Вузы держат дистанцию: как коронавирус повлияет на российское высшее образование

Курс во время чумы

Steve Ringman/Reuters

Готовы ли отечественные университеты к вводимому для предупреждения распространения коронавируса дистанционному образованию, как оно будет выглядеть и где ждать помощи — в материале Indicator.Ru.

14 марта на сайте Министерства науки и высшего образования РФ появился приказ о новых правилах организации образовательной деятельности в российских вузах. Чтобы предупредить распространение COVID-19, руководителям университетов предписано предусмотреть индивидуальные каникулы для студентов, а все взаимодействие обучающихся и преподавателей в образовательном процессе организовать дистанционно. Новые меры вводятся с 16 марта. О переходе на дистанционное обучение уже заявили значительное количество столичных и региональных вузов, среди которых, в частности, такие крупные, как МГУ, МФТИ, СПбГУ, МГИМО, МГТУ, УрФУ, НГУ, РЭУ и НИТУ «МИСиС».

Российские университеты давно экспериментируют с дистанционными образовательными технологиями, но обычно дело ограничивается открытыми онлайн-курсами на собственных или других платформах. Зачастую задача таких курсов — привлечение абитуриентов, а не обучение собственных студентов. Дистанционная форма обучения сама по себе слишком напоминает заочные «фабрики дипломов», с которыми в России годами идет борьба: только в феврале мы слышали о необходимости закрыть «вузы-пустышки» от президента. Однако в условиях пандемии коронавирусной инфекции дистанционное образование становится способом не сэкономить, а защитить студентов и преподавателей от необходимости ездить в общественном транспорте и встречаться в полных аудиториях. Как и все организации, для которых это возможно, вузы переходят на работу из дома.

Насколько это реально технически? Сотрудники вузов Проекта 5-100, с которыми связался Indicator.Ru, не видят серьезных организационных препятствий переводу на удаленное обучение сколь угодно больших масс студентов. «Платформы крупных ведущих вузов к массовому дистанционному обучению, переходу на онлайн-трансляции лекций и семинарских занятий готовы», — говорит начальник отдела сервисов поддержки иностранных студентов и специалистов Тюменского государственного университета Таир Рахманов. И даже для тех случаев, когда качество соединения недостаточно высоко для полноценного участия в трансляции, можно найти выход. Например, использовать электронные учебники. Конечно, в условиях экстренного перехода к дистанционному обучению эти решения вузам придется находить быстро, но технических проблем возникнуть не должно. С этим согласны и представители других вузов, например директор Института открытого и дистанционного образования Южно-Уральского государственного университета Александр Демин: перейти полностью на удаленный формат в кратчайшие сроки позволяют и технические средства, и скорость интернета. Многие университеты, где есть большие группы студентов из Китая, уже опробовали эти подходы с ними. Так, ЮУрГУ за 10 дней организовал трансляции лекций для своих китайских студентов, установив в аудиториях новые веб-камеры. Университет ИТМО, по словам начальника Департамента открытого образования Андрея Лямина, воспользовался в этом случае открытыми массовыми онлайн-курсами. Единственная техническая проблема, с которой столкнулись вузы при этом, — недоступность некоторых интернет-ресурсов в Китае. Но сформировать набор инструментов, доступных для всех стран, подчеркивает Александр Демин, вполне возможно.

Потенциальные проблемы с переводом на дистанционное обучение лежат скорее в педагогической плоскости, считает профессор кафедры современных образовательных технологий Сибирского федерального университета Наталья Гафурова. Вопросы методической разработки занятий и модификации программ приходится решать индивидуально в зависимости от характера дисциплины. И если экономистов, дизайнеров, программистов и практически любых гуманитариев перевести на удаленное обучение просто, то как быть с инженерными и естественно-научными программами? Им нужна материально-техническая база для практики и лабораторных работ, и далеко не все элементы таких программ могут стать виртуальными. «Возможно, сложившаяся ситуация как раз даст толчок для развития новых технологий онлайн-обучения, которые смогут помочь людям без ограничений получать образование», — предполагает Лямин. В ЮУрГУ такие технологии кое-где уже используются, рассказывает Демин: в некоторых программах внедрены виртуальные лабораторные практикумы, максимально приближенные к реальным установкам. Но в целом развитие технологий дистанционного обучения до пандемии предполагало перевод в виртуальную форму теории, а не практики. Потому студенты инженерных и естественно-научных программ рискуют отстать от плана хотя бы по части предметов. В большинстве случаев, говорит директор Центра открытого образования Санкт-Петербургского политехнического университета имени Петра Великого Светлана Калмыкова, студенты смогут только посмотреть видеоматериалы по практическим дисциплинам и получить общее представление о запланированных по программе лабораторных работах. Наверстывать упущенное, считает она, нужно будет в реальной лаборатории: «Я не считаю, что виртуальная лаборатория сможет заменить собой реальную. Это игровой мир, если ты в нем что-то сломал, то можешь вернуться к началу, а в реальном мире такое невозможно. Кроме того, создание виртуальных лабораторий — это очень дорогостоящий процесс, а технологии быстро развиваются. Может возникнуть ситуация, когда то, что будет оцифровано сегодня, завтра окажется неактуальным».

