11:32, 02 декабря 2022
8 мин.

«Если вы ученый и вам есть, что сказать, не молчите»

«Если вы ученый и вам есть, что сказать, не молчите»

Александр Кряжев. Фотохост Конгресса молодых учёных

II Конгресс молодых ученых, ключевое мероприятие Десятилетия науки и технологий, начался 1 декабря в центре искусства и науки «Сириус» в Сочи. В первый день Конгресса прошла сессия «Наука в медиафокусе: современные форматы и способы их продвижения». Как ученым найти контакт со СМИ, а СМИ — с учеными, что такое аудитория научпопа и какие проблемы появляются у исследователя вместе с известностью — в репортаже Indicator.Ru.

Модератор сессии Алексей Гореславский, генеральный директор Института развития интернета, сразу отметил: «Мы видим, как интерес очень сильно изменился», — медиа обратили внимание на науку, ученых и их открытия. Не только журналисты, но и режиссеры, даже разработчики игр идут в научпоп.

Александр Хлунов, генеральный директор Российского научного фонда, подтверждает: происходят значимые изменения. Еще лет 20 назад российская научная сфера «окуклилась и жила в саркофаге», не понимая, что никто не знает, что делает и зачем нужна наука. Но сейчас потребность в ее медийности начала пониматься и учеными. Но, по мнению Хлунова, есть системная проблема. Общество хочет жить лучше и дольше — в этом ученые должны ему помочь; появились мотивы, что надо удовлетворять только конкретные настоящие интересы общества — это дисбаланс в интересах между субъектами, но: «Алферов, получив Нобелевскую премию за гетероструктуры, не дождался микроэлектроники в России», — привел пример Хлунов. Тема популяризации науки, фундаментальной, «сложной» и «непонятной», крайне важна. Хлунов: «Необходимость, обязанность ученых — рассказать доступным языком, чем они занимаются». Научная деятельность может уходить от понимания: «Что такое сельское хозяйство — всем было понятно прикладное значение <...> что такое гравитационные волны — мало кто понимает, насколько нам это важно».

«Мы заинтересованы не столько даже увеличить бюджет, а показать полезность деятельности ученого», — отметил Хлунов. Алексей Гореславский, модератор сессии, прокомментировал: «Живем в постинформационную эпоху, недостаточно произвести, нужно всем это еще рассказать и продать». Следующий выступающий, режиссер и продюсер документального научнопопулярного кино Юлия Киселева, ответила Хлунову: «Мы именно этим и занимаемся». Режиссер рассказала, что еще недавно, в 2015 году, ученые трудно шли на контакт, говорили: мы не общаемся с журналистами. Тогда Киселева совместно со Сколтехом запустила Лабораторию научного кино: «Была идея взять режиссеров, взять ученых — все в паре сняли фильмы», — так исследователи познакомились с кинематографистами, а кинематографы с исследователями. Важно, отмечает режиссер, снимать, делать контент всегда вместе с научными работниками, опираясь на их знания и авторитет.

Другая сторона — аудитория. Кто и как смотрит научную документалистику? Юлия Киселева отметила, что если выпускать такое кино на площадки в кинотеатры, например, в торговых центрах, то люди не поймут, зачем тут вышел в прокат научпоп. Для жанра нужны либо специализированные площадки, либо — переформатировать все в интернет, например, сделать сериал, подходящий под соцсети. В любом случае, есть аудитория, которая ходят на спецпоказы, есть аудитория в онлайне — и все нужно расширять.

Правильный научный контент

Максим Никитин, заведующий лабораторией нанобиотехнологий МФТИ, про свою популяризаторскую деятельность рассказывает, что занимается этим не потому, что хочется рекламы — у ученого есть социальная ответственность рассказать и показать. Или с практической стороны: ученые работают на деньги налогоплательщиков, и надо давать обратную связь. Никитин заметил: «Да и некоторые проекты СМИ бывают очень интересны». Для самих ученых есть позитивные моменты, такая радость, когда приходят хорошие креативные команды медийщиков. Никитин вспомнил: один раз ему предлагали сниматься в театре, в опере. Нужно было рассказать про открытие лауреата Нобелевской премии по медицине Пауля Эрлиха. На момент съемок был юбилей — 200 лет той постановке и 100 лет, как Эрлих посмотрел ее: «Давайте мы снимем вас, как вы смотрите, и у вас новые идеи». Так, ученым от сферы медиа хочется, чтобы и про них была интересная картинка, а не вечные «крутящиеся пробирки».

Другой кейс — это постоянные заголовки на тему «сегодня ученые придумали лекарство от рака». Так не надо делать — по этическим причинам: «Когда пишете о медицине, не пишите такие новости. Они очень сильно нам вредят», — Никитин отметил важность корректности и гуманности любых сообщений и науке. Совет от ученого для таких случаев: задайте специалисту два вопроса — что было известно до изобретения и что конкретно нового придумали в этой работе.

Еще об одной частой ошибке журналистов рассказал главный редактор журнала «Кот Шредингера» Григорий Тарасевич. «Многие пили кофе с утра?» — спрашивает Тарасевич. Откройте новостной агрегатор: «За неделю вы найдете два десятка новостей о том, что кофе лечит инфаркт, шизофрению, импотенцию и так далее. И примерно столько же новостей о том, что кофе разрушает печень, кости…»

Но даже в самом корректном СМИ есть, по мнению Тарасевича, своя проблема: ученые выглядят роботами. О том, что научный работник — это живой человек не упоминается. Так, нужно рассказывать о жизни, «светской» обычной жизни ученых, о их человеческих историях. С Тарасевичем не согласился Григорий Колбасюк, генеральный директор телеканал «Наука»: «А мы и не должны показывать ученых людьми». Наука и ученые в ней интересны для его команды потому, что исследователи знают что-то особенное, а не потому, что у них есть светская жизнь.

