Российские древности: храм Покрова в Медведково

Снежана Шабанова

Медведково — исторический, известный с начала XVI века, район на северо-востоке Москвы. Однако единственным старинным зданием в нем является церковь Покрова Божьей Матери, которую в своей родовой вотчине выстроил знаменитый князь Дмитрий Михайлович Пожарский в честь освобождения России от польско-литовской интервенции. Церковь значима и с точки зрения архитектуры — это один из последних одношатровых храмов Москвы. «Российские древности» отправились в Медведково на Заповедную улицу, чтобы увидеть церковь и рассказать о ней.

Князья Пожарские — ветвь князей Стародубских, происходивших от Ивана Всеволодовича, младшего сына великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо. Со временем уделы Пожарских вошли в состав Московского княжества; род прежних удельных князей уже не играл никакой политической роли. В первой половине XVI века на месте современного района Медведково — среди лесов, ограниченных реками Яузой и Чермянкой, — обустроил владения князь Василий Федорович Пожарский по прозвищу «Медведь», или «Медведок» в просторечии. Скорее всего, по этому прозвищу земли и получили название. Умер Василий Федорович бездетным, поэтому вотчина перешла по наследству к его двоюродному брату — Федору Ивановичу. Федор Иванович Пожарский был записан сыном боярским 3-й статьи в составе «Избранной тысячи» слуг и детей боярских царя Ивана Грозного; в 1555 году упоминался как городничий в Свияжске. Его сын Михаил Федорович ничем себя на службе не проявил, и в истории остался лишь как отец будущего героя России — князя Дмитрия Михайловича Пожарского.

Снежана Шабанова

Итак, Медведково становится собственностью князя Дмитрия Михайловича Пожарского как «старинная отца его вотчина». В марте 1611 года, когда князь во время сражения в Москве с польско-литовскими интервентами, «изнемогши от великих ран, паде на землю», его отвезли сначала в именно в Медведково, а уже потом оттуда в Троице-Сергиеву лавру. В августе 1612 года отряды Второго ополчения, собранные Мининым в Нижнем Новгороде, по пути в Москву встали лагерем у «Медведевой пустоши» — то есть в сожженном и разоренном неприятелем имении князя Пожарского. Спустя несколько дней ополчение нанесло первое поражение полякам. Ну а в праздник иконы Казанской Божией Матери (4 ноября по новому стилю) был взят Китай-город, и через несколько дней сдался польский гарнизон в Кремле.

Снежана Шабанова

Из писцовых книг 1623–1624 годов известно, что Пожарский не только восстановил медведковскую резиденцию, но и выстроил в ней церковь (по обету в честь победы и, по легенде, на том месте, где стояли перед походом на Москву отряды Второго ополчения):

«В селе храм Покров Пресвятыя Богородицы, да придел Петра Александрийского древян, клетцки, шатром вверх, а в церкви образы, и свечи, и книги, и на колокольнице колокола — строенье вотчинниково — боярина Дмитрия Михайловича Пожарского; у церкви во дворе поп Мирон, во дворе дьячок Пронка Васильев, во дворе пономарь Оска Прокофьев, во дворе просвирница Марьица».

Колокол для церкви князь повелел отлить особый, также в память о победе. Кстати, в 1625 году на средства Пожарского в память о победе России в Московской битве 1612 года был выстроен деревянный собор Казанской иконы Божией Матери на углу Красной площади и Никольской улицы.

В 1640 году деревянную церковь в Медведкове сменила каменная: высокий подклет, шатровое завершение с кокошниками у основания и четырьмя главками, трехчастная апсида с главкой и открытой галереей-папертью. С запада к храму примыкала звонница. Исследователи отмечают особенность пятиглавия этого храма: центральная главка вознесена над четырьмя главками шатра. Считается, что это «стилистический отсыл» к московскому собору Покрова на Рву (храму Василия Блаженного), возведенному в память взятия Казани и окончательного избавления Руси от опасности нападения Казанского ханства. В 1652 году при патриархе Никоне будет запрещено (как не соответствующее церковному чину) строительство одношатровых храмов. Поэтому церковь Покрова Божьей Матери в Медведкове считается одним из последних образцов одношатрового зодчества в Москве.

