Гуманитарные науки
9 мин.

НауКавказ. Экономист из Грозного

НауКавказ. Экономист из Грозного
Новый проект Indicator.ru, телеграм-канала «Зоопарк из слоновой кости» и Совета молодых ученых Северо-Кавказского федерального округа посвящен молодым и талантливым кавказским ученым и призван показать, что Кавказ – гораздо шире и глубже стереотипов о нем. Наш второй герой – уроженец Чечни Магомед Таштамиров.

О Кавказе есть много представлений и стереотипов, но вряд ли кто-то скажет «Северный Кавказ - это наука». И будет совершенно неправ. Наука здесь есть, и наука серьезная.

Indicator.ru, телеграм-канал «Зоопарк из слоновой кости», Совет молодых ученых Северо-Кавказского федерального округа при поддержке депутата Народного собрания Республики Дагестан, директора Института экологии и устойчивого развития Дагестанского государственного университета Алимурада Гаджиева представляют проект «НауКавказ». Мы расскажем вам о молодых ученых из республик Северного Кавказа, об их пути в науку, их достижениях, мечтах – и о том, как традиции помогают им в их профессиональной жизни. Наш второй герой – грозненец Магомед Таштамиров, ученый, который доказывает, что экономическая мысль есть и в Чечне.

Начнем с традиционного вопроса: во-первых, где вы сейчас работаете, кем работаете, на какой должности…

Я работаю в Чеченском госуниверситете имени Ахмата Абдулхамидовича Кадырова, на данный момент исполняющий обязанностей зав.кафедрой «Финансы, кредит и антимонопольное регулирование» , параллельно являюсь доцентом этой кафедры, кандидат экономических наук, и по совместительству Председатель совета молодых ученых и специалистов нашего университета.

Вы родом из Грозного или из какого-либо региона Чечни?

Я родом из Урус-Мартановского района, но большую часть жизни, конечно, провел в Грозном, так что меня можно скорее назвать грозненцем.

Как вы пришли в науку, тем более в такую, не совсем обычную (экономическую)?

Как сказать… когда я учился в университете, я видел себя в сфере государственных финансов. Буквально на 5 курсе на выпуске я был убежден в том, что пойду работать в наш Минфин, казначейство или налоговую службу. Я закончил вуз с красным дипломом и был убежден в том, что краснодипломников сразу же берут на госслужбу (улыбается). Наукой я и не занимался, честно говоря. Единственный раз, правда, будучи еще студентом, я провел несколько занятий, замещая (неофициально) преподавателей – и мне, в принципе, понравилось. А серьезно я о преподавании или научной деятельности не задумывался. Даже будучи школьником, еще в 9 классе, я для себя точно решил, что буду экономистом в сфере государственных или корпоративных финансов.

А уже после окончания университета собеседований на госслужбу у нас не было. Мы ждали, а нас не звали. А еще сразу после госэкзамена и диплома нас позвала к себе декан нашего факультета и предложила остаться ассистентом на кафедре. Мы тогда все отказались. Ближе к концу лета, уже после окончания университета, я вспомнил об этом, решил позвонить, и оказалось, что как раз в тот день, когда я позвонил, с кафедры ушла ассистентка, освободилось место, полторы ставки, которые я занял, и с тех пор (дело было в 2010 году), я начал преподавать, вскоре уже начал участвовать в конференциях, написал первую статью. Так меня увлекла именно научная составляющая экономики, более глубокое изучение теории.

Вы часто наверняка бываете на конференциях, возможно, за рубежом. Как к вам относятся другие коллеги, узнавая, что вы из Чечни?

Я стараюсь активно принимать участие в выездных конференциях, примерно в пяти форумах за год за пределами республики, в основном это Петербург, Крым, Ставрополь, сейчас открылись возможности участвовать дистанционно (с пандемией), поскольку ездить все-таки накладно… Честно сказать, когда объявляют, что следующий докладчик – гость из Грозного, из Чечни, я стараюсь обращать внимание на реакцию людей, и у многих возникает скепсис – «какая наука, какая экономика, какая Чечня, тем более молодой ученый, что он нам может рассказать?» Ну, а уже в процессе выступления – а я никогда не читаю по бумажке, стараюсь выступать в свободном стиле – в процессе выступления, когда уже начинают задавать вопросы, заметно, в том числе по выражению лиц, что отношение меняется. Часто бывает, что организаторы сразу зовут выступить на следующую конференцию. В общем, когда аудитория понимает, что докладчик «в теме» исследований, то все переходит на адекватный уровень, когда тебя воспринимают на равных.

На последней конференции

На последней конференции

Я посмотрел ваши статьи, например, «о тенденциях развития банковской системы» Как можно сформулировать для незнающего человека, например, для меня, чем именно вы занимаетесь? В целом?

В основном, это два направления: банковская система, с чего я начинал, второе – это бюджетная система, межбюджетные отношения в категории депрессивных регионов, высокодотационных регионов, к которым, к сожалению, относится в том числе Северный Кавказ. И в том, и в другом случае, поскольку я живу и работаю в Чечне, речь идет о нашей экономике.

Если говорить о банковской сфере – то я изучаю, насколько она устойчива, насколько ей можно доверять с точки зрения сохранения вкладов и кредитной нагрузки, которая ложится на плечи заемщиков, той стоимости денег, которую банки ссуживают для приобретения автомобилей, недвижимости…

В этом плане тенденции развития банковской сферы России, конечно, характеризуются монополизацией – рынок сжимается в руках определенной группы банков, в большей степени государственных. Строя 30 лет рыночную экономику в России, мы возвращаемся к государственному капитализму, если можно так выразиться – когда в государственных руках концентрируется большая часть кредитов, депозитов населения, банковских активов в целом.

