Гуманитарные науки
10 мин.

Популяризация от Бразилии до Индии

Популяризация от Бразилии до Индии

Wikimedia Commons

О том, как страны БРИКС взаимодействуют в области образования, науки и инноваций, о гражданской науке и о грядущем форуме популяризаторов науки мы поговорили с руководителем направления БРИКС в Аналитическом центре международных научно-технологических и образовательных программ Екатериной Хлуновой и исполнительным директором центра Ириной Куклиной.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о деятельности Аналитического центра международных научно-технологических и образовательных программ — это особенно важно в преддверии Форума популяризаторов науки стран БРИКС. Как я понимаю, каждый год в странах БРИКС проходят конференции, форумы, круглые столы —какой выхлоп от этих мероприятий, как они проходят, в каких количествах?

Екатерина Хлунова: Скажу несколько слов про организационную структуру взаимодействия стран БРИКС в области науки, технологий и инноваций. Существуют 13 тематических рабочих групп и три платформы взаимодействия. Одна из самых важных платформ — Рамочная программа НТИ БРИКС, которая предусматривает проведение конкурсов совместных научных исследовательских проектов по различным тематикам. Обязательным условием участия в данной Рамочной программе является коллаборация как минимум трех стран в одном проекте.

— Можно сразу уточнить, эти конкурсы – это гранты РНФ, или конкурсы Министерства, или то и другое?

Екатерина Хлунова: Финансирующими организациями выступают как профильные министерства и ведомства стран БРИКС, так и всевозможные фонды, советы. Все они объединены в рабочую группу по финансированию НТИ БРИКС, которая определяет порядок проведения конкурсов, в том числе состав финансирующих организаций. При определении тематик предстоящего конкурса, они ориентируются, прежде всего, на предложения рабочих групп. Заседания рабочих групп проходят 1-2 раза в год, одна из задач рабочих групп — определить приоритеты дальнейшего развития. Таким образом, обеспечивается целостность и взаимосвязь всех платформ взаимодействия по линии науки, технологий и инноваций. В разработке тематик конкурса участвуют практически все рабочие группы. Но, безусловно, финальное слово — за Министерствами и фондами, так как они дают деньги. От России на текущий (пятый) конкурс финансирующими организациями являются Минобрнауки России, Фонд содействия инновациям. До 2021 года проекты финансировались также и РФФИ.

— Какие приоритеты развития были выделены на этот год?

Екатерина Хлунова: Сейчас у нас 10 тематик:

  1. Транзиентные астрономические явления; глубокие обзоры неба;
  2. Резистентность к противомикробным препаратам: технологии диагностики и лечения;
  3. Моделирование и анализ больших данных для передовых методов высокоточной медицины и государственной системы здравоохранения;
  4. Высокопроизводительные вычислительные системы и большие данные в интересах устойчивого развития: решение крупномасштабных экологических, климатических задач и проблем загрязнения;
  5. Инновации и предпринимательство в области фотоники, нанофотоники и метаматериалов для решения вопросов биомедицины, сельского хозяйства, пищевой промышленности и энергетики;
  6. Материаловедение и нанотехнологии для решения вопросов окружающей среды, изменения климата, сельского хозяйства, продовольствия и энергетики;
  7. Возобновляемые источники энергии, включая интеграцию интеллектуальных сетей;
  8. Океанические и полярные исследования;
  9. Технологии очистки воды;
  10. Исследования в области аэронавтики.

В этом году конкурс Рамочной программы будет состоять из двух этапов. На первом этапе будет проходить международный отбор, то есть будут подаваться заявки в Секретариат Рамочной программы НТИ БРИКС. Те, кто пройдут этот отбор, будут приглашены к подаче национальных заявок. Как уже упоминалось ранее, от России финансирующими организациями выступают Министерство науки и высшего образования и Фонд содействия инноваций.

— Как астроном, хочу спросить про совместный проект в области астрономии…

Екатерина Хлунова: Вы знаете, Рабочая группа БРИКС по астрономии является одной из самых активных рабочих групп по линии науки, технологий и инноваций. У них есть уже флагманский проект по созданию сети умных телескопов и больших данных БРИКС. У нас, к сожалению, пока не выработан окончательный механизм поддержки флагманских проектов, но это активно обсуждается, и все страны БРИКС единогласно подтвердили необходимость разработки. Обязательным условием будет участие в проектах организаций из всех пяти стран. И, соответственно, длительность такого проекта будет состоять от 3 до5 лет с возможностью их продления, а суммарное финансирование всех стран будет начинаться от 2 млн долларов.

— Не могу признаться, что ожидал, что в первую очередь одним из приоритетов будут названы вирусы — все-таки COVID-19…

Екатерина Хлунова: У нас есть Рабочая группа по биотехнологиям и биомедицине. Они, безусловно, выделяют сотрудничество в области борьбы с COVID как одно из важных направлений, но речь также идет не только о коронавирусе, но и о борьбе с другими вирусными заболеваниями.