Проблемой для тех дисциплин, которые не нуждаются в очных практических занятиях и могут быть оцифрованы в полной мере, может стать вечная сложность онлайн-образования — недостаточная мотивация участников. Конечно, дистанционное обучение в своем вузе, которое необходимо пройти, чтобы завершить семестр и не быть отчисленным, несет куда более сильную внешнюю мотивацию, чем случайный курс на открытой платформе. Тем не менее, уверен директор Центра новых образовательных технологий и дистанционного обучения Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета «ЛЭТИ» Александр Тимофеев, недостаточно просто предложить студентам проходить онлайн-курсы из дома. При переходе на удаленное обучение университет должен обладать опытом массового онлайн-образования, включая не только техническое сопровождение, но и качественную тьюторскую поддержку дистанционного учебного процесса. «Университет должен понимать, как в данной ситуации будут выстраиваться траектории обучения студентов: как будет построено расписание, как будет вестись поддержка студентов, как будут организованы вебинары и так далее», — соглашается с ним Калмыкова. Скорее всего, образовательный процесс на вынужденной «удаленке» будет представлять собой комбинацию из скайп-встреч, вебинаров и самостоятельного прохождения курсов на международных и национальных образовательных онлайн-платформах. Чтобы управлять этим, университет должен опираться на внутреннюю платформу управления образовательным контентом, например хотя бы на бесплатную LMS Moodle.

Впрочем, некоторые создатели образовательных онлайн-платформ — в частности, сооснователь одного из сервисов для корпоративного онлайн-образования Argon.School Дмитрий Буров — предлагают комплексные решения.

Argon разработан на основе гибридной блокчейн-платформы Power_ ecosystem. Уникальность нашей платформы заключается в том, что основная форма работы — это интерактивные семинары, когда слушатели курса работают не с видеозаписью лекции, а с преподавателем в онлайн-режиме. Записи семинаров ведутся автоматически и доступны сразу же после завершения занятий. Кроме того, преподаватели и студенты могут общаться как голосом, так и в чате, чтобы не отвлекать друг друга от занятия. Еще одна наша "фишка" — то, что преподаватель может прямо в ходе семинара давать студентам задания (задачи, тесты, открытые вопросы), а они их сразу же выполняют. Данные обо всех действиях обучающихся, в том числе о прослушанных курсах и качестве выполненных заданий, фиксируются в распределенном реестре и являются основой для их цифровых портфолио — это значит, что преподаватель будет точно знать обо всех действиях, которые студент совершал на платформе во время занятия. В ближайшее время в портфолио будут доступны также сертификаты и дипломы на блокчейне.
Дмитрий Буров
Сооснователь Argon.School

Еще одна потенциальная проблема — неготовность преподавателей к массовому переходу на дистанционное обучение. Это не значит, что педагоги в российских вузах не знакомы с технологиями дистанционного образования, технических проблем, как говорят в один голос эксперты, в переходе к удаленному обучению действительно мало. Но общение педагога и студента, который находится вне аудитории, может сильно отличаться от привычного. Есть даже точка зрения, рассказывает Гафурова, что преподаватель дистанционного образования — это совершенно другая специализация. С этим можно не соглашаться, но нельзя отрицать, что преподавателю требуется немало времени и усилий, чтобы перевести в онлайн рассчитанный на аудиторное занятие курс. Играют роль, по словам профессора СФУ, и традиции отечественного образования: «В Европе и Америке другая организация образования. Оно изначально было индивидуализировано и имело большой процент самостоятельной работы студента, нацеленной на получение маленького, но собственного результата. В ходе естественного развития образовательной системы при переходе в дистанционный формат эти требования органично были вписаны. В России же образование построено по принципу от мастера к мастеру, передача знаний и опыта происходит при непосредственном контакте студента и преподавателя». Кроме того, у студентов, особенно на младших курсах, часто нет опыта самостоятельной учебной деятельности, а значит, и их мотивацию нужно поддерживать более интенсивно, чем это предполагают классические онлайн-курсы для взрослых людей. Для сотрудников университетов — и для преподавателей, и для поддерживающих служб — дистанционное обучение внеплановым отпуском явно не станет.

Приведет ли вынужденный переход на дистанционное образование в вузах к новому всплеску развития в этой сфере? Представители университетов видят новые перспективы прежде всего в сфере международного образования. «Сетевая кооперация университетов разных стран в области онлайн-обучения не так сильно развита, и тут действительно есть большой потенциал для сотрудничества», — считает Александр Тимофеев из ЛЭТИ. Как это может выглядеть в будущем после COVID-19, описывает Светлана Калмыкова из петербургского Политеха: «Например, студенты, находясь у себя дома, изучают теоретический материал с использованием онлайн-курса (возможно, разработанного совместно разными вузами). У всех единая теоретическая основа, терминологическая база, а практические задания каждый выполняет в своем родном университете, в своей стране». На развитие сотрудничества, несмотря на карантины, рассчитывает и Андрей Лямин из Университета ИТМО: «Университеты России и мира могут вместе искать пути решения проблем, это способно сплотить сферу образования и сделать образование еще более открытым».

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.