Гуманитарные науки

Там, где нет места богатым двоечникам

Как устроен обновленный лагерь «Артек»
Экспозиция в лагере «Артек»

Экспозиция в лагере «Артек»

Константин Титов

Как попасть в международный детский центр «Артек», чем дети из лагеря похожи на выпускников МФТИ и почему «Сириус» ему не конкурент, рассказал в интервью Indicator.Ru первый заместитель директора лагеря Игорь Зобов.

— Расскажите, как изменился лагерь за последние три года.

— Команда директора лагеря Алексея Каспржака, в том числе и я, приехала сюда три года назад. Могу сказать, что с этого момента «Артек» становится все лучше и лучше. Реконструировано девять лагерей, проведен капитальный ремонт, в год «Артек» принимает 40 тысяч детей. Условия в лагере сравнивать не с чем, у нас фактически нет конкурентов. Раньше задачами лагеря были отдых и оздоровление, теперь основная задача — образование. Есть неподтвержденное мнение, что в советское время в «Артеке» было три «о»: отдых, обучение и оздоровление, но затем буква «о», обозначающая «обучение», исчезла. Мы постарались вернуть образование, это третья буква, которая теперь также присутствует.

Заместитель директора лагеря «Артек» Игорь Зобов

Заместитель директора лагеря «Артек» Игорь Зобов

Анатолий Подаревский, пресс-служба МДЦ «Артек»

— Что вы имели в виду, когда сказали, что у вас нет конкурентов?

— Нет конкурентов по условиям для детей. Гостиницы, например… С чем мы можем сравнивать? Такого лагеря больше нет ни в одной стране мира.

— У вас есть конкуренты в виде «Сириуса», тот же «Орленок» подтягивается.

— Мы не конкуренты, мы партнеры, и у каждого лагеря своя цель. Приведу свой любимый пример: выпускника МФТИ и выпускника МГТУ имени Баумана. Один — прикладник-инженер, другой — гений и теоретик.

— А гении где? У вас?

— У нас трудяги.

— Опять же, если сравнивать с «Сириусом», то у них на повестке НТИ, инженерные олимпиады… А что у вас?

— У нас — научить ребенка претворять знания в жизнь. Чтобы они работали как исследователи, те, кто находится, так сказать, «на земле». Дети должны увидеть, что, во-первых, у них масса возможностей. Во-вторых, они могут найти себя в любой отрасли, они не узкоспециализированы, они могут развернуть в «Артеке» свою жизнь на 90 градусов и выбрать для себя что-то другое.

И главная наша задача — показать, что учиться интересно. Мы должны поддержать рвение ребенка в познании себя, в познании в образовательном плане. Гениальный ребенок должен развиваться, нужно его сохранять и работать в этом направлении. Мы же даем веер выбора, возможность найти себя. Также нам важно, чтобы ребенок поверил, что может изменить свой мир, тот город, поселок, деревню, в которой он живет.

1 / 4

Дети в «Артеке»

Фото: Константин Титов

— Как часто один ребенок может приезжать в лагерь?

— Ребенок может попасть в лагерь раз в год.

— Сейчас проходит смена геологов в партнерстве с «Росгеологией». Как у вас формируются образовательные программы? Есть ли такие, которые повторяются из года в год?

— Некоторые программы повторяются. Тут такая история: когда мы в 15-м году шли в образование, мы понимали, что должны заниматься головой. Лето проходит, отдых и оздоровление есть во всех лагерях, а нужно сделать так, чтобы ребенку было интересно. Соответственно, все усилия были направлены на голову.

Как нам сделать лагерь интересным? Мы ходили в разные университеты, в ту же Бауманку, в Самарский НИИ имени Королева, и привлекали специалистов. Например, сотрудничая с Тюменским индустриальным университетом, мы хотели показать, что нефтяник — это не тот, кто уехал на два месяца на вахту и вернулся, а потом не знает, чем заниматься. Дети должны увидеть, что это инженерия, транспорт, физика, что это определенная работа и определенная романтика, что ребенок должен поехать учиться в ту же Тюмень. Нефтяные месторождения и реальная практика находятся в Тюмени, и, наверное, было бы правильно поехать учиться в прекрасный кампус, который находится в Тюмени, и стать там инженером-нефтяником.

