Гуманитарные науки

«Нужно кардинально менять вопросы, связанные с эффективностью аспирантуры»

Чего не хватает в новом законопроекте о подготовке научно-педагогических кадров

Алексей Майшев/РИА Новости

Какие недостатки аспирантуры призваны исправить новые поправки в закон «Об образовании», как вузы в настоящее время поддерживают молодых ученых и что, по мнению экспертов, необходимо предпринять далее — в материале Indicator.Ru.

В начале февраля Госдума приняла в первом чтении законопроект об изменениях в подготовке научно-педагогических кадров в аспирантуре, внесенный правительством. Главные новшества в нем не так уж и новы: аспирантура, согласно документу, не должна больше считаться уровнем высшего образования, ее программы будут регламентировать не подробные образовательные стандарты (ФГОС), а более общие государственные требования, выпуститься из нее можно будет только с готовой кандидатской диссертацией. Она может быть защищена как еще до окончания аспирантуры, так и после.

Законопроект содержит только изменения, которые предлагается внести в закон «Об образовании», действовавший с 2013 года. В том, как именно они будут действовать, пока много неизвестных: Министерству науки и высшего образования предстоит и разработать федеральные государственные требования на замену образовательным стандартам аспирантуры, и предложить механизмы контроля за подготовкой научно-педагогических кадров, и установить порядок итоговой аттестации. Вопреки распространенным в новостях словам об «обязательной защите», сама по себе защита кандидатской не станет формой аттестации. Диссертация должна быть подготовлена в срок обучения в аспирантуре и представлена, как сейчас можно предположить, на какой-то форме предзащиты.

О необходимости вернуть аспирантуре статус научной подготовки давно говорили и ученые, и чиновники. Научным институтам необходимость аккредитовать ее как образовательные программы создавала большие проблемы, и общее число организаций, имеющих аспирантуру, в результате снизилось. По данным Высшей школы экономики, в 2012 году в России было 820 научно-исследовательских организаций и 740 вузов с аспирантурой, а в 2018 осталось 618 и 585 соответственно. На 42 тысячи человек за то же время сократилось общее число аспирантов (считается в конце каждого года). Как отметили в своих комментариях для Indicator.Ru исследователи Центра социологии высшего образования ВШЭ — старший научный сотрудник Евгений Терентьев, директор центра Наталья Малошонок и научный сотрудник Сауле Бекова — в 2013–2018 годах в основном сокращалось число аспирантов в возрасте до 24 лет. Доля аспирантов во всем населении этой возрастной группы сократилась почти в три раза. Получается, для молодых людей поступление в аспирантуру стало менее привлекательной опцией, чем прежде. К тому же, по данным проведенного исследователями ВШЭ опроса аспирантов ведущих российских вузов, 26% из них поступили в аспирантуру по мотивам, не связанным с исследовательской деятельностью.

Эти негативные тенденции теоретически можно оспорить, предположив, что закрылись в основном аспирантуры в тех организациях, где не было должного качества подготовки, а падение числа аспирантов — следствие «демографической ямы» 1990-х. Но одновременно в разы сократилось число выпускников аспирантуры, защитивших кандидатские: с 8,9 тысячи человек в 2013 году до 2,2 тысячи в 2018. Удельный вес новых кандидатов в общем числе выпускников аспирантуры в конце этого периода составил 12,4%, в то время как в 2000–2013 годах он варьировался от 24 до 33,5%. Новый законопроект, подготовленный в Минобрнауки, бьет в самую очевидную причину этого негативного тренда: аспиранты не защищались, потому что не должны были! И действительно, с 2013 года аттестация в аспирантуре, как и на других уровнях высшего образования, состоит в защите выпускной квалификационной работы. По идее, этот «научный доклад» должен отражать содержание диссертационного исследования. Но полноценная диссертация и ее защита — не часть аттестации, и, получается, для выпуска из аспирантуры работать над диссертацией сейчас не обязательно. Однако специалисты ВШЭ и другие социологи отмечают, что снижение числа защит скорее обусловлено ужесточением требований к присуждению ученых степеней и закрытием многих диссертационных советов. Именно в 2014 году, напоминают Терентьев, Малошонок и Бекова, в силу вступило новое положение о присуждении ученых степеней. По нему обязательное количество статей в рецензируемых научных журналах выросло с одной до двух-трех, и, вероятно, повышенные требования стали одним из факторов отказа от поступления в аспирантуру и защиты.