Снежана Шабанова

Названия четырех приделов были связаны с Великим Новгородом, где Пожарский в 1628–1630 годах служил воеводой: Знамение Пресвятой Богородицы — чудотворная икона этого имени считалась главной святыней новгородской земли; святой Петр Александрийский покровительствовал старшему сыну Пожарского; а Варлаам Хутынский и Антоний Римлянин были знаменитыми новгородскими подвижниками. В 1652 году, к десятой годовщине со дня кончины Дмитрия Михайловича Пожарского, его сын, Иван Дмитриевич, получил грамоту на освящение престола нового придела в честь Девяти мучеников Кизических. Появление довольно редкого на Руси престола, вероятно, связано с датой смерти Дмитрия Михайловича.

Орел на стене храма

Снежана Шабанова

Род Дмитрия Михайловича Пожарского в мужском колене прервался на его внуке — Юрии Ивановиче, скончавшемся в 1685 году. В 1686 году царевна Софья пожаловала Медведково вместе с рядом окрестных деревень своему фавориту, одному из известных государственных деятелей эпохи князю Василию Васильевичу Голицыну. Голицын сократил количество приделов в медведковской церкви Покрова Божьей Матери до трех (в честь Покрова, Знамения и Девяти мучеников Кизических); заказал одному из лучших живописцев Оружейной палаты Карпу Золотареву образа для иконостаса главного придела; снял колокола времен Пожарского и заменил их на новые, отлитые известным в то время колокольных дел мастером Дмитрием Моториным. Надписи на одном из них гласили: «Лета 7195 Ноября 23 дня царственные болшие печати и царственных великих посольских дел оберегатель ближний боярин и Наместник Новгороцкой Князь Василей Василиевич Голицын приложил сей колокол в подмосковной своей вотчине к церкви Покрову Пресвятыя Богородицы, весу в нем 4 пуда 27 фунтов и сему колоколу быть у той церкви Божией в веки неотъемлемо» и «Лил сей колокол Дмитрий Моторин». В монографии А. Ф. Бондаренко «Московские колокола» (1998 год) он описывается так:

«Создается впечатление, что на верхнюю часть его тулова наброшена кружевная вуаль, через которую просматривается удивительный фантастический мир, в котором обитают сказочные драконы и хищные грифы. Порой их трудно разглядеть в необычайном переплетении растительных мотивов. Широкий декоративный фриз доходит до середины тулова колокола и состоит из трех поясов. В центре фриза расположен прорезной пояс. Он представляет собой попарно расположенные рога изобилия и головы драконов, как бы смотрящих друг на друга. Верхний, более узкий пояс, выполненный в невысоком рельефе, состоит из ритмично повторяющегося рапорта с симметрично расположенными головами грифов, увенчанный короной и тем самым очень напоминающий герб. Нижний пояс — это зеркальное отображение верхнего. Не менее необычно и тем более удивительно решение маточника колокола, который вылит в виде головы человека с открытым ртом, как бы поющим. Уши колокола издалека кажутся руками человека, поднятыми к голове, но при ближайшем рассмотрении они оказываются плывущими рыбами. Причем прекрасно чувствуется динамика движения».

Гравировка на втором колоколе: «Лета 7195 по указу Великих Государей дана вотчина царственных болшие печати и царственных великих посольских дел оберегателю ближнему боярину и Наместнику Новгороцкому Князю Василею Васильевичу Голицыну в московском уезде село Медветково з деревнями а в том селе у церкви Покрова Пресвятая Богородицы колокол прикладу боярина князь Дмитрея Михайловича Пожарского, весом был пуд 28 фунтов и тот разбит а ныне по приказу боярина и оберегателя Князя Василия Васильевича, тот разбитой колокол променян, а взят вместо того сей колокол, весу в нем 2 пуда 4 фунта и сему колоколу быть в селе Медветково, что у церкви Покрова Пресвятыя Богородицы в веки неотъемлемо». В книге «Русская старина церковного и гражданского зодчества» издания 1857 года автор текста Н. М. Снегирев пишет об этом колоколе как о «разбитом, лежащем в нижней церкви».

