11 апреля, 09:41
6 мин.

Особенности национальной науки

Особенности национальной науки

Unsplash

От чего зависит доверие к науке, как публикуются российские аспиранты и проблемы международного сотрудничества — в репортаже Indicator.Ru с XXIII Ясинской (Апрельской) конференции НИУ «Высшая школа экономики» по проблемам развития экономики и общества.

О доверии к науке

Как еще раз подтвердила пандемия коронавируса, от доверия к науке могут зависеть человеческие жизни. Но от чего зависит само это доверие? Этим вопросом задалась Елизавета Шеремет, ассистентка кафедры анализа социальных институтов и кафедры высшей математики НИУ ВШЭ. Для своего обзора она проанализировала 56 публикаций с 2001 по 2021 год в базах Web of Science, Scopus, Medline/PubMed и РИНЦ (правда, в последнем случае ни одна русскоязычная статья не соответствовала критериям поиска и не вошла в обзор). Среди этих работ оказались как массовые опросы населения, так и эксперименты.

Методология и итоги исследования доверия к науке
Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке
Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке
Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке
Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке
Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке
Источник: презентация Елизаветы Шеремет

Методология и итоги исследования доверия к науке Источник: презентация Елизаветы Шеремет

В первую очередь, правдоподобными исследования делает воспроизводимость и согласие разных представителей научной области между собой. Исследователи могут быть очень осторожны в своих словах, поскольку им приходится многократно перепроверять факты и повторять эксперименты. Но обилие разношерстных новостей, противоречащих друг другу, только запутывает читателей. «Неточные прогнозы и неопределенность снижают доверие, — отметила она. — Но если при этом будет информация о невозможности точных прогнозов от стороннего комментатора, эта проблема может быть решена». Кроме того, многие люди могут определить эмоциональную манипуляцию их мнением, поэтому предпочитают беспристрастные факты призывам и попыткам их убедить. Также доверие может внушать скептическая позиция ученого и демократические взгляды. Многим читателям легче поверить ученым, с которыми у них есть общие черты. Однако эти результаты получены разными способами, потому что общий подход к таким исследованиям пока не найден, отметила Шеремет. Да и как перенести результаты европейских социологических работ на россиян, пока не понятно. Ясно одно: доверие общества к науке зависит не только от стиля подачи информации или имиджа представителей науки, но и от социальной группы, а также личных характеристик и установок аудитории.

Вузовская наука и аспиранты-невидимки

Доклад сотрудников НИУ ВШЭ Анны Пановой и Андрея Ловакова коснулся типичной для постсоветского пространства проблемы. В этих странах сложилось так, что научные учреждения и институты отделены от вузов. Возможно, когда-то эта схема могла подходить для более эффективного и массового образования, но она привела и к слабой научной базе, расцвету субъективности и даже псевдонауки в некоторых университетах. Чуть больше десяти лет назад исследования в университетах получили больше поддержки, появились проекты вроде программы «5-100», вузы получили статус НИУ, открылись престижные университетские лаборатории под руководством ведущих ученых.

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика
Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика
Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика
Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика
Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика
Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Вклад в науку образовательных и исследовательских организаций, статистика Источник: презентация Андрея Ловакова и Анны Пановой

Авторы доклада решили проверить, как это отразилось на научных публикациях российских университетов. Для этого они рассмотрели научные статьи по 21 области исследований, уровень журналов, цитируемость публикаций и международное в работах. Ученые включили в свой анализ 120 922 статьи, разделив авторов на группы: университеты, исследовательские институты, индустрия, государственные ведомства, клинические научные центры и другое. Оказалось, что во многих областях вклад вузов и научных институтов практически равнозначен: так, авторы 67% статей были аффилированы с университетами, а 61% — с исследовательским сектором, а авторы трети публикаций принадлежали к обеим подгруппам. В некоторых областях, например экономике и бизнесе, социологических исследованиях, психологии и психиатрии 70-80% работ имеет соавторов из университетской среды, а вот в клинической медицине этот показатель был ниже 35%. При этом уровень журналов, цитируемость и международное сотрудничество в публикациях вузов и научных организаций оказались сопоставимы. Среди вузовских научных публикаций две трети принадлежали группе ведущих университетов. Но чтобы лучше понять, как обстоят дела, нужно сравнить и финансирование секторов (как справедливо заметили во время дискуссии), и другие факторы. Уточнение и расширение этой картины может стать темой следующих работ на этом материале.

