Гуманитарные науки

Российские древности: храм Спаса на Ильине улице в Новгороде

Церковь с фресками Феофана Грека

Церковь Спаса на Ильине улице

Алексей Паевский

Если идти из Новгородского Кремля по мосту через Волхов и никуда не сворачивать, вы пересечете улицу Большую Московскую и выйдете на улицу, которая долго носила два имени — 1 мая и Ильина улица. Второе, как вы понимаете, более древнее. Пройдя еще метров триста, вы выйдете к одному из самых значительных памятников новгородского зодчества XIV века — церкви Спаса Преображения. А если вам повезет, и она, как музей, будет открыта, то вы сможете увидеть великие фрески, единственные достоверные произведения настенной живописи кисти неповторимого Феофана Грека.

Храм на рассвете

Алексей Паевский

Что нам известно о самой постройке? То здание, которое стоит сейчас, построено в 1374 году на месте деревянного храма, простоявшего минимум 200 лет (храм поставили не позднее 1170 года). Деревянная постройка была специальным храмом, в котором до 1352 года хранилась чуть ли не главная святыня города: икона Богоматери Знамение, которая спасла город от наступавших войск Андрея Боголюбского (см. первый древнерусский комикс: икону «Битва новгородцев с суздальцами»). Потом для иконы выстроили отдельный Знаменский собор рядом, а сейчас каждый может увидеть ее в Софийском соборе.

Икона Богоматери Знамения

Wikimedia Commons

Вот что сообщает Новгородская первая летопись о постройке каменного храма: «В лето 6882 (1374 – Indicator.Ru). Поставиша церковь камену святого Спаса на Ильине улице и свяща ю архиепископь новгородчкыи Алексеи съ игумены и с попы и с крилосомъ (певчими - Indicator.Ru) святыя Софея».

Постройка храма

Лицевой летописный свод

Этот храм, наряду с церковью Федора Стратилата на Ручью – типичный пример «уличанского» зодчества Господина Великого Новгорода, когда заказчиком храма был не князь, митрополит или настоятель монастыря, а жители целой улицы – тоже люди далеко не бедные.

Храм в конце XIX века

Wikimedia Commons

Получился традиционный четырехстолпный храм, с западным притвором (к XIX веку к притвору добавилась еще колокольня, но их разобрали при реставрации 1936 года). Традиционно для второй половины XIV века храм получился богато украшенным разнообразными и несимметричными окнами, нишами, бровками, настенными фигурами. Но самое главное украшение храма оказалось внутри.

Храм. Вид с запада

Алексей Паевский

В 1378 году храм расписал Феофан Грек. О росписи храма сообщает другой источник, Третья Новгородская летопись: «В лето 6886 (1378 год - Indicator.Ru) подписана бысть церковь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во имя боголепного Преображения повелением благородного и боголюбивого боярина Василиа Даниловича и со уличаны Ильины улицы. А подписал мастер греченин Феофан при великом княжении Димитрия Ивановича и при архиепископе Алексее новгородском и псковском».

Столпники. Фреска Феофана Грека

Алексей Паевский

Перебравшийся в Россию из Византии, он писал совершенно ни на что не похожие фрески. Вот так писал о нем Епифаний Премудрый вскоре после смерти: «Когда я был в Москве, жил там и преславный мудрец, философ зело искусный, Феофан Грек, книги изограф опытный и среди иконописцев отменный живописец, который собственною рукой расписал более сорока различных церквей каменных в разных городах: в Константинополе, и в Халкидоне, и в Галате, и в Кафе, и в Великом Новгороде, и в Нижнем. Но в Москве им расписаны три церкви: Благовещения святой богородицы, святого Михаила и ещё одна».

Троица. Фреска Феофана Грека

Алексей Паевский

А вот как пишет о нем тончайший знаток древнерусской живописи Виктор Никитич Лазарев: «Пишет Феофан в резкой, решительной, смелой манере. Он лепит свои фигуры энергичными мазками Феофановский блик – это могучее средство для достижения нужного эмоционального акцента, это тонко продуманный прием усиления экспрессии образа. Приходится поражаться, с какой бесподобной уверенностью пользуется им Феофан».

Так получилось, что открытые заново в 1910-1912 годах фрески (большая часть их была утеряна после промывки щелочью после пожаров, остальные были забелены) – это единственные дошедшие до нас достоверные фрески Феофана. После Новгорода Великого он перебрался в Нижний Новгород и в Москву, но там расписанные им храмы не сохранились. Зато мы знаем имя его соратника, наверняка перенявшего многое у знаменитого мастера. Именно с ним он расписывал Благовещенсий собор Московского Кремля, а звали его Андрей Рублев.