Российские древности: церковь Гребневской иконы Божией Матери на Лубянке

Как храм может попасть под метро

Фотография из альбома «Реконструкция Москвы», 1934 год

Как подарок Ивана Грозного может свидетельствовать о возрасте церкви, как могила похороненного в Петербурге русского поэта оказалась в Москве и могла ли Академия наук защитить от Моссовета — в новом выпуске рубрики «Российские древности».

В мае 1935 года Москва лишилась единственной своей церкви во имя древней, времен Дмитрия Донского, Гребневской иконы Божией Матери. Выстроенный предположительно в 1514–1520 годах храм с древнейшей в столице шатровой колокольней и усыпальницей значимых в истории России персон уцелел во время Смуты, страшных пожаров 1737 и 1812 годов, но не выстоял в период строительства метрополитена.

Гребневская икона Божией Матери стала одной из московских святынь в XIV веке. В 1380 году Дмитрий Донской возвращался в Москву после Куликовской битвы. На пути его стоял древний городок казаков Гребня, жители которого и поднесли князю местный чудотворный образ. С благодарностью приняв дар, великий князь поместил его в Успенском соборе Кремля.

«Вид на улице Малой Лубянке на церковь иконы Гребневской Богоматери и Никольские ворота Китай-города», 1800-е гг.

Ф. Я. Алексеев

История же возведения в Москве церкви Гребневской иконы Божией Матери имеет несколько версий.

Версия первая. В 1471 году великий князь Иван III, правнук Дмитрия Донского, отправился в военный поход на Великий Новгород. Поводом для выступления войск послужили слухи о том, что часть новгородского боярства во главе с Марфой Борецкой решили заключить союз с Литвой и, более того, создать независимую от Москвы церковь. Так что Иван III «впал во гнев» на отступников и в поход взял с собой Гребневскую икону. Разгромив новгородцев в битве на Шелони, Иван III построил в 1472 году близ Кремля обетную деревянную Успенскую церковь, «что на Бору». Гребневскую же икону украсили серебром и драгоценными камнями, а потом с крестным ходом перенесли из Успенского собора в новую церковь. Кстати, Лубянкой место (улица) постройки церкви стало называться из-за новгородских переселенцев, у которых на родине была улица Лубяница.

Версия вторая. В честь новгородского похода Ивана III была поставлена церковь во имя Святого Архидиакона Евпла (не сохранилась), а храм специально под Гребневскую икону возвел уже в камне сын Ивана III —Василий III. В этом случае датой постройки считают 1514–1520 годы, а архитектором предположительно называют Алевиза Фрязина Нового.

Фотография из книги М. В. Красовского «Очерк истории московского периода древне-русского церковного зодчества», 1911 г.

Версия третья. В 1570 году Иван Грозный, внук Ивана III и сын Василия III, вернувшийся из похода на Великий Новгород, приказал на месте старинного деревянного храма XV века возвести каменный и перенести в него Гребневскую икону. Так или иначе, известно, что царь подарил храму редкой красоты резную надпрестольную сень.

Первое сохранившееся упоминание о новом приделе во имя Дмитрия Солунского, расположившемся в южной апсиде, относится к 1585 году, уже после смерти Ивана Грозного. Однако исследователи полагают, что построен он был раньше, в честь рождения в 1582 году царевича Дмитрия (младшего). По крайней мере на древность венчавшей придел шатровой колокольни (стоявшей, вопреки традиции, не на западе, а на юго-востоке) указывал стиль ее оформления. Крест на колокольне, по преданию, был той формы, что упразднили на Стоглавом соборе 1551 года в начале правления Ивана Грозного.

Фотография из альбома Н. А. Найденова «Москва. Соборы, монастыри и церкви, Ч. 2, Белый город», 1882 г.

В 1612 году именно от этого храма отряды князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого двинулись к Никольским воротам Китай-города — на осаду засевших в Кремле польско-литовских войск. В 1635 году был освящен придел во имя Святого Иоанна Нового Белградского — в честь именин царевича Ивана Михайловича, сына первого царя из династии Романовых. Иван Михайлович умер пятилетним, а вот его старший брат Алексей Михайлович правил 30 лет. В 1682 году на колокольне появляется колокол с надписью: «7190 построен колокол сей к церкве Пресвятыя Богородицы Гребневския по Володимире Ивановиче, по жене его Феодоре Ботанове, княгини Феодоры, дан колокол 200 рублев, лил сей колокол мастер Федор Моторин». Напомним, что Федор Дмитриевич Моторин был ведущим литейщиком Пушечного двора и автором колоколов для многих московских храмов.

Фотография колокольни из книги И. Э. Грабаря «История русского искусства», т. 2, 1910 г.

В петровскую эпоху делом обновления храма занималась любимая сестра Петра I Наталья Алексеевна. В 1711 году царевна распорядилась на время ремонта церкви перенести древнюю Гребневскую икону к себе в Преображенское. После ремонта и освящения нового придела во имя преподобного Сергия Радонежского царевна лично сопроводила заново украшенную и отреставрированную икону обратно в храм. На столбах ворот ограды со стороны Мясницкой улицы были помещены две доски с надписями (продублированными и внутри главного придела), которые сообщали предание о возведении деревянной церкви Иваном III, отмечали заботы о храме Василия III и царевны Натальи Алексеевны. При императрице Елизавете Петровне на колокольне появятся два колокола, вес одного из них составит 138 пудов. Колокол времен Екатерины II имел по кругу обширную надпись об истории храма. Кстати, протоиерей Петр Гребневский, несколько лет состоявший духовником будущей императрицы, княгини Екатерины Алексеевны, служение начинал как раз в церкви Гребневской иконы Божией Матери на Лубянке.

Вход в церковь. Фотография М. П. Волкова, 1900–1910 гг.

