«Ситуация во многих вузах далека от декларируемой»

Дистанционное высшее образование: итоги первой недели

ALPMA/Flickr

Состоялось пятое по счету заседание рабочей группы Министерства науки и высшего образования, которая организует рекомендованный неделю назад перевод обучения подведомственных вузов в дистанционный формат из-за пандемии COVID-19. Чего удалось добиться и с какими проблемами сталкиваются университеты — в материале Indicator.Ru.

На всех официальных страницах Минобрнауки и в выступлениях министра Валерия Фалькова постоянно подчеркивается: решение уходить на «удаленку» или нет каждый университет принимает, исходя из обстановки в регионе. Среди тех вузов, что подчиняются Минобрнауки, отказавшихся от этой меры все меньше. Сегодня на последнем заседании рабочей группы Фальков рассказал, что уже больше 80% вузов перешли на дистанционный формат. Тем, кто этого пока не сделал, министр посоветовал еще раз оценить ситуацию. По его мнению, даже в тех регионах, где пока нет подтвержденных случаев заболевания, нужны профилактические меры. «Представьте, завтра выяснится, что у вас в аудитории на 50 человек оказался инфицированный коронавирусом», — предложил Фальков участникам заседания. В такой момент решение перевести студентов на «удаленку» будет уже несвоевременным.

То, что большинство вузов объявили о переходе на дистанционный формат, не означает, что они справляются одинаково хорошо. По данным, которые Фальков представил в конце прошлой недели, около 25% испытывают периодические сбои, а 4% не отказываются от очных занятий в том числе и потому, что вообще не способны обеспечить дистанционное обучение из-за отсутствия нужной инфраструктуры. Основные сложности связаны с недостатком пропускной способности и серверных мощностей у части университетов. За решением проблемы решено обратиться к провайдерам связи и в профильное министерство, о предпринятых мерах члены рабочей группы отчитаются на следующем заседании в понедельник. Пока Министерство через свой телеграм-канал обратилось к представителям вузов с предложением пройти опрос о состоянии информационной инфраструктуры.

Следующее затруднение связано с содержанием курсов. Хотя каждый университет был обязан создать у себя информационную образовательную среду — собственную систему электронного обучения — задолго до пандемии, большинство успели оцифровать и разместить там совсем немного курсов. А чтобы перевести даже не требующую никаких лабораторных занятий дисциплину в онлайн, нужно немало времени. Проблема обсуждалась на каждом заседании рабочей группы на этой неделе. В прошлую пятницу директор по онлайн-обучению Высшей школы экономики Евгения Кулик выступила с презентацией о шести шагах к дистанционному курсу. Если возможности быстро оцифровать свой обычный курс нет, преподаватель может перевести студентов на существующий онлайн-курс или организовать смешанное обучение. Например, студенты будут слушать лекции из «чужого» онлайн-курса, а обсуждать изученное на практических занятиях со своим преподавателем. Как тут же напомнил ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, решение о формате должен принимать руководитель образовательной программы, а не отдельный преподаватель. Может оказаться, что существующий онлайн-курс не подходит для достижения задач программы, и лучше перенести эту дисциплину на другой семестр.

К использованию онлайн-курсов на внешних платформах у вузов возник и вопрос юридического свойства: как должны быть оформлены отношения университета и образовательной платформы? Эксперты Минобрнауки предложили следовать наиболее простой модели, которая не предполагает никаких дополнительных договоров: пусть студенты регистрируются на онлайн-курсах сами, как физические лица. При этом преподавателям, чтобы следить за прогрессом студентов и проводить практические занятия, все равно нужна какая-то дополнительная платформа — электронная образовательная среда самого вуза, например. В самом крайнем случае, если никакой LMS у университета нет, Евгения Кулик рекомендовала выходить из положения через социальные сети.

У части преподавателей переход на дистанционное обучение ожидаемо вызвал отторжение и сопротивление. На одном из заседаний рабочей группы прозвучал даже пример преподавательницы Финансового университета, которая хочет уволиться, так как не может освоить дистанционный формат преподавания. И напротив, у части молодых преподавателей, как рассказал ректор РАНХиГС Владимир Мау, новый подход вызвал такой энтузиазм, что они, скорее всего, уже не захотят возвращаться к очным занятиям. Как изменятся вузы после COVID-19, гадать пока рано, важнее сейчас поддержать тех, кто не может адаптироваться: эксперты Минобрнауки продолжат консультировать их через специально созданный ситуационный центр и другие каналы; самим вузам тоже рекомендовано выработать инструкции по размещению материалов, привлечь в помощь преподавателям наиболее подготовленных студентов и так далее.

Проблемы с переходом на «удаленку» не ограничиваются сложностями внутри образовательного процесса. Одна из обсуждаемых тем — плата студентов за обучение, их стипендии и зарплаты преподавателей. Должны ли они меняться в новых условиях? Валерий Фальков несколько раз подчеркнул, что Министерство ставит задачу сохранить все социальные гарантии студентов и преподавателей. Во многих случаях нагрузка на преподавателей только возрастает, и снижать зарплату оснований нет никаких. Несколько сложнее ситуация с теми дисциплинами, которые принципиально не могут быть переведены в онлайн. Во многих случаях вузы переносят их на другой семестр. И хотя в общем случае Минобрнауки рекомендует преподавателям «добирать» рабочей нагрузки за счет организационной, научной или другой деятельности, для кого-то падение в рабочих часах явно окажется слишком серьезным. Но и в этом случае установленные внутренними документами университета минимумы нагрузки можно на время пересмотреть. Есть и еще один финансовый вопрос — отношения вузов с контрагентами в то время, когда учебные корпуса пустуют. Было бы разумно сократить охрану и частоту уборки, закрыть столовые. Рабочая группа готовит для вузов рекомендации, как юридически грамотно воспользоваться ситуацией форс-мажора, чтобы не испортить отношения с поставщиками услуг.