Ирина Куклина: Дело в том, что, когда рабочие группы формировались и стартовала Рамочная программа НТИ БРИКС (соглашение было подписано в марте 2015 года), COVID-19 еще не был глобальным вызовом —. Когда это произошло, страны БРИКС очень активно отреагировали на эту ситуацию. Наш конкурс был одним из первых многосторонних конкурсов, объявленных именно по тематике COVID-19. Это был целевой внеочередной конкурс, объявленный в начале лета прошлого года. С российской стороны финансирование проектов поддержало РФФИ. Хотя конкурс был организован в кратчайшие сроки, перед его объявлением были проведены шесть экспертных обсуждений с участием более 100 экспертов в онлайн-формате. Мы это сделали за три недели, и ученые смогли друг с другом познакомиться, обменяться контактами, мнениями на счет того, какие исследования проходят странах, какие направления наиболее перспективны, какие проекты стоит поддерживать.

— Вернусь к более общему вопросу. Мы ознакомились с сообщением о том, что ваша организация в предыдущие годы выполняла мониторинг и экспертно-аналитическое сопровождение международных проектов по приоритетным направлениям нашей страны. Можете ли рассказать, какие результаты для России на международной арене, чего удалось достичь за тот период, который вы анализировали?

Ирина Куклина: Основные задачи всех международных проектов — это поддержка активной научной кооперации, потому что науку невозможно развивать в отдельно взятой стране. Без тесного взаимодействия научных коллективов практически невозможно двигаться, особенно по приоритетным направлениям. Сотрудничество бывает разное — например, очень распространены проекты, когда в рамках международных программ есть возможность использования уникального оборудования. Можно сказать, что четыре из пяти проектов связаны с возможностью использования оборудования за рубежом. Плюс к этому есть возможности проведения совместных экспериментов.

В любом случае, все международные проекты – это объединение компетенций. В двухсторонних проектах – это, как правило, два, максимум 3-4 коллектива, по одному или по два коллектива с каждой стороны. В многосторонних проектах может быть до 20 участников, и тогда сам проект и компетенции участников подразделяются на несколько подгрупп. Кроме того, такие проекты финансируются всеми сторонами-участницами. Поэтому я бы выделила три основные позиции, связанные с международными проектами: доступ к оборудованию, доступ к компетенциям, увеличение финансирования.

И, конечно, еще один важный момент — обязательное участие молодых ученых. Ко всем международным проектам есть определенные требования Минобрнауки России — не менее 30% участников должны быть молодыми учеными. Это значит, что, участвуя в проектах, они сразу получают возможность встретиться с ведущими зарубежными учеными, поехать за границу в командировки, провести совместные эксперименты. Ну и опубликовать совместные статьи, подготовить патенты — это стандартные требования.

Наш мониторинг завершился в рамках федеральной целевой программы 2014–2020 гг. с небольшим захватом 2021 года (после продления ФЦП ИиР), потому что сейчас часть проектов еще завершается. Вместе с тем уже в текущем году стартовало мероприятие госпрограммы, в рамках которого поддерживаются международные исследования — с июля поддержано более 100 новых проектов.

— Не могу не спросить: последние годы — непростые для нашей страны в политическом плане. Это как-то повлияло на международное сотрудничество?

Ирина Куклина: Ученые с трудом представляют себе развитие науки без международной кооперации. Поэтому проекты продолжаются. Конечно, есть ряд изменений — вместе с сокращением программ поддержки совместных исследований между Россией и США, сохраняются исследовательские связи между учеными. Вместе с тем наращивается взаимодействие с другими регионами, активно развивается сотрудничество в рамках БРИКС. Интерес к кооперации со странами Европы всегда высокий, так, например, на совместный российско-итальянский конкурс было подано около 90 заявок12 из которых были отобраны. Взаимный интерес представляют страны ближнего зарубежья, входящие в состав СНГ, ЕАЭС. Для молодых ученых этих стран очень важно иметь возможность работать с российскими коллективами на российском оборудовании. Россия также активно развивает сотрудничество со странами Южной, Юго-Восточной Азии, странами Ближнего и Среднего Востока, Африки.

— Давайте перейдем к теме предстоящего Форума популяризаторов науки стран БРИКС. Для начала общий вопрос — насколько популяризация важна с точки зрения международных коопераций?

Ирина Куклина: Мне кажется, что вопрос популяризации мы рассматриваем немножко в другом ключе. Для большинства стран популяризация науки связана не только с повышением научной грамотности населения, но и с информированием общества о результатах научных исследований и обоснованностью расходов на них. Перед государством стоит задача пояснить налогоплательщикам, почему нам нужны все эти исследования и что мы получаем в итоге. Это формирует определенный имидж страны.

