«Нам очень нужны команды молодых исследователей, у которых есть достаточно амбициозные проекты»

Как проходит форум «Наука будущего — наука молодых», отменят ли ЕГЭ и что будет с аспирантурой в российских вузах, рассказал министр науки и высшего образования Михаил Котюков журналистам на форуме «Наука будущего — наука молодых».

— Расскажите немного о форуме «Наука будущего — наука молодых». Можно ли сказать, что тут собрались лучшие представители высшей школы?

— Правильно говорить не только о высшей школе, а о научно-образовательном комплексе страны в целом. Здесь сегодня несколько сотен молодых перспективных исследователей: студенты, аспиранты, те, кто уже начал свою карьеру исследователя. Вы видите, что на постерах представлены идеи, проекты, наработки. Здесь ведущие ученые мирового уровня, и мы очень рассчитываем, что эта неделя будет неделей, когда молодежные команды смогут усилить качество своих проектов, пообщаться со своими коллегами из других регионов, других организаций, смогут получить консультацию и обратную связь от ученых мирового уровня, и, наконец, по итогам этой недели мы ждем, что у нас будут новые исследовательские команды — междисциплинарные, межрегиональные, из разных организаций — с серьезными проработанными проектами, для того чтобы вносить серьезный вклад в задачи научно-технологического развития России и в реализацию национального проекта, о котором мы говорим последнее время.

— В чем вы видите участие в этом форуме для себя?

— Для меня это обязательная часть. Это мероприятие, которое министерство проводит с большим интересом, с большими надеждами. Нам очень нужны команды молодых исследователей, у которых есть желание работать, есть достаточно амбициозные проекты и возможность общения по обсуждению этих проектов, по их улучшению разными людьми из разных организаций, с разным научным багажом.

— Какие прорывные направления науки собраны на этом форуме?

— Весь фокус этого форума — это семь приоритетов научно-технологического развития, они сформулированы как междисциплинарные. Это ключевые задачи, которые должны позволить нам найти ответы на «большие вызовы», стоящие перед всем человечеством. Принципиально важно, чтобы по каждому из этих направлений у нас были коллективы и проекты. Эти проекты точно будут получать поддержку, при условии, что будут поставлены амбициозные задачи и готовность брать на себя ответственность за результаты.

— Каковы, по-вашему, первые результаты реализации нацпроекта «Наука»?

— Об этом можно говорить достаточно долго. Я могу сказать о самых важных вещах. На сегодня практически сформирована нормативно-правовая база, которая будет определять реализацию нацпроекта. Определены параметры и правила отбора организаций для формирования научно-образовательных центров мирового уровня, для поддержки научных центров мирового уровня. Мы уже сегодня запустили проект по созданию новых молодежных лабораторий. Таких лабораторий создано более 200. Всего нужно было за шесть лет создать 900, и вот 200 уже есть в багаже. Это только первый опыт, дальше будем задачу, безусловно, масштабировать. Определены правила обновления приборной базы ведущих научных организаций. Это документы, которые уже приняты на сегодняшний день. Российский научный фонд, Российский фонд фундаментальных исследований определили правила поддержки исследовательских проектов, которые будут реализованы молодыми исследователями и аспирантами. Это все, что обработано за первый квартал. Все это приобрело правовую рамку, подтверждены ресурсы в бюджете, и мы в практическом плане уже начинаем это реализовывать.

— А есть ли какие-то риски в реализации нацпроекта?

— Риски есть в любом проекте, тем более в таком амбициозном. Мы сегодня работаем над тем, чтобы эти риски минимизировать и практической деятельностью показать, что эти амбициозные задачи вполне реализуемы.

— Российские и иранские ученые, молодые в том числе, поступают в вузы за границей. По статистике, из Ирана больше ученых возвращается в страну, чем из России. Есть ли у вас такая информация? Если да, то с чем это связано? Какие меры нужно, на ваш взгляд, предпринимать, чтобы наши люди ехали учиться и обязательно возвращались?

— Мы сегодня здесь как раз собрали людей, которые приехали работать в Россию. Из разных стран, в том числе из тех, которые сегодня уже являются лидерами технологического развития. Вот мы сегодня с коллегами проводим российско-французский день, здесь руководитель CNRS. Эта организация отмечает свой юбилей, и у нас обширная программа исследований. По уровню контактов можно сказать, что мы сегодня в пятерке топ-партнеров Франции по исследованиям, по лабораториям. И у нас есть большая программа, которая ориентирована и на развитие материальной базы, и на создание молодежных команд, и на привлечение в Россию ведущих ученых. Мы сегодня уже провели совет по мегагрантам, и принято решение об объявлении следующего этапа отбора таких крупных проектов, руководить которыми будут ученые с мировым именем, создавать здесь новые, преимущественно молодежные лаборатории.

— В РАН заявили, что Минфин отказался выделять средства на программы по популяризации науки, при этом задача теперь входит в ведение РАН. Планирует ли Минобрнауки поддерживать эту область, или вы по-прежнему считаете, что это целиком ответственность научных организаций?