Монополизация страшна тем, что она дает меньшие темпы развития цифровых технологий в банковской сфере, меньший ассортимент продуктов, рост системных рисков – когда у вас тысячи банков, депозиты распределены более размыто, крах десятка банков не слишком влияет на систему. А когда 30-40% сосредоточено в крупных банках и у них начинаются проблемы, это становится системной угрозой потери капитала. Для предприятий это плохо тем, что их потери им никто не возместит – у нас страхование вкладов начинается с физлиц, и то максимум в размере 1400000 рублей, и даже с физлицами иногда возникают трудности.

Вторая проблема – это централизация. Наш регион (Северный Кавказ) – один из наименее обеспеченных банковскими услугами, здесь меньше самих банков. Если при этом росла бы филиальная сеть крупных банков, того же Сбера, ВТБ, это еще куда ни шло, а сейчас закрываются региональные банки, крупные оптимизируют свою сеть филиалов, переходя на цифру. А о цифровизации в регионах говорить не приходится… последнее исследование, что я проводил – получается, что Северный Кавказ и частично регионы Южной Сибири не могут обеспечить цифровизацию в достаточной степени, потому что в основе лежит телекоммуникационная система. А большая часть населения проживает в этих регионах в селах, где с телекоммуникациями плохо, доступ ограничен. Получается, что население теряет доступ к банковским услугам – кстати, самый низкий доступ из 85 регионов в Чечне и Ингушетии.

Третья проблема – то, что у нас очень раздут кредитный рынок, ипотека колоссально выросла за последние пару лет, это связано со снижением (ключевой ставки?) до рекордно низкого уровня – 4,5 %, ключевая ставка по ипотеке вообще доходила до 6% с господдержкой – естественно, население набрало кучу кредитов, в том числе и потребительских, рост колоссальный. Если у нас не будет роста доходов граждан, это чревато теми же последствиями, что было в кризисе 2008 в США, который до нас дошел через фондовый рынок. В общем, говорить об этом можно долго.

А второе направление – бюджет, опять же, Чечни это касается, потому что это высокодотационный регион, большая часть доходов, более 85-90% от всей динамики – это трансферы с федерального уровня. Здесь, кстати, можно отметить – вы наверняка слышали про «хватит кормить Кавказ», да? – что наибольшая доля дотаций региону, уровень дотационности вообще-то не в Чечне, а в Тыве. В Чечне есть, конечно, политические факторы, но экономически бОльшая зависимость в Тыве и, например, в республике Алтай, Чечня и Ингушетия идут уже дальше, далее Дагестан и Камчатский край. То есть видно, что шесть наиболее дотационных регионов вовсе не концентрируются только на Северном Кавказе, они разбросаны по территории России. Эта тема мне тоже очень интересна – факторы, влияющие на ситуацию, сценарии выхода из нее. В прошлом году я выиграл грант РФФИ и сейчас как раз работаю в основном по этой теме, по ней же чаще всего выступаю на конференциях, хотя статей о банковской сфере у меня намного больше.

НауКавказ. Экономист из Грозного

Обратный вопрос: как относятся у вам как к ученому у себя дома, в Чечне?

Тут есть два момента. С одной стороны, мы, чеченцы, очень ценим, когда в нашей среде появляется человек, обладающий глубокими знаниями о чем-то, интеллектуал – это всегда очень ценилось. С другой – конечно, сегодня у нас для молодежи более востребованное направление самореализации – это спорт, потому что он очень активно популяризируется и там крутятся большие деньги. Это видно даже по студентам, которые у меня учатся – те, кто серьезно занимаются спортом, рассчитывают на эту профессиональную карьеру. Но при этом старшее поколение, семья стараются направить молодежь все-таки на путь знаний, особенно если видят, что человек реально этим заинтересуются – а это у нас, к сожалению, происходит не так часто. Все-таки темы, связанные со спортом, соревнованиями, боями – они популяризируются, а тема, например, науки, ученых отстает, отодвинута на задний план и оказывается актуальна для тех, кто уже и так этим занимается. Хотя за время, когда я работаю, я вижу, что молодежь начинает больше интересоваться научной жизнью. Когда у нас организуют молодежные конференции (а у нас сейчас работает три вуза), меня туда обычно приглашают выступить, я участвую и вижу положительную динамику.

Что бы вы посоветовали тем студентам, которые все же думают идти в науку?

С чем я столкнулся лично, когда начинал свою карьеру – хотя я учился хорошо, мне все-таки не хватало именно фундаментальных знаний. Если студент решил, что хочет заниматься наукой, то готовиться к этому, набирать фундаментальный багаж нужно «еще вчера».

Второе – надо понять, будет ли студент этим заниматься с душой, потому что многим вещам просто нельзя научиться. Например, преподаванию – это мое убеждение: здесь нужен изначальный талант, предрасположенность. Так же и с наукой: если человек не любит это дело, то ученого из него просто не получится.

Третье – не хвататься одновременно за все темы подряд, лучше разобраться досконально в какой-то одной теме и становиться в ней экспертом, чем писать что-то понемногу на любую тему «в тренде». Я это вижу иногда у студентов – они увлекаются всем подряд, от цифры и криптовалют до санкций, просто тем, что на слуху, максимум по году-два…

Что еще? Стараться чаще бывать на конференциях, семинарах, улучшать свои навыки, в том числе выступая на них. Бывают ученые, которые пишут очень глубокие тексты, а когда стараются выступить в аудитории, у них получается гораздо хуже. С этим надо бороться сразу – если есть боязнь выступлений, «боязнь толпы», надо просто чаще выступать.

Ну и, конечно, читать не только российские, но и зарубежные статьи, монографии, выходящие в ключевых издательствах. Знакомиться с зарубежным опытом – это очень важно.