Еще один доклад, представленный Викторией Слепых, Андреем Ловаковым и Марией Юдкевич касался одной из главных надежд современной научной политики — научной молодежи, точнее, выпускников аспирантур, защитивших диссертации. Не все идут в аспирантуру ради академической карьеры и остаются исследователями после защиты: кому-то хочется отсрочки от армии, кому-то — лучших перспектив в преподавании. Ученые проследили академические судьбы выпускников российских аспирантур с 2012 по 2020 год. Оказалось, что 20% защитившихся выпускников ааспирантур никогда не публиковались в журналах из базы Scopus, еще 16% публиковались до защиты, а затем перестали. 12% из оставшихся перестали публиковаться на протяжении следующих пяти лет после защиты диссертации. Академическая мобильность в России тоже невысока: 52% молодых исследователей все восемь лет оставались в той же организации, где написали своё диссретационное исследование, а еще около 17% остаются там по крайней мере в ближайшие годы (хотя некоторые совмещают работу в нескольких организациях). Уезжают из страны лишь 9% защитившихся выпускников аспирантур, причем каждый пятый из них возвращается обратно на горизонте восьми лет. Ученые разделили молодых исследователей на три уровня продуктивности: лучшими стали те, у кого есть хотя бы две публикации в топ-5% наиболее цитируемых журналов, а тех, у кого все публикации в Scopus были только в российских источниках, были отнесены к низкому уровню. Оказалось, что из оставшихся в науке наиболее продуктивных больше, чем наименее продуктивных. Кроме того, исследователи, выпущенные разными секторами, различались как по продуктивности, так и по карьерной стратегии. Неутешительным итогом стало то, что большинство исследователей из университетского сектора покидает академию, и лишь некоторые «остаются видимыми для мирового сообщества» благодаря новым публикациям. Однако почему аспиранты ведут себя так, какие факторы и причины определяют их выбор, можно узнать только на следующих стадиях проекта.

Санкции и публикации

Тому, куда отправляются по обмену российские студенты и ученые, а также с кем мы больше всего сотрудничаем, был посвящен следующий доклад. Автор работы, Михаил Новоселов, опирался на данные из базы цитирования научных публикаций Scopus за период с 1996 по 2019 годы. В лидерах оказались США и Германия, которые до недавнего времени постоянно проводили общие научные и образовательные проекты с Россией. Активно развивалась программа образовательных грантов Фулбрайта, благодаря которой студенты могли приезжать в США. Больше всего учеников поставляли Россия и Германия. В зависимости от «потепления» или «похолодания» в отношениях, лидировала одна из этих стран, в последние годы линии стали переплетаться. Росло количество общих публикаций с ЕС и Китаем, а на территории СНГ до 2019 года в сотрудничестве доминировала Украина.

Публикационная активность и гранты образовательной программы «Фулбрайт»

Публикационная активность и гранты образовательной программы «Фулбрайт»

Публикационная активность и гранты образовательной программы «Фулбрайт»

Публикационная активность и гранты образовательной программы «Фулбрайт»

Публикационная активность и гранты образовательной программы «Фулбрайт»

Публикационная активность и гранты образовательной программы «Фулбрайт»

«С одной стороны, мы наблюдаем расширение научного сотрудничества и развитие научной сферы в целом, стимулируемое, в том числе, рейтингами университетов и негласной конкуренцией стран за роль научного лидера, — отмечают авторы. — Министерство науки и высшего образования России играет важную роль в продвижении ряда университетов и научных учреждений страны на мировом уровне. С другой стороны, тенденция ухода России от международного сотрудничества, выраженная в легализации стигматизирующего статуса "иностранного агента" и "нежелательной организации", а также санкционная политика и напряженная ситуация в мировой политике в целом могут оттолкнуть потенциальных участников международного сотрудничества от совместной работы. Например, введение таких статусов в отношении нескольких крупных иностранных благотворительных организаций, долгое время финансировавших российскую науку после катастрофического распада Советского Союза, привело к прекращению их деятельности в России».

Об этом ученые говорили еще до того, как политическая обстановка накалилась, поставив многие совместные научные и образовательные проекты под вопрос. Сейчас тема стала еще актуальнее: санкции санкциями, а интернациональность науки никто не отменял.

Автор:Indicator.Ru