Храм стал усыпальницей для Никиты Моисеевича Зотова — думного дьяка, учителя Петра I; Леонтия Филипповича Магницкого — автора первой русской «Арифметики», по которой в свое время учился юный Михайло Ломоносов; семей Урусовых, Толстых, Щербатовых. Есть легенда, что похоронен здесь и знаменитый поэт и переводчик XVIII века Василий Кириллович Тредиаковский. Почему легенда? Дело в том, что, согласно другим источникам, скончался он в Санкт-Петербурге и был погребен на Смоленском православном кладбище. Могила его считается утерянной с 1777 года, после наводнения. В 1850 году во время очередного ремонта в церкви Гребневской иконы Божией Матери на Лубянке был найден камень, который посчитали надгробием Тредиаковского. Но если в случае с захоронением Магницкого была найдена гробница, то здесь кроме камня больше ничего не нашли. Информация о том, сохранился ли этот камень и где он может находиться сейчас, тоже разнится.

Зарисовка Д. П. Сухова 1926 года

ГНИМА

В начале 1920-х исследовать и реставрировать храм начал архитектор, реставратор, защитник русских древностей Дмитрий Петрович Сухов. Но в 1926 году, когда работы еще продолжались, московские власти захотели снести церковь «ввиду узости места для проезда трамвая». Церковь начали спасать. Общество «Старая Москва» заявило: «Гребневская церковь, построенная в XVI в. и совершенно исключительная по ряду деталей, отразивших влияние новгородской архитектуры, и занимающая совершенно особое место среди московских памятников по своеобразной группировке составных ее частей, ни в коем случае не может быть сломана». Ему вторила Академия наук: «Уничтожение этого памятника было бы невознаградимой утратой». Но самым пламенным было ходатайство во ВЦИК, которое написали 600 прихожан храма. Приведем этот документ полностью, он того стоит.

«Во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет членов общины при Гребневском, что на Лубянской площади, храме

ХОДАТАЙСТВО

Встревоженные появившимися в газетах сведениями о предстоящем сносе нескольких исторических памятников в г. Москве, в том числе и храма Гребневского, который по договору принят нами от Административного Отдела Моссовета чрез музейный отдел Главнауки не только как место наших собраний с богослужебными целями, но и как в высшей степени исторически ценный памятник зодчества XV–XVI века, мы настоящим считаем долгом мотивировать наше настоящее ходатайство нижеследующими доводами:

а) храм этот (по данным летописи) является памятником победы над Мамаем и построенный Дмитрием Донским впоследствии был расширен Грозным;

б) под сводами этого храма покоятся тела умерших, среди которых погребены: Магницкий, первый учитель математики; Зотов, учитель Петра Великого, поэт Тредиаковский… Таким образом храм этот ценен не только как древний исторический памятник зодчества, но и как усыпальница;

Церковь в XVII веке. Реконструкция В. А. Рябова

в) община, пользуясь храмом для удовлетворения своих религиозных нужд, в то же время особенно заботится и оберегает этот храм как археологическую ценность и с этой целью стремится восстановить его в первоначальном виде, израсходовав на эту цель в 1924 г. около 6000 руб., в 1925 г. около 2000 руб. и в текущем 1926 г. до 3000 руб.;

г) в работах нынешнего года по восстановлению этого памятника выявились очень ценные архитектурные новые находки и, наконец,

д) мы знаем, что в истории архитектуры этот храм имеет ценное место и всеми представителями искусства и науки отмечен как редкий и единственный для Москвы памятник зодчества, что закреплено такими авторитетами науки и искусства, как Рихтер, Мартынов, Снегирев, Павлинов, Грабарь и др.

В 1737 г., когда Москва превратилась в огненное море, когда пламя лилось из западной части Белого города через Кремль и Китай-город в северо-восточную и все истребляло в своем потоке, Гребневский храм остался цел.

В 1812 г. пожар Москвы миновал это место и храм Гребневский не подвергся опасности, уцелел…

Мы не можем допустить мысли, что Советская власть и Правительство наше, так бережно охраняющее и восстанавливающее памятники исторической ценности, оберегающее от разорения даже позднейшей постройки и памятники не только в Москве, но и по всему СССР, допустит уничтожение такого ценного памятника XVI века, каким действительно является Гребневский храм, на окончательное восстановление которого мы, нижеподписавшиеся, изыщем все необходимые материальные средства. Означенное ходатайство подается нами не столько как верующими, сколько как гражданами СССР. Подавляющее большинство подписавшихся под этим ходатайством — рабочие, крестьяне и служащие (государственных учреждений). Для подачи сего ходатайства уполномочиваются: Карзенин Николай Максимович (столяр), Шикунов Иван Иванович (монтер), Севастьянов Михаил Александрович (наборщик-печатник), Горшков Алексей Васильевич (вагоновожатый).

С подлинным верно.

Секретарь Совета Общины (подпись)».

Храм удалось отстоять, разобрали лишь колокольню, трапезную, ограду и пристройки. Однако 25 марта 1933 года президиум Моссовета постановил: «В связи с прокладкой шахты № 13 и № 14 Метростроя церковь Гребневскую закрыть, а здание передать Метрострою для машин». А 1 мая 1935 года храма не стало. На его месте была сооружена будка вентиляционной шахты метро. В 1980-х годах здесь было выстроено здание Вычислительного центра КГБ.

Надпрестольная сень, подарок Ивана Грозного

И. Ф. Барщевский, 1882–1896 гг.

После закрытия храма судьба знаменитой древней Гребневской иконы неизвестна. Надпрестольную сень, подарок Ивана Грозного, передали в музей Коломенского, иконы школы Андрея Рублева — в Третьяковскую галерею.

Текст: Александра Шапиро

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.