Сланцевая революция увеличила уровень преступности в сельских штатах Америки

Сланцевая революция увеличила уровень преступности в сельских штатах Америки

Unsplash

Сланцевая революция (добыча сланцевой нефти и газа) способствовала росту преступности в штатах Америки, где 50–60% населения проживает в сельской местности: Западная Вирджиния, Северная Дакота и Арканзас. Особенно увеличилось количество преступлений с применением насилия. В итоге каждый штат нес дополнительные расходы на борьбу с преступностью. К такому выводу пришли экономисты из Уральского федерального университета (УрФУ, Россия) и Шиппенсбургского университета Пенсильвании (США), которые использовали квазиэкспериментальную схему для анализа данных. Результаты исследования опубликованы в журнале The Extractive Industries and Society.

Исследователи проанализировали статистику с сайта ФБР по различным уголовным преступлениям, данные Центра исследований бедности Университета Кентукки, а также базы данных о показателях достижения человеческого капитала на государственном уровне, о неравенстве доходов и о занятости на государственном уровне. Они изучили статистику по всем штатам Америки за 1999–2015 годы и сравнили показатели до и после 2007 года, когда произошел сланцевый бум.

«Анализ показал, что в штатах, где проводится добыча сланцевой нефти и газа, в среднем ниже уровень безработицы. Вероятно, следствием этого стало уменьшение числа преступлений по отношению к семье и детям, а также уменьшение числа бродяг. Тем не менее эти штаты беднее, с меньшим количеством образованных людей, с меньшей долей частного сектора и с высокой долей государственного сектора. За годы сланцевого бума там увеличилось количество краж со взломом, а уровень насильственных преступлений вырос примерно на 36%. Из-за этого каждому штату пришлось дополнительно тратить на борьбу с преступностью примерно 15,67 млн долларов в год», — рассказывает соавтор исследования, профессор института экономики и управления УрФУ Кази Сохаг.

Уровень насильственных преступлений мог вырасти по нескольким причинам, полагают исследователи. Во-первых, фрекинговые работы (гидравлический разрыв пласта) предполагают создание низкоквалифицированных временных рабочих мест. Нередко в таких работах задействованы мужчины-мигранты с криминальным прошлым. Неравенство в количестве мужчин и женщин, с одной стороны, провоцирует определенные виды преступлений против женщин, а с другой — поощряет развитие бизнеса, связанного с барами, проституцией и наркотиками, отмечают авторы статьи.

«Со сланцевым бумом связано и усиление неравенства доходов: местный доход от роялти сосредоточен в руках небольшой части местного населения. Другие жители не получают выгоды или находятся в худшем экономическом положении. Неравенство обеспечивает рациональный стимул для совершения преступления», — поясняет Кази Сохаг.

В-третьих, жители этих штатов страдают от таких негативных факторов, как загрязнение, шум, качество воды, интенсивное движение транспорта. Это приводит к напряженности между местными жителями и временными работниками и, как следствие, вызывает рост насильственных преступлений. Все это — дополнительная нагрузка на местные органы власти и правоохранительные органы.

Для решения проблемы экономисты советуют несколько инструментов: сделать сланцевую отрасль более технологичной и сократить человеческий капитал в ней, усилить работу представителей правопорядка, перераспределить доходы.

«Поскольку местный доход от роялти сосредоточен среди небольшого сегмента местного населения, следует улучшить распределение доходов и богатства, чтобы повысить благосостояние жителей за счет оптимальной налоговой политики, — поясняет Кази Сохаг. — Кроме того, следует сократить ущерб, который наносит сланцевая добыча окружающей среде. Это снизит количество негативных факторов, влияющих на жизнь жителей штатов».

Авторы предупреждают, что обобщать результаты исследования на другие страны преждевременно. Следует учитывать политические, культурные и другие особенности каждой страны.

«Наши будущие исследования могут быть сосредоточены на Саудовской Аравии, России и Норвегии. Это поможет обобщить результаты с учетом вторичной или пространственной зависимости преступлений», — констатирует Кази Сохаг.