Герман Греф недавно сказал, что эра программирования закончилась. Самый неистощаемый ресурс, которым сейчас все занимаются, по его словам, это инициативные люди. Человеческий ресурс неистощим, и мы ровно им и занимаемся. Гениев единицы, их меньше 1%, а наши 2% детей, которые к нам приезжают, — это системообразующие ребята.

— Скажите, как к вам попасть? С одной стороны, есть конкурс, с другой стороны, путевки распределяются по ведомствам.

— Мы не выдаем путевки, это делает Министерство образования и науки как наш куратор, у них есть специальная комиссия. Есть АИС «Путевка», в эксплуатацию мы вышли в феврале.

1 / 4

Фото: Константин Титов

Первый отбор был очень интересным. В течение трех дней можно было подавать заявки, можно было сделать это как онлайн, так и офлайн. Выиграли три человека. У первого ребенка мама принесла большое количество спортивных грамот. Вторая девочка была из Москвы, а третьего мальчика не могли найти. Он айтишник, математик, выиграл множество олимпиад. Мы искали-искали его и наконец нашли. Он из Костромы, его папа был без понятия, что сын самостоятельно подал заявку: «О чем вы вообще говорите? Какая путевка в "Артек"? Сами с ним разбирайтесь». А у него вся стена в грамотах. Так что это вопрос инициативы.

Сейчас в системе зарегистрированы 174 тысячи детей. Каждую неделю подают заявки еще полторы тысячи. И у них есть три варианта попасть в лагерь. Первый — это отбор в субъекте РФ, им занимается, как правило, министерство образования субъекта. Субъектам дается определенная квота, и они уже отбирают детей по показателям, которые важны в их образовательной политике.

Второй путь — это узкоспециализированные дети, которые проходят по тематическому отбору. Недавно у нас был известный хоккеист Павел Буре, он сказал, что в детстве все хоккеисты мечтали попасть в «Артек», но понимали, что для них это недоступно, потому что они были эффективны в большей степени только в спорте. Поэтому мы и ввели тематических партнеров.

Третий вариант — платный (стоимость путевки в «Артек» составляет 85 тысяч рублей, — прим. Indicator.Ru), но он тоже по достижениям. Если рейтинга не хватает, путевку можно приобрести. Но еще раз подчеркну, что даже платная путевка выдается по рейтингу.

— То есть богатый двоечник-троечник к вам приехать не может?

— Нет, без вариантов. Точнее, есть один вариант: подтянуться в знаниях, заявить себя на любом поприще и подойти к этому делу профессионально.

— Как их отпускают в школе?

— У нас есть школа. Мы выполняем ФГОСы (федеральные государственные образовательные стандарты, — прим. Indicator.Ru), мы создали первую и единственную в стране образовательную программу для лагеря, она прошла экспертизу в Российской академии образования, она включена в реестр типовых программ. Но по закону об образовании либо мы должны заключать договоры с 42 тысячами школ по всей стране, что они принимают наши результаты, либо школы сами решают, принимают или нет.

У нас достаточно тяжелая программа, но занятия проходят в интересных формах, мы предлагаем детям выйти из-за парт, вся территория лагеря — это образовательное пространство. За партами проходят занятия только по русскому и математике.

— Есть ли у вас программы для педагогов?

— Мы уже открыли 11 кафедр в магистратуре, 79 человек поступили. Это бакалавры педвузов, они поступают в магистратуры у себя в вузах в Новосибирске, в Москве и других городах. Там они учатся, а у нас работают. Почему это важно? Для молодых учителей одна из профессиональных задач — это управление коллективом. У тех, кто работал в хорошем лагере, такой проблемы нет. Если учитель не может управлять классом, дети не будут учиться, им неинтересно.

Мы берем молодых специалистов примерно на два года, представляете, сколько за это время у него проходит отрядов? А в школе у него один класс на год и больше, если мы говорим о начальной школе. Отмечу, что на эти программы магистратуры поступают не только молодые учителя, но и педагоги с опытом.

Я надеюсь, что из 79 магистров получатся хорошие специалисты. И за два года можно найти им хорошие школы, где им будут очень рады.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.