Колбасюк акцентировал внимание на другой проблеме: «То, что происходит в науке, — сложно, и непонятно, как это окартинивать». Штат телеканала в первую очередь думает, что будет снимать и показывать, потому что на самом базовом уровне должен заинтересовать аудиторию в теме. «Но науке не хватает событийности», — Колбасюк отметил, что они работают на малую, ядровую аудиторию. Тогда нишевым изданиям нужен интерес людей на долгосрочной перспективе, им нужны лояльные зрители.

Как заинтересовать зрителя? На сессии также представили социальную рекламу о науке. София Малявина, генеральный директор АНО «Национальные приоритеты», показала три 20-секундные истории об ученых. Сюжет прост: как я решил пойти в науку, когда я был маленький.

Информация догонит везде

Про научпоп в непрофильных журналах рассказал Трифон Бебутов, главный редактор журнала «Афиша». Есть две стороны вопроса. Сначала — как вообще рассматривать досуг. Условно развлекательным контентом, таким лайфстайлом, может быть и рассказ об ученых и науке. Да и есть разные форматы, в которых можно делать научпоп. В то же время «Афиша», как и многие другие онлайн-издания, уже давно не только про развлечения.

Популяризация чего бы то ни было работает волной, отметил Бебутов. В профильных СМИ возникает тема, она идет в другие платформы — в соцсети или видохостинги, а затем ее подхватывают непрофильные медиа. Задача такого журнала, когда он публикует материалы об ученых, — заинтересовать подростков, молодежь, то есть собственную целевую аудиторию.

«Афиша» приехала на Конгресс, чтобы найти молодых ученых, готовых встраиваться в такие проект. Бебутов подчеркнул, они, «Афиша» и непрофильные медиа, могут доносить сложные вещи простым языком.

«Наука — дело молодое», — отметил Сергей Салихов, первый проректор национального исследовательского технологического университета МИСиС. Задача не только привлечь детей и подростков к научпопу, но и вовлечь их в саму работу, в исследования. Салихов поделился: «Лучшие популяризаторы — молодые люди в науке, те, кто лучше всего рассказывает, объясняет, чем они занимаются, без потери смыслового научного содержания».

«Каждому человеку нужно быть кому-то нужным»

На сессии выступал профессор Сколтеха, заведующий кафедрой материаловедения полупроводников и диэлектриков МИСиС, профессор РАН Артем Оганов. Он, сам относящийся к «медийным» ученым, начал: «Я себя не считаю популяризатором науки. Я себя считаю ученым, который периодически рассказывает, что он делает».

Есть и обратная сторона известности ученого — «пристают некоторые люди». Оганов рассказал, что однажды к нему после лекции в Москве подошел мужчина и произнес: «Вы должны помочь мне стать повелителем вселенной». Другой случай — к ученому обращалась женщина со словами: «Вы обязаны расшифровать кристаллическую структуру русского алфавита».

Но, кроме курьезов, по большей части результат медийности ученого — положительный, считает Оганов. Если человеку дан разум, надо его использовать; если человеку дана способность рассказывать о науке — надо использовать. Поэтому, — подчеркнул Артем Оганов, — если вы ученый и вам есть, что сказать, не молчите. Популяризация науки — очень многосторонняя вещь. Это не только привлечение в сферу, это и прививание вообще всем людям очень важной привычки задавать вопросы и искать ответы.

Профессор Оганов также поставил проблему низкой квалификации журналистов в сфере: нужно готовить научных журналистов как отдельную специальность на журфаках, может быть, даже в связке с наукоградами.

Так или иначе, наука стала частью медиасреды настолько, «что это — данность». Сергей Марданов, директор школьных и молодежных проектов в VK, заметил, что сегодня просветительский UG-контент, который создают сами ученые, становится доступным аудитории очень быстро — вот она, магия соцсетей. Ученых и научных сообществ, которые сами «генерят контент», уже очень много. Еще больше тех, кто бы хотел рассказывать о своих исследованиях, но не умеет или не имеет на это время.

Разбить розово-научные очки

Максим Федоров, ректор научно-технологического университета «Сириус», указывает на то, что нужно разделять ключевую аудиторию, то есть детей, которые сейчас поглощают научпоп и могут потом связать свою жизнь с наукой. По его классификации, есть те, кто думает, что наука — важно и полезно, те, кто пойдут в исследования сами, и те, кто станет научным менеджером. Так, по словам Федорова, молодые люди должны понимать, куда идут и с какими целями, ведь «количество мифов, которое есть в головах начинающих ученых», — зашкаливает: «Оказывается, пробирки надо мыть, а наука — тяжкий труд». Часто в исследованиях что-то не получается. Эту сторону тоже надо описывать.

«Диалектика научного познания должна сквозить в медиа», — Федоров показывает статистику: защищается только один человек из десяти поступивших в аспирантуру. А медиа должны одновременно и не отпугнуть, и рассказать: наука — «это выживание».

Текст: Александра Абанькова