Гуманитарные науки

«Перестроить под нужды XXI века»

Что нужно сделать с российской наукой по мнению «Лидера России»
Один из победителей Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России» Кирилл Бабаев

Один из победителей Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России» Кирилл Бабаев

Премия «Просветитель»

Как повысить КПД государственных денег, идущих на научные исследования, что не так с грантами и с кого брать пример в управлении наукой, рассказал в интервью Indicator.Ru победитель Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России» Кирилл Бабаев.

— На встрече с Владимиром Путиным вы говорили о том, что в России нужно организовать эффективную систему научного менеджмента. Ваш рецепт?

— Здесь точной программы вам никто не назовет. Существуют объективные задачи, которые понятны всем, прежде всего руководству страны. Президент согласился с тем, что этим необходимо заниматься. В нашей стране наука является одной из последних больших сфер, которые еще предстоит перестроить под нужды XXI века. В этом направлении правительством и администрацией президента активно ведется работа совместно с Российской академией наук. Безусловно, есть позитивные сдвиги, но тем не менее это пока не окончательное решение всех проблем.

Мне довелось много заниматься и научными исследованиями, и администрированием в науке, работать заместителем директора Института языкознания, возглавлять научное издательство, научный фонд. Довольно глубоко погружен в эту сферу и вижу, что есть трудности, которые можно решить исключительно за счет создания эффективной системы на государственном уровне. Во-первых, это повышение эффективности расходования государственных средств. Сейчас они во многом распыляются. Коэффициент полезного действия государственного бюджета, который расходуется на науку, мог бы быть существенно выше. Во-вторых, это более серьезное определение государственных приоритетов в каждой из подотраслей науки, определение приоритетных направлений, по которым каждая дисциплина должна развиваться. Наука же должна служить своей стране, и государство вместе с научным сообществом должно выработать определенные направления, в которых будет двигаться научная мысль. В-третьих, это проблема кадров. Несмотря на позитивные изменения, по-прежнему происходит утечка кадров, многие молодые специалисты не идут в науку по разным причинам. С этой проблемой тоже нужно системно бороться на государственном уровне. Причем работа эта должна вестись совместно представителями научного сообщества и теми, кто руководит администрированием науки в нашей стране.

Владимир Путин на встрече с победителями конкурса «Лидеры России»

Владимир Путин на встрече с победителями конкурса «Лидеры России»

Михаил Климентьев/ТАСС

— Вы говорите, что сейчас деньги распыляются. Вы что имеете в виду?

— У государства есть бюджет на научные исследования, есть гранты научных фондов. Проводится работа по изучению результативности этих грантов, но эта работа могла бы быть более системной. Представьте себе корпорацию, в которой недостаточно налажена система бюджетирования, система отчетности в расходовании средств, в их аккумулировании и так далее.

— Грантов недостаточно или они неправильно распределяются? Или вообще слишком велика роль такой системы финансирования и исследователи вынуждены сидеть на грантовой игле?

— Бывает и так, что государственные деньги распределены, а работа не сделана. Здесь ведь важен не процесс, а результат. Государство и общество имеют право понимать, что деньги налогоплательщиков, которые выделяются на определенные виды исследований, потрачены именно на эти исследования и больше никуда, что работа выполнена в срок.

— Как вы видите организацию науки с институциональной точки зрения, в плане ведомств? Сейчас есть Минобрнауки, РАН, ФАНО, институты развития, «Сколково». Это эффективная организация?

— Сколково — это очень хороший пример, это наука действительно XXI века, в том числе и с точки зрения менеджмента. Создание таких научных центров, в которых работа происходит на значительно более высоком уровне эффективности, — это самое главное, что мы можем сделать. Очень многие научные институты до сих пор плохо оборудованы, не могут предоставить ученым нормальных условий для научной работы. Я считаю, что создание научных центров, в которых ученые могли бы трудиться в качественных условиях с хорошим оборудованием, возможностью взаимодействовать друг с другом, в том числе с коллегами из смежных дисциплин, — это идеальная структура для научных прорывов.

Другой хороший пример — Высшая школа экономики. Она аккумулирует ученых из многих областей знания, это и гуманитарные науки, экономические дисциплины, создает специальные центры и лаборатории, ученые могут взаимодействовать как со своими коллегами, так и с партнерами по другим научным сферам. Все это способствует быстрому движению научной мысли. Мы знаем из истории, что крупнейшие открытия часто возникают там, где возможно междисциплинарное взаимодействие. И это необходимо предусмотреть.

— А что делать с ведомствами?

— Совсем недавно Андрей Александрович Фурсенко сказал, что альтернативы РАН на сегодняшний день не существует. Это действительно так. То, что Академия сейчас находится в процессе реформирования, это, безусловно, правильно, поскольку РАН должна идти в ногу со временем и изменяться вместе с очень быстрым изменением научной среды, в которой ученым приходится работать. Этот процесс не быстрый, но он подлежит некой долгосрочной программе изменений, и рано или поздно Академия станет современной и будет отвечать вызовам XXI века.

— Кто, на ваш взгляд, должен управлять наукой? В Академии считают, что наукой должны управлять ученые. Полярная точка зрения состоит в том, что это должны быть эффективные менеджеры, иначе РАН будет и далее пребывать в стагнации, в которой находилась в последнее время. И есть точка зрения, которая объединяет первые две. Надо взять ученых, директоров институтов, обучить их менеджменту и вернуть в институты управлять наукой. Что вы об этом думаете?

— Считаю, что совмещение двух точек зрения абсолютно возможно. В результате многих лет работы в качестве и ученого, и управленца у меня сформировалась комбинация компетенций, которая и позволяет видеть то, что происходит в научной среде, и с позиции менеджера, и с позиции ученого. Я болею за науку как исследователь и в то же время могу представлять себе, в каком направлении ее нужно развивать и менять. Таких людей не очень много, но они есть в каждой дисциплине. Как правило, это люди, которые занимаются и исследованиями, и администрированием. Они возглавляют кафедры, институты, лаборатории, у них есть управленческий опыт наряду с научным, они глубоко погружены в научную среду и прекрасно знают проблемы, которые предстоит решать, с управленческой точки зрения. Именно этих людей государство сейчас должно привлекать, а сами они должны быть готовы к конструктивному взаимодействию.

— Какое место вы видите для себя?

— Я могу лишь предложить государству свои компетенции, а уже ему решать, где оно может их использовать. Возьмусь за ту работу, которая мне будет предложена, если она соответствует моему опыту, моим навыкам, если я точно знаю, что могу принести пользу.

— На встрече с президентом вы заявили, что организация науки должна быть более эффективной. Ваша беседа получила какое-либо продолжение?

— Сейчас проходят встречи, в том числе с наставниками конкурса «Лидеры России». Все, конечно, не может решиться в один день, но у меня уже были интересные беседы, консультации на очень высоком уровне. Буду рад, если государство сможет востребовать навыки победителей конкурса «Лидеры России».

Встреча Путина с победителями конкурса «Лидеры России»

— Какие у вас впечатления от Владимира Путина?

— Очень позитивные, прежде всего по-человечески. Он был очень конструктивен, очень обаятелен, хорошо держит аудиторию. Прекрасно представляет себе, о чем идет речь, будь то экономика, образование или наука. В этом смысле нам всем было очень интересно. Первоначальное волнение довольно быстро исчезло благодаря его умению вести разговор, создать позитивную атмосферу.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.