Хотя введение требования ВКР вместо обязательной диссертации и нельзя считать единственной причиной снижения числа защит, в сегодняшней аспирантуре критику вызывает, как отмечает заместитель проректора по научной работе и инновациям и начальник управления магистратуры, аспирантуры и докторантуры Томского политехнического университета Роман Оствальд, именно то, что ресурсы государства и организации вкладываются в человека, который даже не обязан защищать кандидатскую диссертацию. «При этом национальный проект "Наука" предполагает, что в России должно появиться 35 тысяч новых кандидатов наук. Очевидно, что для достижения таких результатов нужно кардинально менять вопросы, связанные с эффективностью аспирантуры», — говорит Оствальд. Однако идею изменить правила так, чтобы от защиты аспирантам было не отвертеться, российские ученые никогда не принимали как шаг к повышению эффективности аспирантуры. Сейчас представители университетов из Проекта 5-100 считают предложенные в новом законопроекте изменения скорее полезными, но отмечают: без продуманных мер стимулирования и поддержки аспирантов само по себе требование обязательно написать диссертацию ничего не решит. К главным проблемам российской аспирантуры социологи из ВШЭ относят нехватку финансирования, слабость контроля и недостаток поддержки для продвижения аспирантов, низкое качество набора, отсутствие качественных исследовательских баз для реализации диссертационных исследований. Очевидно, новый закон может затронуть только часть этих факторов.

Вузы Проекта 5-100 решают проблему недостаточной поддержки аспирантов своими силами. «Наш опыт показывает, что необходимо разработать систему стимулов для аспирантов и тогда количество защит значительно возрастет. В рамках Проекта 5-100 мы ввели систему стимулирования, обязательную аккредитацию и обязательное рассмотрение результатов работы аспирантов на третьем и четвертом курсе и нарастили за последние три года долю защит с 15 до 35%», — рассказывает проректор по научной работе и программам развития МФТИ Виталий Баган. О целом комплексе мер сообщил и Роман Оствальд. В ТПУ действует центр научной карьеры для молодых ученых, магистрантов и аспирантов. Он сопровождает их участие в стипендиальных и грантовых конкурсах, а также программы мобильности, стажировки и поездки на конференции по России и за рубежом. Так как университет имеет право самостоятельно присуждать ученые степени, весь процесс защит организован более гибко, диссертационные советы формируются из узких специалистов, знакомых с тематикой диссертаций. Еще одно новшество — интегрированные магистерско-аспирантские программы в исследовательских школах по химическим и биомедицинским технологиям и по физике высокоэнергетических процессов. На таких программах будущий кандидат наук может заниматься своей темой шесть лет.

Доступны ли организациям, не получавшим субсидий по Проекту 5-100, такие программы стимулирования и поддержки? Сотрудники Центра социологии высшего образования ВШЭ признают, что финансовые ограничения и нехватка человеческих ресурсов заметно сокращают спектр мер, которые могли бы повысить качество подготовки аспирантов и ее эффективность. Другое ограничение, в чем-то даже более важное, — жестко регламентированные действующие федеральные стандарты. Тем не менее и вузы, и научные организации по всей стране, по оценке социологов, ввели за последние годы в работу с аспирантами ряд новых практик.

Изменения вносятся, начиная с первого этапа, с правил приема в аспирантуру. Стандартный набор вступительных экзаменов — философия, иностранный язык и специальность — иногда дополняют учетом индивидуальных достижений абитуриентов. Это, как правило, свидетельства их академического опыта: публикации, выступления на конференциях, участие в научно-исследовательских проектах. Как отмечают специалисты Центра социологии высшего образования ВШЭ, это позволяет снизить вероятность попадания в аспирантуру «котов в мешке», которые при поступлении могут руководствоваться не академическими мотивами. Кроме того, набор в аспирантуру, как и на другие программы высшего образования, можно проводить в две волны, что расширяет возможности отбора и в том числе позволяет принимать аспирантов из-за рубежа.