— Популяризация науки — это очень большой проект, и здесь важно, чтобы в него было вовлечено как можно большее количество организаций. Мы с коллегами из Академии наук продолжаем прорабатывать ту идею, которая была высказана. Она требует более серьезной конкретизации, она требует ответа на ряд практических вопросов, соответственных финансово-экономических расчетов и обоснований. Это все в процессе, продолжается.

— Расскажите про модернизацию аспирантуры.

— На сегодня подготовлен проект Федерального закона, он проходит окончательное согласование с заинтересованными ведомствами. Принципиальным отличием является то, что представление выпускной квалификационной работы будет обязательным. Мы рассчитываем на серьезное увеличение количества работ, которые представлены к защите, и людей, которые вышли на эту защиту, в ближайшие годы. Законопроект будет согласован и представлен для всеобщего обсуждения.

— Приближается приемная кампания вузов. Будут ли какие-то нововведения кроме программы целевого образования?

— Это достаточно серьезный вызов. Целевое обучение — новый механизм, который предусмотрен законом с 1 января текущего года. Соответствующим образом мы сегодня определили правила этого целевого приема. Закончено согласование квот приема на целевое обучение, в ближайшее время мы ожидаем, что эти квоты будут утверждены, и в практическом плане будет организована работа университетов и будущих работодателей по приему ребят и дальнейшему их обучению.

— Какие-то еще нововведения планируются или нет?

— Знаете, специальных нововведений сейчас не планируется, но мы с вами должны помнить о тех задачах, которые мы решаем в рамках нацпроекта «Образование» и нацпроекта «Наука». Эти задачи связаны с повышением практико-ориентированности образовательных программ, с большей вовлеченностью индустриальных компаний, будущих работодателей. Это серьезное развитие наших университетов, их связей с научными организациями, развитие онлайн-составляющей профобразования. Это все, с чем уже завтрашние первокурсники в практическом плане столкнутся в своей учебе.

— Планируются ли программы гражданской авиации в свете последних событий? Говорят, что есть нехватка пилотов?

— Мы как раз с Минтрансом получили ряд поручений президента и правительства по проработке и более серьезной интеграции образовательных программ, и программ профессиональной подготовки пилотов. Это все в процессе обсуждения.

— Изменится ли как-то число мест, на которые будут брать студентов, в том числе и бюджетных, в ближайшее время?

— Буквально завтра мы подведем итоги конкурса по распределению контрольных цифр приема и, значит, бюджетных мест уже на следующий учебный год, то есть 2020-2021 годы. При определении общих объемов цифр мы обеспечивали сохранение той доступности, которая была достигнута. Примерно 57% от количества выпускников школ будут иметь возможность поступить на бюджетные места. При этом о конкурсе сегодня пока рано еще говорить, последние обсуждения еще проводятся. Но тем не менее мы учитывали все приоритетные задачи, которые есть в национальных проектах. Это и здравоохранение, и педагогические специальности, и вопросы цифровой экономики и многие-многие другие.

— Не планируется ли отмена ЕГЭ?

— Сейчас не планируется.

— Будет ли выделена дополнительная поддержка аспирантам?

— Планируется программа грантовой поддержки для тех, кто поступил в аспирантуру. Программа будет запущена уже в этом году. Оператором программы будет РФФИ. Принципиальная задача — чтобы по итогам обучения была представлена кандидатская работа и выход на защиту.

— Многие вузы жалуются, что талантливые студенты, которым предлагают работу, не идут в аспирантуру.

— Задача состоит в том, чтобы вузы, которые проводят подготовку к аспирантуре, ориентировали аспирантов в том числе и в профессиональном плане, создавали рабочие места для этих исследователей. Самостоятельно, вместе с индустриальными партнерами, научными организациями. Мы сейчас и эту часть задачи серьезно обсуждаем. То же самое с целевым обучением. Если говорить про аспирантуру, это может быть обеспечено в рамках такого режима.

— Профсоюз РАН в прошлом году заявил, что финансирования, выделяемого на выполнение «майских указов», недостаточно. Зарплаты ученых не растут, ставки сокращают, а заявленные суммы дополнительного финансирования постоянно меняются в течение года, из-за чего возникает неразбериха. Чего нам следует ожидать в этом году?

— Выполнение задач на сегодняшний день обеспечено ресурсами, по прошлому году мы зафиксировали 200% оплату труда и научных сотрудников, и профессорско-преподавательского состава. В среднем в каждом регионе эта задача достигнута. Дальше, соответственно, все будет поддерживаться на этом уровне, и мы будем делать следующие шаги по улучшению ситуации. Напомню, что задача нацпроекта — увеличение общего количества исследователей, которые работают в России. Соответственно, эта задача будет решаться с учетом сохранения достигнутого уровня по оплате труда.

— Есть проблема в том, что постоянно меняется заявленная сумма, и организации просто не знают, сколько они в итоге могут расходовать.

— Заработная плата — это результат работы человека в целом за год. Там суммируется, что платят в рамках базового объема финансирования, в рамках конкурсных объемов финансирования, в рамках средств, которые исследователи могут привлекать за счет Фонда фундаментальных исследований и так далее. Конечно, нужно серьезно поработать, чтобы точно все получилось.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.