Снежана Шабанова

Апсиды храма

Медведково принадлежало Голицыну недолго: в 1689 году по приказу Петра I его лишили боярства, конфисковали все имущество и сослали на Север. В 1690 году у выморочной ( то есть отданной в казну) церкви появляется новый четвертый (южный) придел в честь преподобного Сергия Радонежского. А в 1691 году новым хозяином имения стал Федор Кириллович Нарышкин — брат матери Петра I. Кстати, женат Федор Кириллович был на правнучке Дмитрия Михайловича Пожарского Прасковье Дмитриевне Голицыной. В 1698 году он скончался, и Медведково перешло к его брату — небезызвестному в истории Льву Кирилловичу Нарышкину. Его потомки владели имением до 1809 года. По мнению исследователей, при Льве Александровиче Нарышкине, обер-шталмейстере, прославившемся как придворный балагур и повеса времен Петра III и Екатерины II, во время переустройства усадьбы был изменен и облик церкви Покрова Божьей Матери. Так, галереи гульбища сделали крытыми; шатер покрыли железом и срубили с него все изразцы; растесаны или прорублены заново оконные проемы в шатре, восьмерике и четверике; круглые барабаны четырех декоративных главок отесаны на 8 граней; переделаны все кровли; перестроена колокольня. Есть сведения, что в 1787 году священником Петром Воздвиженским шатер был покрыт железом.

После Нарышкиных, продавших Медведково из-за недостатка средств, имение переходило от одного владельца к другому. В 1812 году французы до Медведкова не добрались, поэтому ни оно, ни церковь не пострадали. Приведем описание церкви из уже упоминавшейся книги «Русская старина церковного и гражданского зодчества» издания 1857 года. «Окруженное лесами, год от году уже редеющими, Медведково прекрасно своим местоположением и замечательно старинной церковью, занимающею луговую высоту на берегу пруда. Этот храм каменный, двухъярусный, шатровый, о восьми главах, означающих престолы. Вокруг верхнего яруса ходовая паперть на аркадах. Верх церкви обит железом, а главы крыты чешуей лещадною.

Кресты на главах четвероконечные. К западной части храма пристроена колокольня нового стиля (колокольня была кардинально перестроена в 1840 году — прим. «РД») с открытым под ней входом в летнюю церковь и со ступенчатою лестницей в верхнюю церковь. В западной ее стене вставлена плита из белого камня (обнаружена во время современных реставрационных работ — прим. «РД») с высеченным на ней двухглавым орлом, оба орла увенчаны зубчатыми коронами, крылья их опущены, лап не видно, по сторонам их голов расположены какие-то неопределенного вида цветы. Работа грубее, чем на подобных камнях с гербами в ограде Московской церкви Гребневской Богоматери. Такие изображения герба, из белого камня или из кахелей, обыкновенно означали или царское строение или царскую собственность.

Снежана Шабанова

В 1880-е годы Медведково покупает Николай Михайлович Шерупенков — купец, сделавший состояние на торговле лесом, владелец значительного количества московской недвижимости. Неподалеку от усадебного комплекса Шерупенков держал кирпичный завод, записанный на его жену. В некоторых московских дореволюционных домах еще можно увидеть кирпичи в клеймом «Е. Шерупенкова». Шерупенковы владели историческим селом до 1917 года.

Церкви Покрова Божьей Матери в Медведкове повезло: службы в ней не прекращались и после революции, и во время Великой Отечественной войны. В 1960 году Медведково вошло в состав Москвы. В 1970-е по инициативе Министерства культуры СССР была проведена комплексная научная реставрация. Целью проекта архитектора Николая Дмитриевича Недовича было избавить храм от позднейших переделок, вернуть ему первоначальный вид. У входа в храм был установлен мраморный крест, найденный на старинном Медведковском кладбище. На кресте сделали надпись: «Крест — победа на смертью».

Текст: Александра Шапиро