Среди практик, улучшающих сам процесс обучения в аспирантуре, в Центре социологии высшего образования ВШЭ подметили вариант с вовлечением аспирантов в исследования, которые уже ведутся как в самой организации, так и в ее партнерах — других вузах и академических институтах и даже в технологических компаниях. Так выстраивается проектное обучение и заодно решается проблема нехватки данных для диссертационного исследования. Близкое решение — трудоустройство аспирантов в научные центры и лаборатории. Если аспирант работает на исследовательской позиции, а не на секретарской или другой административной, есть вероятность, что это поможет ему подготовить диссертацию в срок и качественно. Другие подходы требуют серьезных организационных перестроек и финансовых вложений: это уже упоминавшиеся академические треки «магистратура — аспирантура» и специальные стипендии и гранты для аспирантов, а также создание аспирантских школ (в них в подготовке аспирантов участвуют не только научные руководители, но и широкий круг преподавателей и научных сотрудников) или более традиционных научно-исследовательских семинаров. И наконец, набор лучших практик на финальном этапе аспирантуры доступен только организациям с правом присуждения собственных ученых степеней: это защита диссертаций в небольших тематических комитетах, формируемых под каждую диссертацию, и возможность защититься по набору статей.

По мнению руководителя сетевого исследовательского центра «Человек, природа, технологии» ТюмГУ Александра Сорокина, сейчас в поисках эффективных мер развития аспирантуры важно обращать внимание на баланс образовательной нагрузки и научной деятельности, на развитие мобильности аспирантов, в том числе для сбора информации для диссертации, и на роль научного руководителя и вознаграждение за нее. Не будет лишним и провести исторический экскурс, ведь, по словам Сорокина, для всей истории науки и высшего образования в России был характерен невысокий процент защищающихся диссертаций. Наиболее эффективными мерами в советское время были освобождение аспиранта от учебной и иной нагрузки и перевод на позицию старшего или младшего научного сотрудника, прикомандирование научных работников и преподавателей в аспирантуру и докторантуру Академии наук СССР или столичных вузов на срок до двух лет и присуждение ученой степени без текста диссертации, по совокупности научных трудов или по монографии.

Будут ли учтены в новых документах о подготовке аспирантов лучшие практики или же федеральные государственные требования оставят организациям большую свободу действий, чем сейчас допускают стандарты, судить рано. Но уже можно предсказать наиболее очевидное последствие фокусировки на обязательной диссертации. Как предполагают сотрудники Центра социологии высшего образования ВШЭ, отчетным для вузов и институтов показателем деятельности аспирантуры станет количество защищенных диссертаций. В идеальном варианте оно должно будет равняться количеству выпускников. Значит, вузы будут вынуждены отчислять на более ранних стадиях неуспевающих аспирантов, не доводя их до выпуска, а также проводить более тщательный отбор при приеме: ориентироваться не на результаты экзаменов, а на мотивацию кандидата к научно-исследовательской деятельности, опыт такой деятельности и наличие навыков, необходимых для успешной академической работы. Впоследствии это может вести к снижению цифр приема. «Хорошо, что снижается отчетное бремя на аспирантуру (за счет отказа от аккредитации ее программ как образовательных, от проведения ГИА и защит ВКР — Indicator.Ru), но хотелось бы увидеть дальнейшие шаги по решению содержательных проблем, с которыми сталкивается аспирантура», — заключают социологи.

Принятие законопроекта уже в нынешнем виде, считает проректор МФТИ Виталий Баган, положительно скажется на перспективах молодых ученых: «Молодые ученые, которые не торопятся с защитой диссертации, продлевают для себя время обучения и период, когда они не могут получить грант на создание собственной научной группы, тем самым увеличивая тренировочный шаг в науке. Принятие закона позволит им быстрее выходить на уровень не просто исследователей, а руководителей отдельных проектов, своих направлений. Такие примеры в МФТИ уже появляются».

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.