Второй аспект популяризации – это, конечно же, привлечение молодых талантливых людей в науку, формирование интереса к научным дисциплинам на этапе школьного образования, повышение престижа ученого Это очень важно, потому что это означает, что все большее количество талантливых способных детей придет в университеты и научные организации.

И третий аспект – это повышение научной грамотности в целом. Например, в этом году широко обсуждаются прививки от COVID-19. Как и во многих жизненных ситуациях, важно, чтобы люди, принимая решение о вакцинации, пользовались научными знаниями, понимали, в чем сущность заболевания, роль и механизм действия вакцин, чем они отличаются между собой. Важно, делает ли человек выбор на основе научного знания или на основе неких обсуждений и пересудов?

Есть и много других примеров которые мы встречаем в повседневной жизни. Например, в прошлом году в Москве активно обсуждался вопрос, убирать ли листья, которые падают осенью с деревьев, или оставлять на зиму под снегом. Каждый день мы соприкасаемся с самыми разными вопросами, в решении которых может помочь научное знание и, если общество будет разбираться в них, мы будем жить более осознанно, в том числе, научимся распоряжаться ресурсами.

Аналогичные задачи стоят перед всеми странами БРИКС. Несколько лет назад министры, когда поддерживали и обсуждали результаты третьего конкурса совместных научных проектов, предложили экспертам подумать: а как о результатах проектах могло бы узнать большое количество людей в наших странах? Что мы можем сделать для того, чтобы популяризировать науку? Так возникла идея проведения Форума. Правда, устойчивых связей между организациями, которые в каждой стране БРИКС занимаются популяризацией, пока нет. Поэтому мы решили начать как раз с обсуждения и обмена опытом между такими организациями, которые занимаются популяризацией в наших странах. И потом постепенно перейти к проведению совместных мероприятий.

Взять, к примеру, Индию. У них прекрасный опыт организации массовых мероприятий по научной популяризации — я говорю про мероприятия в несколько сотен тысяч человек. Все страны БРИКС объединяет вопрос популяризации в регионах — как донести научное знание до «глубинок»? Гораздо легче рассказать о науке в крупных городах, где есть хорошие школы, университеты, научно-исследовательские организации. А как говорить с отдаленными уголками, где всего этого нет? Поэтому совместный опыт выездных лабораторий, «научных автобусов», экспедиций будет очень полезен.

— Могли бы вы сравнить популяризацию науки в разных странах БРИКС? Где она развита лучше, где слабее?

Ирина Куклина: Например, в Индии и Китае популяризация науки среди широких слоев населения активно поддерживается государством — учреждаются специализированные государственные организации по популяризации науки.

Россия же может похвастаться многообразием существующих форматов — научные лекции, научные Stand-up, фестивали науки, экспедиции, научные музеи, передвижные выставки. Я думаю, что такого количества людей, проводящих научные экспедиции для широких слоев населения, нет ни в одной стране. В Бразилии интересно посмотреть на количество фондов поддержки популяризации науки.

Екатерина Хлунова: Хотелось бы добавить еще про Индию. У них есть замечательные передвижные библиотеки — когда небольшие автобусы с книжными изданиями ездят по регионам страны, обеспечивая доступ всего населения, даже из малообеспеченных регионов, к литературе и знаниям. Еще в Индии есть интересный формат научной популяризации, который называется «библиографическая драма». Это похоже на нашу книжную серию «Жизнь замечательных людей», только в телевизионном формате. Такие спектакли, посвященные великим ученым и достижениям, ставятся в школах, в муниципалитетах.

В прошлом году мы проводили Форум молодых ученых стран БРИКС — и впервые столкнулись с необходимостью проводить его в онлайне. Перед нами стояла сложная задача: пять дней удерживать интерес больше 100 человек. Мы проводили научные эксперименты онлайн, квизы, стендап с онлайн-голосованием и другие форматы. Это вызвало большой отклик — как у российской аудитории, так и у зарубежных участников. Мы думали, что мы не получим должного количества заявок, например, на участие в научном стендапе, но это действительно пользовалось большой популярностью. На сайте было много людей, они посещали, голосовали… Наверно, этот опыт тоже можно использовать дальше.

— И последний вопрос про Форум. Сколько ожидается иностранных гостей в оффлайн-формате, сколько в онлайне?

Ирина Куклина: В общей сложности мы ожидаем несколько сотен человек, но про соотношение оффлайн- и онлайн- участников пока сказать сложно: все будет зависеть от эпидемиологической ситуации в Москве и ограничений в даты проведения форума. Однако все возможности для полноценного интерактивного участия, как очном, так и в дистанционном формате будут обеспечены в полной мере — мы надеемся на участие представителей из более чем 30 российских регионов и всех стран БРИКС.