Гуманитарные науки

Российские древности: уйгурская крепость посреди озера

Самая северная крепость, созданная по китайским технологиям

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Крепость, дворец, храм или усыпальница, место обитания духов, уникальный памятник уйгурской архитектуры — все это Пор-Бажын, сооружение VIII века, находящееся в республике Тыва. Об этом интереснейшем и труднодоступном месте — наш сегодняшний выпуск рубрики «Российские древности».

Крепость Пор-Бажын — точнее, то, что от нее осталось, — находится в республике Тыва, на одноименном острове, расположенном на озере Тере-Холь. Археологический памятник был открыт в 1891 году исследователем Дмитрием Клеменцом. Именно он впервые определил размер крепости: 211 на 158 метров. После этого памятник был забыт до 1952 года — тогда его вновь обнаружил археолог Севьян Вайнштейн, работавший в Тере-Хольском районе по заданию Тывинского областного музея. В 1957 году начались раскопки. Вначале ученые предположили, что крепость была буддийским монастырем, построенным киданями в XI–XII вв. Позднее, к 1963 году, археологи пришли к другому выводу: сооружение было комплексом дворцового типа VIII века, а создали его уйгуры.

Озеро Тере-Холь

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Дорога от озера Тере-Холь в сторону поселка Кунгуртуг — ближайшего к Пор-Бажыну населенного пункта

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Следующие масштабные работы проводились уже в 2007–2008 гг., они были инициированы уроженцем Тывы Сергеем Шойгу. Археологи провели в Пор-Бажыне два полевых сезона, за это время было проведено полное лазерное сканирование поверхности острова, а также вскрытие и исследование около 30% территории крепости. По словам жителей, даже эти последние раскопки XXI века были окружены ореолом местных верований. В Тыве две основные религии — шаманизм и буддизм, и перед началом раскопок шаманы проводили специальные ритуалы, чтобы задобрить духа Хозяина острова и дать ученым возможность спокойно работать.

Часть внутренних стен

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Внутренние помещения Пор-Бажына

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

«Комнаты» крепости

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Вид с внешней стены Пор-Бажына

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Тогда археологи охарактеризовали Пор-Бажын как «комплекс дворцово-храмового типа», который был окружен мощными крепостными стенами и двумя пандусами для подъема на стены. Кроме внешних стен, сохранились и остатки внутренних комнат: 27 жилищ и служебных построек, а также двух помещений дворцового типа. Внешние и внутренние стены были построены из глинобитных пластов толщиной 12–14 сантиметров (древнекитайская технология хан-ту: глина слоями утрамбовывалась в опалубку) и укреплены бревнами, центральное сооружение декорировано кирпичами. Крыши были покрыты толстым слоем глины и черепицы с концевыми дисками.

Кирпич с отпечатком руки строителя

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Глиняная черепица

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Глиняная черепица. На внутренней стороне виден сетчатый отпечаток

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Хотя Пор-Бажын принято называть уйгурской крепостью, точное назначение этой постройки неясно до сих пор. Выдвигаются четыре основных версии: крепость, дворец кагана, храм, поминальное сооружение (усыпальница). Интересной особенностью, отмеченной исследователями, стало почти полное отсутствие культурного слоя на территории памятника: из предметов обихода были найдены лишь два керамических сосуда, мужская серьга из серебра, наконечник копья, а также девять масок-оберегов в форме драконьей головы.

Остатки стены Пор-Бажына

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Внешняя стена крепости

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Заросшие травой стены

В пользу того, что сооружение было усыпальницей, нет практических никаких доводов. Версию о крепости, несмотря на наличие мощных стен (их ширина в основании достигала 12 метров) и внутреннюю планировку сооружения, археологи тоже скорее отвергают, так как постройка располагалась на значительном отдалении от основных торговых и военных путей, а значит, в строительстве крепости именно в этом месте не было необходимости. Кроме того, Пор-Бажын, скорее всего, не подвергался никаким нападениям — следов преднамеренного разрушения на его стенах нет.

Внутренняя стена крепости

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Вид изнутри крепости

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Обилие деревянных архитектурных деталей, украшенная черепица, маски драконов, уединенное расположение сооружения могут рассматриваться как аргументы в пользу версии буддийского или манихейского храмового комплекса, но, по мнению археологов, против этой версии говорит отсутствие следов жизнедеятельности людей и ритуальной утвари. Впрочем, вероятность того, что Пор-Бажын мог быть построен манихеями незадолго до их изгнания из Уйгурского каганата как тайный храм, по-прежнему сохраняется.

Внешние стены крепости на закате

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Внешние стены крепости на закате

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Версию о дворцовом комплексе высказывал еще Дмитрий Клеменец в конце XIX века. Планировка Пор-Бажына очень похожа на планировку монгольского городища Чилен Балык (VIII век), которое было дворцом кагана или его жены. Вполне вероятно, что Пор-Бажын тоже был укрепленной ставкой уйгурского кагана, но его расположение в труднодоступном месте все же заставляет ученых склониться к версии, что построен он был не для самого правителя, а для его жены. Археологи предполагают, что по дороге к Пор-Бажыну принцесса могла умереть, а саму крепость после этого несколько десятков лет поддерживали в исправном состоянии (сохранились следы ремонта), но потом, за ненадобностью, постепенно забросили.

Следы археологических раскопок

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Остатки внутреннего убранства крепости

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Сегодня Пор-Бажын постепенно разрушается. Связано это, прежде всего, с тем, что площадь острова, где расположена крепость, каждый год сокращается на 10–15 см из-за береговой абразии — процесса, в ходе которого летом вода проникает в мерзлый грунт основания озера, а зимой, замерзая, разрывает его. Весной эти участки начинают таять и обрушиваются в воду. Геоморфологи, работавшие в Пор-Бажыне в 2007–2008 гг., предположили, что стены крепости обрушатся в воду примерно через 50 лет, а сам остров исчезнет через 100 лет. Сохранить уникальный памятник можно, сохранив многолетнюю мерзлоту под крепостью. Как именно это сделать — задача, стоящая сейчас перед научным сообществом.

Дерево, увешанное буддийскими хадаками и черепом лошади

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Одинокое дерево на острове

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Закат на острове

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Закат над остатками стен

Яна Хлюстова/Indicator.Ru

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.