Гуманитарные науки
4 мин.

Новая экономическая модель помогает оценить эффективность регулирования выбросов парниковых газов

Новая экономическая модель помогает оценить эффективность регулирования выбросов парниковых газов

Международная коллаборация экономистов, в которую входит ученый из УрФУ представила вычислительную модель, с помощью которой можно моделировать инструменты климатической политики и их воздействие на экономику и выбросы углерода в атмосферу. Оказалось, что регулирование на этапе добычи ископаемого топлива эффективнее, чем на этапе переработки. При этом лучше себя показали углеродные налоги и «разрешения на загрязнения», которыми можно торговать: в отличие от государственных квот для всех предприятий, в этом случае потребителю могут быть компенсированы издержки от роста цен на товары, ответственные за высокие выбросы парниковых газов . Работа опубликована в журнале Technological Forecasting and Social Change. Исследование поддержано грантом Российского научного фонда (РНФ).

Выбросы парниковых газов в атмосферу — одна из важнейших экологических проблем, решение которой поможет замедлить глобальное потепление. Наибольший вклад в парниковый эффект вносит сжигание, добыча и транспортировка топлива. Чтобы предотвратить глобальное потепление, ученые предложили усовершенствовать систему платежей за выбросы углерода в атмосферу. В развитых странах уже есть два подхода к сокращению выбросов: рыночный механизм и регулирование напрямую. Первый заключается во введении углеродного налога — платы за содержание углерода в топливе — или эмиссионных квот — разрешений, дающих «право на загрязнение», — которыми фирмы могут торговать друг с другом. Второй основан на предоставлении квот для всех предприятий отрасли. В реальности подобные подходы применяются, как правило, для компаний, использующих ископаемое топливо, но не добывающих его.

«Модель, которую мы представляем, показывает, что вводить регулирование за выбросы углерода в атмосферу эффективнее не на уровне производителей конечной продукции, а на уровне компаний, добывающих ископаемые источники энергии. Так происходит потому, что зачастую часть фирм не подпадает под действие экологической политики и не платит налоги, как, например, экспортеры и импортеры, теневой рынок или малый бизнес. Контроль за добычей углеводородов предпочтительнее контроля за выбросами на предприятиях, потому что он приводит к росту цен углеводородов для всех производителей конечной продукции, а значит, делает инструмент более эффективным», — объясняет доктор экономических наук Иван Савин, основной исполнитель проекта РНФ, профессор Высшей школы экономики и менеджмента Уральского федерального университета (Екатеринбург) и научный сотрудник Института наук и технологий о природе Автономного университета Барселоны (Испания).

В своей работе ученые описали вычислительную модель экономики и провели численные эксперименты. В опыте моделировали 30 компаний, ведущих добычу, и 30 перерабатывающих фирм, а также оценивали стоимость углеводородов и объемы выбросов до и после регулирования. Экономисты изучили шесть различных вариантов. Регулирование отличалось по форме: углеродный налог, система эмиссионных квот (разрешений), продаваемых между компаниями, или фиксированные квоты на объемы производства. Контроль вводился или на этапе добычи, или на этапе производства. Ранее данный коллектив авторов уже использовал похожую модель, чтобы сравнить торговлю сертификатами с углеродным налогом для производителей конечной продукции. В новой работе они выяснили, на каком уровне эффективнее использовать различные инструменты регулирования, включая как рыночные подходы, так и прямое регулирование.

Ученые отмечают, что разработанная модель охватывает большинство возможных вариантов развития событий. Работа ученых показала, что у регуляции с помощью рыночных механизмов на уровне добычи есть важные преимущества. Такой контроль позволяет увеличить цены на углеводороды во всей экономике, создавая стимулы снижать потребление вредных для окружающей среды продуктов. Кроме того, он также дает возможность перераспределить собранные налоги между потребителями, снижая тем самым их экономические издержки. При этом прямой контроль на этапе добычи может привести к негативным последствиям, в том числе к монополизации.

«Смысл такой нагрузки на добывающие предприятия— дать ценовой сигнал потребителям и переориентировать их предпочтения от более "грязной" продукции к более "чистой". В модели мы предполагаем, что государство направляет собранные средства от примененного инструмента — в нашем случае рыночного механизма — обратно конечным потребителям, которые теперь могут потратить их на относительно более дешевые экологичные товары. В отличие от рыночных механизмов, при прямом регулировании деньги государством с производителей напрямую не собираются, а значит, и не возвращаются потребителям. Цены растут в связи с ростом дефицита и монополизацией отрасли», — заключает Иван Савин.