Другая проблема во время самоизоляции — общежития. Пока министр предоставил решать ее самим вузам, в общем рекомендовав учитывать возможности и интересы студентов. Если они хотят уехать и смогут заниматься удаленно из других регионов — прекрасно. Если это студенты-иностранцы, им, возможно, нужна еще и материальная помощь на дорогу. Если возможности уехать нет (сообщение с родной страной закрыто, нет средств на билет, дома недостаточно высокая скорость интернет-соединения для учебы) — надо разрешить оставаться. С ходу закрывать общежития, выселяя всех иностранных и иногородних студентов, с точки зрения министра, недопустимо. Фальков призвал коллег смотреть на перспективу: как такое директивное выселение скажется на планах российских вузов по развитию глобального образованию, по привлечению в них одаренных студентов со всего мира?

Сейчас по необходимости вузы закрывают вход в общежития для посетителей, вводят дополнительную санитарную обработку и другие меры предосторожности. Например, в МФТИ, как рассказал ректор Николай Кудрявцев, в общежитиях будут фиксировать вход и выход студентов. С контактами студентов вне вузов связан и вопрос медицинского просвещения. Научный руководитель Института образования ВШЭ Исак Фрумин обратил внимание участников рабочей группы, что некоторые университеты вообще не размещают на своих сайтах информацию о коронавирусе и не напоминают студентам и преподавателям о необходимости ограничивать социальные контакты. По зарубежному опыту, рассказал он, это приводит к тому, что студенты не понимают, зачем вообще вводится дистанционное обучение, раз они не в группе риска, и продолжают встречаться большими группами, например, в барах. Министр напомнил коллегам из вузов, что оставаться в стороне от просвещения нельзя.

Сегодняшнее заседание было по большей части посвящено вопросу волонтерства студентов в условиях эпидемии. Пожилым людям, для которых вирус наиболее опасен, сейчас рекомендуется не выходить из дома, и многим из требуется помощь. Как ее уже оказывают студенты ВШЭ в Москве, рассказала проректор вуза Валерия Касамара. По ее словам, у московских пенсионеров есть как бытовые запросы — привезти продукты, воспользоваться другими услугами через интернет, — так и интеллектуальные. Например, участники программы «Московское долголетие» не хотят в самоизоляции бросать занятия иностранными языками, и волонтеры устраивают им разговорную практику по скайпу. Фальков работу вуза оценил, но распорядился на одном из ближайших заседаний провести «более проблемное» обсуждение волонтерской работы. Эта тема не так проста, как в стандартных условиях: «Очень важно сделать это грамотно, а значит, не развернуть кампанейщину, всех студентов записав в волонтеры и рискуя и их жизнями, и тех пожилых людей, к которым они пойдут».

Выступление на сегодняшнем заседании генерального директора Университета «20.35» Василия Третьякова также показалось министру недостаточно конкретным. Третьяков напомнил, что в онлайне у вузов куда меньше инструментов, чем обычно, чтобы поддерживать мотивацию студентов. Помочь отслеживать ее могут технологии анализа данных, а повысит проектное обучение, отработанное Университетом «20.35» с несколькими десятками региональных вузов. Фальков предложил Третьякову представить на одном из следующих заседаний этот опыт так, чтобы региональным университетам было понятно, какие действия нужно предпринять, чтобы им воспользоваться.

На заседаниях рабочей группы в последние дни начались обсуждения и многих других вопросов: отпускать ли вузам на «удаленку» пожилых преподавателей и других сотрудников (это уже сделали, например, Высшая школа экономики и Санкт-Петербургский политехнический университет); как подготовиться к сессии и итоговой аттестации выпускников; как договориться с Министерством обороны о снижении рисков в военных учебных заведениях; как быть с производственной практикой в условиях «удаленки», тем более что многие компании отказываются принимать студентов. Судя по всему, у рабочей группы будет еще немало заседаний, чтобы найти решения для этих проблем. Пока Валерий Фальков ориентировал коллег не устраивать «выставки достижений народного хозяйства», выносить на обсуждение действительно проблемные ситуации, а не свой удачный опыт. «Ситуация во многих вузах далека от декларируемой», — признал он и подчеркнул, что Министерству и всем экспертам, вошедшим в рабочую группу, важно видеть происходящее глазами обычных преподавателей и студентов. Помогут этому опросы преподавателей и студентов, которые сейчас разрабатываются в нескольких университетах по поручению рабочей группы. Первый из них — среди студентов о том, как происходит переход на дистанционный формат обучения в их вузах, — начнется в социальных сетях к началу следующей недели, первые результаты разработчики обещают представить 6 апреля. Опрос для преподавателей появится чуть позже.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.