Гуманитарные науки

Российские древности: храм Петра и Павла на Городянке

Один из трех сохранившихся домонгольских храмов Смоленска

Петропавловский храм

Алексей Паевский

О домонгольском храме, о полутысяче лет истории которого мы ничего не знаем, о том, как в нем висел Рубенс, а потом он снова стал православным, рассказывает наша рубрика «Российские древности».

Когда мы приезжаем в Смоленск и выходим из вокзала, мы сразу же видим справа два здания, стоящих впритык друг к другу. Белое оштукатуренное с башенкой колокольни и красное кирпичное с куполом.

Было время, когда эти здания были единым целым. А еще раньше существовало только одно, кирпичное здание. Это церковь Петра и Павла. Самый старый и самый загадочный сохранившийся памятник домонгольской архитектуры Смоленска.

Купол храма

Алексей Паевский

Удивительнее всего то, что на протяжении первой половины тысячи лет его истории об этом храме мы не знаем практически ничего. Первое достоверное сведение о нем встречается на гравюре Вильгельма Гондиуса, которая свидетельствует: в начале XVII века храм стоял и был цел. Мы точно знаем, что в то время, когда Смоленском владели поляки (с 1611 года), храм превратили в костел, архиепископ пристроил к нему свои двухэтажные палаты, затем их надстроили еще одним этажом. Тогда в нем висели Рубенс, Тинторетто, Гвидо Рени: архиепископ любил красивые картины.

В итоге храм постепенно стал окружен нагромождением построек, практически скрывших его первоначальный облик. С 1654 года храм снова стал православным.

Храм на гравюре XVII века

Вильгельм Гондиус

Изучать церковь стали только в XX веке, а реставрацию провели в 1960-х, под руководством знаменитого Петра Барановского. Третий этаж палат разобрали, их отделили от храма и вернули храму его первоначальный облик. Десятью годами позже опустили уровень земли почти до уровня XII века (не дойдя до древнего пола около метра), вернув постройке адекватные пропорции. Выдающиеся археологи и историки архитектуры Николай Воронин и Павел Раппопорт провели тщательное археологическое исследование храма.

Храм в начале XX века

Общественное достояние

Что же выяснилось? Исследование строительной техники, которая оказалась очень близкой известной по летописям церкви Бориса и Глеба на Смядыни, позволило датировать храм серединой XII века (точная датировка 1146 годом, которую могут назвать на экскурсии, — это ошибка, вызванная путаницей с постройкой храмов в Новгороде).

Интерьер храма

Алексей Паевский

Скорее всего, это был княжеский храм, построенный на средства смоленского князя Ростислава Мстиславича, внука Владимира Мономаха (по отцу) и шведского короля Инге Старшего (по матери). Ростислав правил в Смоленске 35 лет, с 1125 по 1160 год, трижды будучи Великим киевским князем. В храме был организован «надземный переход» в княжеский дворец, который стоял рядом, вероятно на месте храма святой Варвары (той самой белой постройки, пристроенной в XVIII веке).

Реконструкция храма на конец XII века

Николай Воронин

Но интереснее всего то, что в конце XII века храм, переставший быть княжеским, был обстроен оригинальной галереей с притворами, что придавало ему совершенно уникальный облик. И галерея, и притворы использовались для кладбищ.

Раскопанный план древней постройки

Николай Воронин

Жаль только, что выложенные после раскопок кирпичом фрагменты фундаментов пристроек засадили газоном после передачи храма церкви, и теперь сложнее представить себе, как выглядел храм девятьсот лет назад.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.