшего образования с участием РАН должно будет подготовить предварительный набор мероприятий по выполнению национального проекта «Наука». В середине сентября, прямо перед внесением бюджета в Госдуму, должен быть готов проект работ по этой программе до 2024 года, его представят парламенту.

Идет работа над поправками в президентский законопроект с поправками в закон об Академии наук, вице-премьер пообещала, что предложения академиков будут учтены и «то расширение полномочий, которое было зафиксировано в первоначальной редакции внесенного в первом чтении президентом закона, получило свое отражение в поправках, которые будут приняты во втором чтении». В течение двух недель после того, как законопроект примут, министерство и Академия должны продумать порядок взаимодействия. Утверждать его будет правительство, а обсуждения могут проходить и на площадке РАН. Еще один документ, который пока находится в работе, — положение о Министерстве науки и высшего образования. «Должна вам сказать, что процесс идет непросто, но не потому, что мы не знаем, как с вами установить взаимоотношения. Процесс идет непросто, потому что, как вы знаете, у нас образовано два министерства».

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.